Художник Гогорян: "Я вижу сны на армянском языке"

Галина Наумова, Sputnik. В тяжелые 90-е годы прошлого века Гогорян переехал в Россию, где его работы пользовались большой популярностью. Картины Гогоряна известны в Литве, Польше, Германии. Его полотна находятся в престижных галереях и музеях России и Европы. На постоянное место жительства в Калининградскую область Саргис Гогорян с семьей переехал более 10 лет назад. С 1999 года здесь постоянно проводились его выставки. В Калининграде, так же, как и в соседней Литве, работы художника пользуются большим спросом. Называйте меня просто Саргис В начале 2016 года мастер провел в Калининграде выставку посвященную своему 70-летию и 50-летию творческой деятельности. А в июне Гогоряну вручили премию Калининградской области "Признание". "Я очень переживал. Ведь в области есть другие более достойные претенденты на премию. Но это, наверно, нормально волноваться перед каким-то значимым в жизни событием. Перед выставками тоже всегда волнуюсь и когда мне дают слово на открытии не знаю, что сказать. Вот мои картины — смотрите. В последнее время прошу организаторов самим все говорить, а я молча стою рядом", — рассказывает Гогорян. Он очень скромный, при знакомстве просит называть его по имени. "Не надо по отчеству, — говорит он, — называйте меня просто Саргис". Сейчас художник готовится к выставке в Литве, которая откроется в конце мая в Вильнюсе. Пока уточняются даты и место проведения, печатается каталог работ. Картина Саргиса Гогоряна "Меня хорошо знают в Союзе художников Литвы. Было время, когда я ежегодно проводил там выставки. В 2015-2016 годах был перерыв. Сейчас вновь буду выставляться. Готовлю двадцать работ — это картины, написанные в прошлом и позапрошлом году. Еще плюс 10, которые в Литве", — рассказывает Гогорян. Художник рисует маслом, карандашом, в последнее время — пастелью. Но самая любимая техника, по его словам, акварель. "Акварель очень сложная и капризная. Но когда получается картина, она несравненна. Бывает, работаю акварелью смотрю, картина очень красивая получилась. А на следующий день смываю ее. Ведь она всего-навсего очень красивая, а надо, чтобы была таинственность, настроение. Я оставляю только лучшие картины", — делится художник. Он пишет портреты, натюрморты, работает в жанре ню, но больше всего любит пейзаж. Природа Балтики на картинах завораживает своей красотой. Возможно, именно поэтому его работы востребованы у литовских ценителей живописи. Портрет дочери Гогоряна Нетерпеливая клиентка С литовскими художниками Саргис познакомился на международном пленэре. Организаторам так понравились картины художника, что они предложили ему провести экспозицию в Клайпеде. Затем была выставка Союза художников Литвы по пленэру в Вильнюсе. "Потом были еще и еще выставки, — вспоминает художник. — У меня особая связь с Литвой. Я очень люблю участвовать там в пленэрах. Всегда царит потрясающая творческая атмосфера. Съезжается много художников, которые не только пишут свои полотна, но и помогают друг другу. Это очень продуктивная работа!". Как правило, потенциальные покупатели работ заранее знают, в каком городе будет проводится пленэр. Они часто приезжают из Клайпеды, Каунаса и других городов и наблюдают за работой. "У меня был случай, я писал картину туманного утра. За моей работой наблюдала писательница или поэтесса, уже не помню. Она долго сидела рядом со мной и ждала. Но терпения не хватало, ей скорее хотелось забрать картину, и она начала меня останавливать: "Уже хватит! Я и так куплю эту картину!". А я ей отвечаю: "Подождите, дайте мне закончить!", — смеется Гогорян. Картины Саргиса Гогоряна находятся как в частных коллекциях, так и в престижных галереях и музеях России и Европы. Он не считал сколько картин написал за свою жизнь. Поэтому скромно отвечает: "Может около тысячи". Хотя были периоды, когда в год из под его кисти выходило более 150 работ. Как это было в 1999 году, когда он впервые приехал в Калининградскую область. Влюбленный в Куршскую косу В Калининград Гогорян попал случайно. С 1964 по 1994 годы жил и работал в Ереване. 