Почему не музей? Церковь претендует на владимирские памятники архитектуры 

Почему не музей? Церковь претендует на владимирские памятники архитектуры
Фото: АиФ Владимир
Такое заявление сделал генеральный директор Вла­ди­ми­ро-Суздальского му­зея-за­по­вед­ника (ВСМЗ) на совещании в  по дальнейшей судьбе руководимого им учреждения.
Что хотят забрать?
Эти памятники находятся во Владимире, Гусь-Хрустальном и Суздале: Золотые ворота во Владимире, объект из списка Всемирного наследия (XII век); Троицкая старообрядческая церковь во Владимире, в которой расположен Музей хрусталя (начало XX века); Георгиевский собор в Гусь-Хрустальном, где располагается Музей хрусталя (начало XX века); Успенская трапезная церковь Спасо-Евфимиевского монастыря в Суздале, объект из списка Всемирного наследия ЮНЕСКО (XVI век); Спасо-Преображенский собор Спасо-Евфимиевского монастыря в Суздале, объект из списка Всемирного наследия ЮНЕСКО (конец XVI века); Звонница Спасо-Ев­фи­ми­ев­ско­го монастыря в Суздале, объект из списка Всемирного наследия ЮНЕСКО (XVI-XVII вв.); Приказная изба Покровского монастыря в Суздале (XVII-XVIII вв.); Знаменская церковь в Суздале, в которой располагается экскурсионное бюро ВСМЗ, (начало XVIII века).
Большинство этих музейных зданий слу жители культа планируют использовать по изначальному назначению, то есть как церкви и колокольни.
— Все эти объекты (кроме Троицкой церкви во Владимире, на которую претендуют старообрядцы) рассчитывает вернуть себе, опираясь на федеральный закон № 327 от 2010 г. о реституции церковного имущества, в связи с чем идёт процесс сбора необходимых документов, которые отсылают в , — подтвердил официальный представитель Владимирской епархии отец Евгений (Липатов).
Отец Евгений уточнил, что РПЦ претендует не на всё сооружение Золотых ворот, а только на ту часть, в которой до революции была надвратная Ризоположенская церковь (сейчас там диорама «Решающий штурм Владимира войсками хана Батыя 7 февраля 1238 года» и часть военной экспозиции). То есть Церковь готова соседствовать в «символе Владимира» с музейщиками. Липатов говорит, что в Ризоположенской церкви, освобождённой от экспонатов, епархия собирается проводить регулярные богослужения.
Почему есть угроза?
Отец Евгений процесс переговоров Владимирской епархии с генеральным директором ВСМЗ Игорем Конышевым оценивает так: — Разговор конструктивный. Он, по крайней мере, понимает наши вопросы, а всё остальное нужно предоставить делу закона и юридическим службам.
Но, по словам заместителя гендиректора Владимиро-Суздальского музея-за­по­вед­ника по коммуникациям Сергея Захаркова, претензии РПЦ на 8 музейных объектов Игорь Конышев расценивает как «угрозу существованию самого музея»:— Если эти 8 объектов взять, то музейные предметы и экспозиции из них сохранить в других помещениях совершенно точно невозможно. Это — угроза существованию музея, — заявил Сергей Захарков.
Гендиректор ВСМЗ, выступая в Минкульте, на теме реституции церковного имущества, принадлежащего музеям, заострил внимание специально, чтобы министр культуры и музейное сообщество задумалось:
— В его устном выступлении эта проблема была обозначена как главная, и не столько наша, сколько федеральная. Там же был и Пиотровский, который активно участвует в теме с «Исаакием». Самое главное, что поставлен вопрос, что к этому закону № 327 необходимо выработать некий правовой механизм, как действовать, и создать прецедент в каком-то регионе, чтобы этот путь пройти. Думаю, что министр обратил внимание на этот вопрос. Мы сейчас ждём протокол заседания, где эта проблема, которую надо разрешить, будет обозначена со всеми поручениями министра, — заявил Сергей Захарков.
Комментарии
Почётный президент Владимиро-Суздальского музея-заповедника Алиса Аксёнова:
— Моя позиция старая — это все особо ценные объекты культурного достояния, которые не подлежат передаче. Не случайно их собрали под одно руководство. Мое мнение тоже прежнее: ни шагу назад! Слишком тяжёло дался каждый объект! В Спасском монастыре в Суздале 44 года была тюрьма, а потом там планировали сделать комсомольский молодёжный центр. Мне пришлось выступить в Совете министров, такую речь закатила: нельзя, это уникальный архитектурный ансамбль, который отдать ни под какие цели, кроме музейных, нельзя. И решение правительства изменили. Это было в 1967 году. И сейчас, через 50 лет, цветущий комплекс отдать?!
Заместитель председателя комитета по науке, образованию и культуре :
— Вопрос неоднозначный. Проблема в отработке модели совместного использования зданий. К сожалению, наша страна — в отстающих. Во многих странах этот вопрос даже не стоит: в собственности церкви этот объект, или он музейный. Выглядит всё одинаково. У нас это не отработано, но мы должны к этому идти. Если памятник представляет ценность — значит, он должен быть открыт для всех, там должны быть условия и для верующих, и для туристов.
Видео дня. Самые большие кладбища списанной техники
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео