Ещё

Российский тенор: я скучаю по Баку, но там меня никто не встретит 

Российский тенор: я скучаю по Баку, но там меня никто не встретит
Фото: Sputnik Азербайджан
БАКУ, 7 мар — Sputnik, Алексей Стефанов. В Международный женский день в Московском музыкальном театре «Геликон-опера» пройдет традиционный «мальчишник», только в этом году капустник станет уникальным, поскольку к солистам «Геликона» присоединятся артисты Театра имени Вахтангова.
Среди тех, кто со сцены поздравит женщин с 8 марта, будет и солист «Геликон-оперы», уроженец Баку . «В этом концерте я пою песенку Бони из оперетты „Сильва“. Концерт будет отличным», — говорит тенор. Дмитрий Башкиров
Надеюсь в ближайшее время приехать в Баку
С Дмитрием Башкировым мы встретились у служебного входа в «Геликон-оперу» и, пройдя по длинным скрытым от зрителя коридорам театра, оказались в Белоколонном зале княгини Шаховской. До репетиции оставался час, и Дмитрий предложил пообщаться в этом большом и монументальном зрительском зале.
— Дмитрий, первым делом хочется спросить вас про Баку — вы же родились в столице Азербайджана?
— Да, я родился в Баку и прожил в самом центре города 13 лет. По национальности я русский, но мы были бакинцами в нескольких поколениях — мой прадед приехал в Баку сразу после революции. Они жили на Волге, но когда начался голод, было принято решение переправиться по реке в теплые края. Вначале добрались до Астрахани, а затем и до Баку. Мой отец родился уже в этом городе, тетя тоже, да практически все мои родственники.
— Скучаете по Баку?
— Конечно! Я прекрасно его помню, и периодически мне снится этот город. Детские воспоминания — они ведь самые яркие. Помню практически все: дом, двор, друзей, с которыми мы играли, учились, проводили время. Я всегда считал Баку потрясающе красивым городом, а сейчас, я знаю, он стал еще краше. Но, к сожалению, нам пришлось переехать — мой отец военный. С тех пор я в Баку не был — никак не получалось приехать. Но я все-таки лелею надежду, что в ближайшее время попаду туда. Просто съезжу, чтобы вспомнить детство и походить по родным местам.
— Кто-то из близких остался в Азербайджане?
— Если говорить о том, встретит ли меня кто-то в Баку, то нет — не встретит. Но приехать есть к кому — часть моих близких лежит на Бакинском кладбище. Дедушка похоронен в Баку, прабабушка, двоюродная тетя…
Ангел-хранитель по имени Муза
— Расскажите, откуда у вас такая любовь к оперному искусству — вы же хотели стать фармацевтом.
— Это достаточно интересная и смешная история. Я окончил музыкальную школу по классу фортепиано и, когда уже учился последний год, сказал, что никогда не свяжу свою жизнь с музыкой. Но видно, мы полагаем, а Бог располагает. После окончания школы, а мы тогда всей семьей жили уже в Серпухове, я поступил в медучилище, стал учиться на фармацевта. Но однажды случайно переключил телевизор на канал «Культура», а там шла опера «Тоска», главную партию в которой исполняла . Я послушал и сказал себе, что тоже так умею. С этого все и началось. Могу сказать, что сейчас я не мыслю жизни без своей профессии. Потому что все, чем занимался до того, как решил стать оперным певцом, — это было не мое.
— И что вы сделали для того, чтобы оперное искусство стало вашим?
— Вначале стал заниматься в вокальном кружке при Доме культуры. Пришел к педагогу и сказал: «Послушайте меня, пожалуйста». Но дело не пошло — я позанимался два урока и понял, что мне это не нравится. Даже не знаю, почему так получилось. А потом уже в училище меня попросили спеть на одном из конкурсов.
