Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

В Театре на Таганке стряхнули пыль с «Чайки»

Театр на Таганке отметил 53 года со дня рождения, а точнее, с того дня, когда Московский театр драмы и комедии возглавил . Но не только годы считают на Таганке. Накануне праздника в театре показали четвертую за сезон премьеру — постапокалиптическую «Чайку 73458» с неутомимым директором Ириной Апексимовой в главной роли.
В Театре на Таганке стряхнули пыль с «Чайки»
Фото: ИзвестияИзвестия
В театре, который всегда был славен творческими экспериментами, а в этом году поставил рок-н-драму по повести Гоголя «Вий» и «иммерсивный» мюзикл «Суинни Тодд», на сей раз пошли по пути классики. Литовский режиссер Дайнюс Казлаускас признавался, что не желает «ломать хребет пьесе», а хочет лишь стряхнуть пыль с пожелтевших листьев, вступить в диалог с автором и следовать его концепции. Оттого и спектаклю с дотошностью архивариуса присвоил номер 73458 (подсчитано, что до этого пьесу уже ставили 73457 раз).
Однако есть в этой постановке нестандартное режиссерское решение. Казлаускас пускает по кругу события пьесы, зацикленные на фигуре Треплева. Исход и так всем известен, чего ломать комедию? «Чайка» номер 73458, лишенная интриги, ровная и спокойная, начинается с выстрела. А затем призрак Треплева в трогательном исполнении виновато слоняется по миру собственных воспоминаний, анализируя, когда и что пошло не так.
Время растянуто в этом меланхоличном спектакле-сновидении, убаюкивающем зрителя под музыку Игнаса Юзокаса и голоса персонажей, реплики которых впечатались в память Треплева. На сцене к тому же вечная ночь, почти космос с луной и звездами, куда периодически заглядывают два любопытных красных дьявольских глаза.
Под ногами — не то озеро, не то река Стикс. Персонажи, по замыслу художника Индре Пачесайте, ходят в резиновых сапогах и калошах, но жизненная трясина всё равно неумолимо их засасывает. Каждый вынужден играть роль чужую и неприютную, не находя желанной взаимности.
В спектакле сатирически выведены оба типа театра, описанные в пьесе. Достается и пафосной манерности отжившего старого стиля, который в уморительных пантомимах разоблачает Аркадина, и новомодным штучкам. Хотя некоторые из них прижились в той же «Таганке». Например, нет в постановке ни занавеса, ни навороченных декораций — как в пленэрном театре Треплева.
В актерском ансамбле очередной «Чайки», кажется, все на месте. И бесхребетный, слабый Тригорин (), и суетливая, но лиричная Маша (Юлия Куварзина), и энергичный молодой Треплев (), еще не успевший разочароваться в жизни.
Но главным украшением спектакля становится Ирина Апексимова, которая впервые за годы управления театром вышла на сцену в качестве актрисы. Она уже играла свою тезку Аркадину в постановке , в 2001 году восстановившего на сцене МХТ «Чайку» . Помог ей в подготовке к роли и опыт управления театром. Волевая, сильная женщина-командирша — такой предстает Аркадина в исполнении Апексимовой. Как бонус — возможность увидеть актрису, фанатку черного цвета, в элегантных белых платьях с затянутой талией и в декадентском купальнике.
Нину играет дочь Апексимовой . Апексимова-Аркадина, как на фотографию десятилетней давности, поглядывает на соперницу, которая один в один — она, только моложе. Заречная же отчаянно пытается стать Аркадиной — голос и манеры Авратинской во втором акте явно напоминают мамины.
Дуэт двух актрис, как и остальные актерские работы, — проблеск жизни в холодном, тусклом пространстве спектакля. Вопреки атмосфере загробного мира он населен не призраками, а живыми людьми, которые еще не разучились смеяться. Как выясняется, эксперименты экспериментами, а хороший классический актерский театр всегда востребован.