90-е прошлого века были тяжелые и он принял решение переехать в Москву. Там Саргис был востребован как профессионал, проводил выставки в Центральном доме художника, жил в подмосковном Солнечногорске. Затем переехал в Смоленск, но были проблемы с жильем и мастерской. "Как-то, когда я был в Москве в мастерской, ко мне зашла соседка, тоже художник. Она сказала, что к ней приехала знакомая из Калининграда и просит показать работы. Я согласился, и соседка пришла вместе с Татьяной Суворовой (нынешний директор Калининградского областного музея янтаря, ранее работала в Калининградской художественной галерее, — прим. Авт.). Суворова, посмотрев мои картины, предложила провести выставку в Калининграде", — вспоминает Саргис. Шел 1999 год. По словам Гогоряна, это было очень тяжелое время для художников. Даже в Москве и Санкт-Петербурге картины продавались с большим трудом. После выставки в Калининграде у Саргиса купили несколько работ. Здесь его творчество оказалось востребованным и оплачиваемым. "А еще мне понравился местный ландшафт. Особенно Куршская коса. Когда был здесь впервые, то неделю ездил и делал зарисовки. Эти прекрасные дюны, Балтийское море, когда оно совсем спокойно — великолепная природа! В результате через год я создал около 150 акварельных работ. Сейчас мои любимые темы — море, кувшинки, хутора", — продолжает рассказ художник. Тогда ему казалось, что все временно, и он обязательно вернется в Ереван. Он часто звонил друзьям, оставшимся в Армении, но они говорили, что в их стране художникам трудно. Чуть позже Гогоряну предложили перевести документы в Калининградское отделение Союза художников России, дали мастерскую. Потом у Саргиса появилась возможность купить собственный дом. "В Калининграде я получил большую поддержку. Одним из первых покупателей моих работ был Юрий Степанович Каджоян — сейчас он председатель Армянской региональной национально-культурной автономии Калининградской области, почетный консул республики Армения в Калининграде. Это широкой души человек. Очень много сделано им для армянской диаспоры. В основном благодаря ему диаспора имеет и церковь, и культурный центр. Кстати, иконы для церкви написал я. Работа была долгой, но очень приятной. Когда прихожу в церковь, забываю, что иконы написаны мной и преклоняюсь перед ними со всеми. Тепло на душе от того, что мои работы становятся историей — страницей в жизни армянского народа, нашей веры", — делится впечатлениями Гогорян. Немцы не понимают, как можно дарить картину Как творческий человек, Саргис порой дарит свои работы друзьям. Но бывают и исключения. "У меня и в Ереване, и в Калининграде много друзей-врачей. Им дарил и дарю свои картины. Был случай, когда я познакомился на таможне в Литве с отцом и дочкой, пригласил их к себе на выставку. Они пришли и даже купили мою куртину. Еще одна работа очень понравилась дочке. Я чувствую, что она хочет эту картину, но денег уже нет. И я подарил ей. Не мог иначе, — говорит Гогорян. — А в Германии нет понятия дарить картину. Один раз я сделал такой презент человеку. На следующий день он пришел ко мне и сказал: "Вы мне подарили картину, а я вам дарю 600 марок (денежная единица ФРГ до введения евро в 2002 году, — прим. Авт.)". Впрочем, чаще картины дарят Гогоряну. И это самые лучшие подарки для него, ведь рисует их средняя внучка Варя. Варя нарисовала портрет Гогоряна "Как-то я попросил внучку: "Нарисуй меня". Она ответила: "Давай, папик (дедушка — арм.)", — и взяла в руки мел и доску. Я сделал хмурое выражение лица — как у очень уставшего человека и долго ждал пока она закончит. И Варя нарисовала мой портрет! Хоть она и говорит, что не любит рисовать мой нос я ей отвечаю, что он нарисован очень удачно", — смеется Саргис. Гогорян очень сильно скучает по Еревану, и порой начинает ностальгировать. "Здесь, в Калининграде я чувствую себя гостем. Не могу принять, почувствовать себя постоянным жильцом. Это не моя Родина. Моя — Ереван. Я думаю по-армянски, я вижу сны на армянском языке. Иногда мне хочется вернутся назад, но знаю, что очень трудно все начинать с нуля. Здесь у меня есть все — жилье, работа, друзья, устроены дети и внуки. Но главное, здесь у меня есть мастерская — место, где я могу творить свои полотна", — заключает Саргис Гогорян.

Художник Гогорян: "Я вижу сны на армянском языке"
© Sputnik Армения
Sputnik Армения: главные новости