Я спел и наш директор Раиса Васильевна Елистратова (к сожалению, ее уже нет в живых) сказала: «Я тебя познакомлю со своей подругой, которая окончила музыкальное училище при Московской государственной консерватории, как дирижер-хоровик, пианист». И вот она привела меня к Музе Владимировне Агеевой, та послушала и сказала: «Сколько вам, мальчик, лет?» Я сказал, что 17 и она сказала, чтобы я пришел через год. Конечно же, я не дождался. Пришел чуть раньше, сказал, что мне уже 18 и начал заниматься. И ближайшие два с половиной года, которые учился на фармацевта, мы прозанимались с ней частным образом. А потом Муза Владимировна мне сказала: «Дима, вам надо поступать в консерваторию». Договорилась с бывшей ученицей, чтобы меня прослушали в Нижегородской консерватории. Я приехал туда, меня послушали и взяли.
Работы много и это радует
— С этого и началось ваша карьера оперного певца?
— Да, а на третьем курсе меня пригласили работать в Нижегородский оперный театр. Проработал я там недолго, полгода и появилось новое предложение — пригласили работать в Сыктывкар. Я приехал, проработал там три месяца, но, к сожалению, у меня там ничего не получилось из-за климата — зима в Сыктывкаре достаточно суровая, приходилось все время ходить в шарфе до глаз. Было очень некомфортно. Я считаю себя человеком южным, и для меня холодная зима была невыносима. В итоге я вернулся, закончил нижегородскую консерваторию, а на пятом курсе меня пригласил к себе работать директор Воронежского оперного театра Игорь Михайлович Непомнящий.
— А как он вас нашел-то в Нижнем Новгороде?
— Существует такая практика — ярмарка выпускников высших учебных заведений. Приезжают директора, режиссеры, слушают выпускников и если в каком-то театре необходим солист, то приглашают приглянувшегося кандидата приехать на прослушивание. А уже дальше либо заключают с ним договор, либо говорят: извините, вы нам не подходите. Но так получилось, что со мной подписали контракт и я проработал в Воронеже 13 лет.
— И дошли там до руководящей должности…
— Я был там и стационарным певцом, и последние полтора года занимал должность заведующего оперной труппой. Но решил оттуда уйти. Полтора года назад приехал в Москву, пришел на прослушивание в «Геликон-оперу» и  взял меня в свой театр, за что я ему очень благодарен. Театр, конечно, удивительный, здесь потрясающая атмосфера, и такое ощущение, что я работаю в «Геликоне» уже очень долго.
— У вас много различных наград, расскажите о них.
— Я лауреат ряда российских и двух — в Санкт-Петербурге и Ростове — международных конкурсов. Являюсь стипендиатом Вагнеровского фестиваля в немецком городе Байройте.
— Это что значит?
— Это своего рода стипендия, которая выражается не в деньгах, а в сертификате или дипломе, как они его называют. Соответственно, я ездил в Германию на две недели в Вагнеровский театр и смотрел оперы. Те билеты, за которыми люди стоят в очереди по шесть лет, чтобы попасть в театр, а он, к сожалению, работает только в летний период, я получил как награду. И попал на три фестивальных спектакля — «Лоэнгрин», «Парцифаль» и «Тангейзер». А потом был концерт лауреатов стипендиатов именно этой премии в мэрии города Байройта. И мы там уже сами пели.
— Вы успешный тенор, активно задействованы в спектаклях, какие у вас планы на будущее?
— Вы знаете, я никогда не загадываю, предпочитаю жить сегодняшним днем — утром встал и, слава Богу, что жив. Да и успех тоже дело такое — сегодня он есть, а завтра нет, поэтому лучше не зарекаться. Вот про то, чем занимаюсь сейчас, сказать могу — за полтора года работы в «Геликон-опере» у меня уже шесть партий. Сейчас готовится новая партия — в опере Верди «Фальстаф». Так что работы много и это меня радует.
Видео дня. Как отличить настоящий белый гриб от ложного
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео