Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

«Ночь» рутины и «обязаловки». Зачем Волгограду нужна культурная революция

Что не так с музейными ночами? Чем привлечь человека, избалованного Интернетом, в музей? Есть ли будущее у библиотек? На эти и другие вопросы ответил музейный проектировщик, автор проекта «Мастер и мастерская» в Волжском Фёдор Ермолов.

«Ночь» рутины и «обязаловки». Зачем Волгограду нужна культурная революция
Фото: АиФ ВолгоградАиФ Волгоград

«Где мы, а где та эпоха?»

Видео дня

- Ваш проект интерактивной творческой студии «Мастер и мастерская» на базе студии около года работает в Волжском. Успешно?

- На акции, занятия, мастер-классы в стенах «Малковки», - как мы называем своё детище, - охотно приходят не только волжане, но и волгоградцы, есть посетители из Средней Ахтубы, Городища. Спрос на проект огромный. Постоянными друзьями проекта стали детский художник-график Валентина Цынова, керамисты и , художники Мария Антоненко, . У каждого из них сложилась уже своя аудитория.

Но реальность корректирует любые планы. Например, многие посетители интересуются, будут ли занятия по гончарному мастерству. Изначально в планах у нас таких мастер-классов не значилось. Думаем теперь, как выкручиваться. Мы проект общественный, не бюджетный. Вынуждены считать каждую копейку.

- Занятия у вас бесплатные, понятно, что в современных реалиях без пожертвований не обойтись. Охотно люди жертвуют? Не перевелись меценаты?

- С этим всё сложно. Доходы большинства сограждан оставляют желать лучшего. Но определённая, пусть и скромная помощь от добровольных пожертвований есть.

Удивляет другое: посетители приходят за знаниями не только по рисованию, декоративно-прикладному творчеству, но и к знаниям по теории искусства. Например, на лекциях по изобразительному искусству, художникам эпохи Возрождении искусствоведа Ольги Малковой яблоку негде упасть! Посетители на таких лекциях бывают всех возрастов - от школьного до глубоко пенсионного. Хотя где мы, а где та далёкая эпоха?

Что не так с «ночами»?

- Ваш музейный центр не участвовал в этом году в акции «Ночь в музее». Почему?

- Когда-то вместе с искусствоведом, музейным специалистом Татьяной Гаффар ваш покорный слуга был одним из инициаторов акции «Ночь в музее» в нашем регионе. И впервые мы эту акцию устроили около 10 лет назад в ИЗО имени Машкова.

С каким волнением мы тогда ждали начала акции. То паниковали: «К нам никто не придёт!». То наоборот: «Придёт огромная толпа - сметёт музей!». Но всё тогда прошло отлично. Это был прорыв в культурной жизни Волгограда.

- И как всё тогда прошло?

- В том, самом первом мероприятии участвовало где-то 500 волгоградцев. Сама идея акции «Ночь в музее» прижилась. Это хорошо. Но её наполнение сейчас совершенно другое, чем мы замышляли. Мы пошли тогда на новую инновационную форму работы музея с посетителями из-за желания раскрепоститься, порвать шаблоны, стереотипы о музеях.

В последнее время программы этой акции нужно согласовывать и утверждать с чиновниками облкультуры. Она стала для музеев дежурной обязаловкой, с заранее оговорённой «генеральной темой». В прошлом году «ночи» были ориентированы на юбилей , в этом - на столетие 1917 года и революции. Как «раскрепоститься» и весело, неформально пообщаться с гостями музея на теме Маресьева и революции - я не представляю. Может, чиновники знают?

«Ночь в музее» - это карнавал, мистерия. Но сейчас мы видим отступление от этого, рутину, и, боюсь, если ничего не изменить, то это начало угасания красивой акции.

Кто поссорил два музея?

- На днях в «Малковке» произошёл неприятный инцидент. Представители Волжского музейно-выставочного комплекса увезли к себе дорогостоящую демонстрационную аппаратуру на несколько сот тысяч рублей. Что случилось?

- Работа, слава богу, не парализована, обошлось. Но вот с «изъятием» аппаратуры в самом деле некрасиво вышло. Когда я подавал заявку на грант «Мастер и мастерская», был заведующим одного из филиалов Волжского музейно-выставочного комплекса. Когда оборудование для проекта пришло, его, понятное дело, оформили на музейный комплекс, а по факту это оборудование, закупленное на целевые внебюджетные средства и предназначенное именно для экспозиции музея-мастерской, от содержания которой музей в своё время отказался. Теперь коллеги из Волжского музея решили забрать дорогостоящую технику к себе. Формально они правы - это по-прежнему их имущество. Но можно же было сделать всё по-человечески! Скажем, заключить с нами официальное соглашение о партнёрстве. Допустим, к нам МВЦ направляет определённый поток посетителей, который мы обязаны обслужить, используя именно данное оборудование. Существующие рамки закона такой вариант допускают. Но наши коллеги решили «помахать в ювелирной лавке топором». Самое обидное, что оборудование, которое у нас изъяли, для работы МВЦ Волжского не подходит. Ему там негде работать - будет лежать на складах мёртвым грузом.

- В Волгограде продолжается оптимизация библиотек, уникальный музей музыкальных инструментов Евгения Пушкина задыхается без финансовой поддержки. Это неизбежная участь культурной сферы - сокращаться в кризис?

- Библиотеки по своей организации работы ещё более сложное предприятие, нежели музеи. Удержать к ним интерес архитрудно, особенно в крупных городах. Нужны какие-то совершенно другие формы работы, чем были ещё 10-15 лет назад. Иначе мы останемся с библиотеками на три-четыре посетителя, разумеется, если это не уровень «Горьковки» или областной юношеской.

И второй момент. Так называемая оптимизация учреждений культуры не должна иметь ничего общего с дефицитом финансирования. Это чисто управленческая стратегия по уходу от неэффективных статей расходов. В нашем случае оптимизация превратилась в какое-то пугало для десятков библиотек и музеев. И это очень не здорово.

Зачем нужно встряхнуть Волгоград?

- Итак, привлечь людей в библиотеку всё сложнее. А в музеи?

- Музеи также пребывают в кризисе идентичности. Но здесь проще. Поле для тактического манёвра у любого музейного центра есть. Главное - отойти от шаблонов минувшего века: посетитель смотрит чего-то там за не всегда чистым стеклом, музейный смотритель присматривает за порядком в зале. И на этом всё.

Музей должен быть интерактивным. Принцип работы «пару горшков переставили местами - открывай новую выставку» уже не прокатывает, интереса публики к такому не будет.

Если центр скучен, неинтересен, статичен, его не спасут никакие «принудительные» экскурсии школьников и студентов. Музей нового формата, возможно, должен быть одновременно и семейным клубом, и площадкой для общения, полезного досуга, клубом по интересам с элементами просвещения. Мы, по крайней мере в рамках «Малковки», именно так пытаемся жить и работать.

- Полезна ли будет нашему городу культурная революция по аналогии с теми попытками, что предпринимались в Перми или Урюпинске?

- Любому современному городу, и Волгоград не исключение, нужны некая смысловая культурная встряска и глубокая перезагрузка, переосмысление культурных кодов, смыслов, традиций города. Пермь после такой перезагрузки стала совершенно другим городом по ощущению, восприятию, в том числе самими горожанами.

Вопрос подъёма культурного уровня жителей нужно ставить жестче и серьёзнее - это вопрос выживания всей нашей цивилизации.