Елена Стафьева о двух выставках Джузеппе Пеноне в Риме В Риме происходит настоящий бенефис заслуженного авангардиста Джузеппе Пеноне. В Palazzo della Civilta Italiana, штаб-квартире Fendi, при непосредственной поддержке марки открылась его большая ретроспектива "Matrice", а в римской галерее Gagosian -- камерная выставка его совсем свежих работ "Equivalenze" Входивший в конце 60-х в Arte Povera, одно из последних крупных авангардистских движений Европы, Пеноне к настоящему моменту уже превратился в национальное достояние. В процессе этого превращения его эстетика последовательно очищалась от всяких вызовов, а менявшийся социокультурный контекст делал ее все более доступной и комфортной. Arte Povera, в названии которого именно "бедность" была ключевой, тогда, в конце 60-х, противостояло всякому истеблишменту и всему, что было дорого и богато. Мусор вместо мрамора и гранита -- Пеноне со своим интересом к природным объектам и стихиям, деревьям и ручьям, а также "ручным" способам работы с ними, пришелся очень ко двору, и Джермано Челант, критик, куратор идеолог Arte Povera и автор самого этого названия, лично его отметил и причислил. У Пеноне никогда не было выраженного полемического задора, но его сближало с идеологией Arte Povera гуманистическое измерение, в котором существовали все его работы. Гуманистическое -- в прямом смысле этого слова, то есть сообразное человеку, его физическим параметрам и возможностям, его положению в мире. Молодой Джузеппе Пеноне совершает свои художественные жесты прямо в лесу вокруг его родного Гарессио под Турином (Турин был главным центром Arte Povera): вставляет в дерево отлитые в стали слепки собственных рук, переплетает ветви молодых побегов, помещает в ручей емкость с цементом, в котором отпечатаны его ноги, руки и лицо. Центром, где все сходится -- и воля субъекта и реакция объекта, и внешний мир и внутреннее содержание,-- оказывается глаз художника: "Rovesciare i propri occhi", серия из 16 черно-белых крупных планов самого себя в зеркальных линзах, которую Пеноне сделал в Турине в 1970 году. Это одна из самых ранних работ на выставке в Palazzo della Civilta Italiana. Другая, 1979 года, "Soffio di foglie",-- это отпечаток тела художника в куче листьев мирта (листья и тело -- сегодняшние, конечно). "Matrice" -- первая большая выставка Пеноне в Риме и первая выставка современного искусства, устроенная в невероятном пространстве Palazzo della Civilta Italiana с тех пор, как там два года назад разместились штаб-квартира и мастерские Fendi. В 2013 году Пеноне стал первым итальянским художником, приглашенным в Версальский дворец и парк, в 2014 году его "Prospettiva Vegetale" была устроена во флорентийском форте Бельведере, и нынешняя выставка окончательно утверждает его в статусе живого классика. В том, что местом для нее стал знаменитый шедевр муссолиниевской архитектуры, есть отдельное остроумие. Идеальные перспективы Palazzo della Civilta с полотен де Кирико, колоссальные травертиновые арки его фасада, фигуры Диоскуров по четырем углам, монументальные мраморные статуи по периметру, -- тоталитарная мощь, символизирующая абсолютный антигуманизм, как раз и была тем парадным искусством, против которого выступало Arte Povera. Когда днем идешь по огромным залам, эти мраморные статуи отражаются в окнах и служат фоном к стволам, сучкам, ветвям и листьям Пеноне. Сегодня они существуют бесконфликтно в едином пространстве, и противопоставление видно только глазу, привыкшему искать противопоставления. Но если мода и современное искусство где-то и встречаются, то именно здесь, а не на сумках и платьях. И между ними даже возникает некоторый разговор. CEO Fendi Пьетро Беккари говорит: "Пеноне -- итальянский художник с международной славой, с которым мы разделяем страсть к творчеству, высокий savoir-faire и постоянный диалог между традицией и инновацией". Феноменальное ремесленное мастерство, с которым Пеноне управляется со всеми своими объектами действительно родственно тому, с которым мастера Fendi работают с мехом и кожей, но куда интереснее другой смысл. В одном из залов лежат два куска мрамора ("Essere fiume", 2010): один Пеноне протянул по течению реки, и вода обтесала его, а второй он сам обтесал в своей мастерской, стараясь повторить форму первого. Понятно, что камень, выбранный и помещенный художником в любой контекст, перестает быть просто камнем -- но становится ли он произведением искусства, если рядом с ним не положить такой же, но обработанный рукой мастера? Это отличная метафора современного состояния моды, в котором главная дискуссия ведется о том, можно ли считать модой предметы, которых не коснулось ни ремесло, ни творчество. Искусство обсуждало этот вопрос более полувека назад -- мода же столкнулась с ним только сейчас. Всего на выставке 15 произведений разных лет -- картины, рисунки, скульптуры и инсталляции,-- но в каждом из двух залов царит, конечно, дерево. Деревья -- деревянные, бронзовые, мраморные, позолоченные внутри и покрытые воском снаружи -- его самые узнаваемые объекты. "Дерево для меня -- это идея совершенной скульптуры",-- говорит Пеноне. Дерево, бронзовый ствол которого переходит в мраморные корни, вызывает множество культурных ассоциаций, начиная с Дафны, превращающейся в мраморное дерево в руках Аполлона в скульптуре Бернини, стоящей здесь же, в Риме. Другое дерево занимает целый зал -- ствол 30-метровой пихты, найденный Пеноне в горах, разрезанный, выдолбленный и поставленный на свои сучки, как на ножки; в центре его -- бронзовая полая форма, повторяющая сердцевину дерева, как чья-то застывшая жизнь. Перед входом в Palazzo della Civilta Italiana стоит еще одно дерево, а последнее, специально заказанное, появится в апреле на площади перед магазином Fendi в центре Рима. А вот деревья в галерее Гагосяна выглядят не столько даже деревьями, сколько антропоморфными фигурами. Две бронзовые работы под общим названием "Equivalenze" кажутся сожженными молнией стволами, к которым крепко привязаны скрюченные фигурки. Все последние годы работы Пеноне, появляясь среди знаменитых видов, одновременно попадали и в пространство культурного энтертейнмента, становились изысканными эстетским декорациями. Возможно, эти скрюченные фигурки, которые будут не столько украшать, сколько тревожить в любом пейзаже, стали реакцией Джузеппе Пеноне на собственную канонизацию. "Matrice". Palazzo della Civilta Italiana, до 16 июля "Equivalenze". Галерея Gagosian, до 15 апреля Елена Стафьева

Коммерсантъ - Weekend: главные новости