Бенефис Надежды Величко, или Как таланты и поклонники становятся родными 

Бенефис Надежды Величко, или Как таланты и поклонники становятся родными
Фото: ProOren
К началу интервью актриса заканчивала примерку сценического платья из «Талантов и поклонников». Критически оглядывая сборки и кружева, с иронией вспомнила о фотосъемке для бенефисной афиши. О роскошном наряде, а еще макияже с накладными ресницами и шести часах работы на камеру.
— В итоге в печать пошел единственный кадр, где я ничего не играла, — сказала она. — Присела напоследок перед камерой, собираясь уходить. В очередной раз убедилась, что нарочитое лицедейство в моей профессии оправдано только задумкой режиссера, когда он ставит фарс, гротеск… В остальных случаях ценится искренность на сцене. Зритель ее чувствует. Однажды после спектакля ко мне подошел юноша с цветами и сказал: «Вы стали родной для всей нашей семьи».
— Вы мечтали о такой отдаче зала, когда выбирали профессию?
— К актерству меня мотивировало единственное желание — поделиться переполнявшей творческой энергией.
В моей школе №39 учительница русского и литературы создала школьный театр. Читали по ролям Толстого, Чехова, Маяковского. Вот тогда я полюбила театральную атмосферу. Мне так нравилось участвовать в чтениях, что я ревновала, если текст персонажа доставался другой девочке.
После нашего выпуска из десятого класса в Оренбург приехал Иркутский театр им. Охлопкова с приглашением в Иркутское театральное училище. Мастер курса Виталий Венгер отобрал меня в числе 14 оренбургских выпускников и предложил учиться актерскому мастерству в Иркутске.
Он пришел к моей маме лично, уговаривал отпустить меня, объяснял, что у современной Сибири ничего общего с местом ссылки декабристов. С Виталием Венгером нас связывала теплая дружба. Лет десять назад он написал книгу воспоминаний об артистах «Птицы небесные», одну из глав которой посвятил мне и прислал экземпляр в подарок.
Ехать в Иркутск я не боялась. В нашей оренбургской группе были не только вчерашние школьники, но и ребята взрослые, на которых можно положиться. Первое время мы там даже дом общиной снимали. Из нас только восемь человек вернулись работать в театре.
В 1978 году я дебютировала в Оренбургском театре драмы. Мне досталась серьезная роль в спектакле «Пусть не сойдется с ответом».
После два сезона играла в Рязанском театре. Приехала в Оренбург в отпуск, а здесь , работавший главным режиссером театра, собирался ставить «Капитанскую дочку», и предложил роль . От такого мне сложно было отказаться, да и по маме в чужом краю скучала. Вернулась в родной город и с тех пор бессменно служу в Оренбургском драматическом театре им. Горького.
Здесь я сыграла больше ста ролей, мне посчастливилось работать даже с  в «Серебряной свадьбе». Он приезжал в Оренбург на два спектакля. Первый вообще не помню, думала, от страха в обморок упаду. Второй спектакль прошел осознанно. Счастье играть с таким партнером. Взлетаешь и паришь, земли не касаясь, как на полотнах Шагала. Одним взглядом он передавал нужное состояние, мог даже играть спиной к зрителю.
— Сыграв Раневскую, вы упомянули, что Оренбург для вас — «Вишневый сад». Почему?
— Звук топора по дереву в этом спектакле дает ощущение невыносимой потери. Вишневый сад для меня — символ моей боязни потерять нечто святое, напоминание о том, что не нужно рубить корни, рваться в Москву или за границу. Как у Раневской: «Сад мой, не умирай…». (На этих словах из динамика на стене заиграла лиричная музыка, которая создала в гримерной атмосферу съемочной площадки и усилила восприятие монолога из чеховской пьесы до холодка по коже — прим. ProOren). В Оренбурге леса и степи, Бузулукский бор и дым от заводов, Европа и Азия — столько противоположностей. Они питают душу.
— У вас более ста ролей на сцене. Есть любимая?
— Одна из них — Шура в спектакле «Любовь и голуби». Сначала не представляла, как ее играть. Шуре 65 лет, но исполнять роль пожилой женщины не хотелось. Я подумала, с какой стати должна играть старуху? И нашла интересные сценические решения, исходящие из моих непосредственных реакций.
Вот в эпизоде, когда Леня схватил топор, а Вася голову положил на плаху. Актеров трясет, ведь мы не понарошку проживаем ситуацию. Когда топор отбросили, режиссер попросил моего партнера, заслуженного артиста России , что-нибудь мне сказать. В ответ на его реплику я обняла его от всего сердца. Когда этот момент сыграли в спектакле, зрительница в первом ряду шмыгнула носом и сказала: «Вот русская баба!». Зрители верят артисту, если сцена правильно прожита. Вот эта обратная связь и есть для меня главная награда.
Справка:
 — заслуженная артистка России, удостоены ордена «Служение искусству» II степени, лауреат премий и наград «Оренбургская лира», «Лучшая актерская работа года», «Альфа», «Кумир». Ее бенефис пройдет 26 марта на сцене Оренбургского драматического театра им. М. Горького. В этот вечер актриса выступит в роли бабы Шуры в спектакле по пьесе «Любовь и голуби» в постановке народного артиста РФ .
Начало в 18:30.
Видео дня. Что будет, если человек попадет в черную дыру
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео