Ветхие пленники «Медной горы» 

Ветхие пленники «Медной горы»
Фото: Уралинформбюро
«Квартал ювелиров» может исчезнуть.
Строительство помпезного небоскреба «Медная гора» в «Екатеринбург-Сити» еще не стартовало, а вокруг него уже кипят жаркие дискуссии. Неудивительно: ведь речь идет о территории исторической застройки. Точнее, «расстройки», ибо из 54 старинных усадеб, стоявших здесь еще в начале ХХ века, ныне в живых осталось всего пять.
Как спасали «Парк ремесел»
Судьба усадеб на этом участке — зримый пример того, что бывает, когда государство бросает памятники на произвол судьбы. Сначала они просто ветшают и рассыпаются, а потом на эти полуруины приходят предприимчивые дельцы, которым и закон не указ, и мнение общественности глубоко «побоку».
Район, в котором планируется возведение «Екатеринбург-Сити», до революции называли «кварталом ювелиров»: там жили известнейшие на Урале камнерезы и золотых дел мастера. Например, Иван Анфиногенов (он был избран городским головой), Петр Антипин и даже легендарный  — прототип бажовского Данилы-мастера.
В 2009 году, когда сделала первый пробный «заход» на эту площадку, квартал уже растерял былое великолепие, да и большую часть памятников заодно. Но даже тогда усадеб на этой площадке стояло явно больше, чем в наши дни. И градозащитникам пришлось чуть ли не бросаться под бульдозеры, чтобы спасти хотя бы некоторые из расположенных здесь объектов культурного наследия.
Архитектор предоставила «Уралинформбюро» эскизы первого проекта «Екатеринбург-Сити», разработанного французским бюро Valode&Pistre по заказу УГМК-холдинг. На них территория делового квартала «поглощала» все пространство между улицами Бориса Ельцина и Октябрьской революции. И никаких памятников на той схеме не было в помине.
На схеме застройки «Екатеринбург-Сити» 2009 года никаких памятников нет вообще. Фото: из архива Марины Сахаровой.
"Ко мне тогда обратилась группа художников и попросила разработать проект «Парка искусств и ремесел», чтобы защитить стоящие здесь объекты культурного наследия, -вспоминает собеседница агентства. — В тот момент дело дошло уже до столкновения активистов с бульдозером застройщика. Как раз ждали гостей саммита , всю эту территорию планировалось взять под усиленную охрану, и «сверху», видимо, поступило негласное указание эти домишки по-быстрому снести".
Проект Сахаровой предусматривал включение в «неприкасаемую зону» не только объектов, занесенных в госреестр ОКН, но и «ценную историческую среду». Например, дом Ястребова, более известный екатеринбуржцам как «дом художника Елового». Усадьбы предполагалось не только восстановить, но и приспособить — но не под нужды акул бизнеса, а для исторического просвещения горожан. Этакая музейно-развлекательная зона с реально работающими ювелирными и художественными мастерскими.
Альтернативный вариант застройки участка: музейный комплекс «Парк культур и ремесел». Фото: архив Марины Сахаровой.
На заседании градсовета Екатеринбурга концепция «Парка искусств и ремесел» подверглась критике. Тем не менее, по итогам бурной дискуссии застройщика обязали два памятника в этой зоне сохранить, а в отношении остальных предусмотреть возможность переноса. А после того, как проблема была вынесена на общегородской круглый стол с участием архитекторов, уже на областном уровне была создана рабочая группа, которая рекомендовала застройщику переделать проект «Екатеринбург-Сити».
Перекупить. Перенести. Ждать землетрясения.
Нынешний вариант бизнес-центра, нарисованный по заказу УГМК архитекторами из ульяновского бюро «Простор», навевает ассоциации то ли с гигантской друзой горного хрусталя, то ли с эльфийскими дворцами из «Варкрафта». Судя по эскизу, пять чудом уцелевших здесь памятников будут банальным образом «пристегнуты» к высотному офисному комплексу.
Так выглядит «Медная гора» в представлении проектировщиков из Ульяновска. Фото: stor.pro.
В одном из них — доме ювелира Антипина ныне размещается отдел продаж УГМК-холдинга. Дом Жолобова продан с молотка некоей компании «Центр-2000». Дом хирурга Соколова арендует Национально-культурная автономия татар Свердловской области. Усадьба селекционера Казанцева — «пионера» уральского садоводства принадлежат Свердловскому областному краеведческому музею.
А вот бренные руины двух «домов-тезок» — ювелира и краеведа Анфиногеновых прикупило на другом аукционе ООО «Екатеринбург-Сити», дочерняя структура УГМК. Причем за солидные деньги — 11 миллионов рублей. Зачем? Неужели собирается восстанавливать, как требует закон: по бревнышку, один в один, без применения современных стройматериалов?
"Надо смотреть экономику проекта, — сообщил «Уралинформбюро» руководитель пресс-службы компании . — Но если говорить о памятниках в перспективных планах застройки, то этот вопрос находится под контролем госорганов, а значит, все памятники будут сохранены".
Предельно исчерпывающий ответ! Впрочем, есть и другие версии. Как считает Марина Сахарова, на протяжении многих лет защищавшая от уничтожения памятники на этой площадке, здесь имеет место хитроумная рокировка: перенести эти объекты на другое место, передав права на них другому собственнику вместе с охранными обязательствами.
Кстати, оптимальным вариантом считает перенос оставшихся усадеб в некую искусственно созданную историческую зону и глава градсовета Екатеринбурга . По его словам, такая методика практикуется во многих странах, например, в Финляндии. Но в России закон разрешает такую процедуру лишь в исключительных случаях, к которым не относится застройка территории объекта культурного наследия хайтековским «новоделом».
Градозащитники и историки пока видят единственный результативный способ сохранения старинных усадеб — не строить здесь вообще никакого новодела. Такую позицию высказали в беседе с «Уралинформбюро» директор Музея плодового садоводства Среднего Урала Геннадий Короленко и научный сотрудник Музея истории Екатеринбурга Евгений Бурденков.
Тем паче, что возводить здесь высотки даже с геологической точки зрения небезопасно. По словам Короленко (геолога по основной специальности), на этой площадке — тектонически неустойчивые грунты. Даже микро-землетрясение — а они в Екатеринбурге случаются — может вызвать подвижку плит, безвредную для небольших строений, но смертельно опасную для небоскребов.
Когда-то здесь стояли купеческие усадьбы…
Ворота на замке — чтоб «случайно» не сгорело.
Мы решили прогуляться по стройплощадке будущего «Екатеринбург-Сити», чтобы понять, в каком состоянии пребывают останки «квартала ювелиров», попавшие в зону будущей застройки. Скажем честно: подобраться к ним на расстояние детальной фотосъемки стоило больших трудов. Хотя бы потому, что стройплощадка «Медной горы» огорожена глухим забором. На воротах — КПП с грозными охранниками. «Стой, кто идет?» — кричат они в спину случайному прохожему.
Пришлось придумать легенду: мол, идем в Музей истории плодового садоводства Среднего Урала. Этот уникальный во всех смыслах дом расположен как раз в эпицентре застройки «Екатеринбург-Сити» — на Октябрьской Революции, 40. Именно здесь известный селекционер Дмитрий Казанцев в 1914 году разбил сад, ставший колыбелью и «лабораторией» для всего уральского плодового садоводства.
Здесь сто лет назад зародилось уральское плодовое садоводство
Его усадьба была реставрирована несколько лет назад за счет областного бюджета. Сегодня здесь проходят экскурсии, устраиваются тематические вечера. Два года назад Музей даже поучаствовал в высадке яблоневой аллеи перед башней «Исеть». И за судьбу усадьбы Казанцева руководство Свердловского областного краеведческого музея (чьим филиалом строение является) вроде бы спокойно.
"Между музеем и УГМК уже достигнута договоренность по разграничению участков. Мы вкладываем туда деньги, находимся в постоянном рабочем взаимодействии с УГМК", — сообщил агентству источник в СОКМ. Директор краеведческого музея Наталья Ветрова подтвердила эту информацию. «У нас не было с представителями УГМК разговора по реконструкции этого объекта, но абсолютно точно и сад, и усадьба здесь останутся, — заверила она корреспондента „Уралинформбюро“. — Они нам обещали помочь с благоустройством сада».
Всё, что осталось от дома купцов Лукиных
Территория музейного сада — с раритетными породами плодовых деревьев, выращенных Казанцевым и его учениками — сегодня наглухо огорожена забором, а калитка забора подперта тяжелой доской. Музейщики говорят, что это — защита от бродячих собак, стаи которых облюбовали соседний пустырь. Но обугленные руины дома купцов Лукиных, сиротливо торчащие на соседнем участке, любого стороннего наблюдателя наведут на тревожные мысли. Как говорится, на государство надейся, а ворота держи на замке. Евгений СУСОРОВ
Видео дня. Как простой моряк стал королем каннибалов
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео