Московские режиссеры «нарисовали» портрет зрителя нового экспериментального театра 

МОСКВА, 24 марта. /ТАСС/. Зритель нового экспериментального театра, приходящего на смену классической драме, честен с собой, обладает долей здоровой самокритики, любопытный и любит поговорить до и после спектакля на философские темы с режиссером и создателями постановки так, что сама дискуссия может длиться дольше, чем спектакль. Такой портрет современного зрителя нового театра «нарисовали» режиссеры, участники публичной дискуссии «Новый театр — новое время» из цикла «Говорим с театром» совместного проекта и фестиваля «Золотая Маска».
Российская Национальная театральная премия «Золотая Маска» учреждена в 1993 году Союзом театральных деятелей РФ и вручается спектаклям всех жанров театрального искусства: драма, опера, балет, современный танец, оперетта и мюзикл, кукольный театр. С 2002 года генеральным спонсором «Золотой Маски» является Сбербанк России.
Существенная разница
Перед началом дискуссии участники условились считать новый театр синонимом экспериментального поискового театра, а противоположностью ему — драматический традиционный театр. Как отметила ведущая, театральный критик Елена Ковальская, разница между этими двумя видами театром существенная: драматический театр сообщает смыслы, новый театр приглашает зрителей самим создать смыслы, драмтеатр держится на канонах, новый театр эти каноны разрушает, драматический театр воздействует, новый театр взаимодействует.
"В новом театре новая публика и по преимуществу люди, которые смотрят новые спектакли, в драматические театры не ходят. Есть даже такая статистика: люди, которых ходят в классический театр, покупают билеты в кассе, а люди которые ходят в новый театр, покупают их через интернет", — открыла дискуссию Ковальская.
Вы любите Хайнера Мюллера
По мнению драматурга «Гоголь-центра» , в большинстве случаев аудитория нового театра «честная, правдивая, с очень реактивной реакцией».
"Эта аудитория готова что-то про себя признать и сказать: да, правда. У нас в «Гоголь-центре» есть спектакль «Машина Мюллер», любимый спектакль для комментирования, там на сцене 17 голых человек. Я всегда начинаю с одной и той же фразы: «Здравствуйте, я рад видеть столько людей, которые любят Хайнера Мюллера. И несколько секунд нужно, чтобы зритель понял: ах, вот ты о чем! И потом он смеётся и говорит: да, я такой, я готов это признать», — описал современного зрителя нового театра Печейкин.
Сценограф, руководитель курса сценографии в Британской школе дизайна Галина Солодовникова, автор и идеолог театральной лаборатории Three Play в Суздале отметила, что ее перформансы посещали самые разнообразные зрители, и часто зрители становились участниками представления.
"Зритель совершенно разный на самом деле, для меня не настолько принципиально, что зритель должен быть молодой и новый. Проект Three Play проходил на реке, но мы боялись звать всех местных жителей, а в день показа оказалось, что местные зрители начали занимать места на берегах реки за два-три часа до начала. Спектакль этот про взаимодействие с природой и окружающим миром, и случайно частью перфоменса стали и рыбаки, и братки, которые устроили пикник под березой", — сказала Солодовникова.
Любопытство не порок
Режиссёр, руководитель курса в Московской школе нового кино рассказал, что не только в Москве, но и в регионах России зрители полюбили новый театр. Он привёл в пример опыт современного театра на 80 мест «18+» в Ростове-на-Дону. «Я очень доволен, как сейчас развивается театр, и не вижу проблем со зрителем точно. Билеты действительно очень сложно купить, их нет в продаже за несколько дней до спектакля. Жалко, что зал небольшой, но мы осваиваем новые пространства», — сказал Муравицкий.
Он отметил, что у зрителей в Ростове-на -Дону, несмотря на южную специфику, есть ценное качество — любопытство ко всему новому. «Зритель очень любопытный, и они достаточно адекватно реагируют на все, что происходит. Иногда обсуждения длятся даже дольше, чем сам спектакль», — заметил он.
Драматург признался, что зачастую зритель нового театра видит «между строк» даже больше, чем сам режиссёр.
"Театр без зрителей невозможен, мы провоцируем зрителей на реакцию. Важно, чтобы театр был нескучный. Единственный зритель, мнение которого мне действительно важно при просмотре спектакля, — это я, честно говоря. Я первый зритель, который его смотрит. Но с другой стороны, зритель может гораздо больше понять в спектакле, чем я сам", — сказал Диденко.
Видео дня. Реальные города-призраки со всего мира
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео