Ещё

Куда исчезают объекты стрит-арта после фестиваля «Стенограффия» 

Куда исчезают объекты стрит-арта после фестиваля «Стенограффия»
Фото: Областная газета
В Екатеринбурге завершился фестиваль уличного искусства «Стенограффия», в рамках которого молодые художники абсолютно легально разрисовывали стены домов, гаражей и даже машины! «ОГ» представляет лучшие, по нашему мнению, работы 2017 года. О судьбе работ, создающихся в рамках фестиваля, а также развитии стрит-арта движения (уличной живописи) в столице Урала корреспондент «ОГ» поговорил с соорганизатором «Стенограффии», экспертом в сфере стрит-арт-объектов Екатеринбурга Алексеем Шаховым.
— Алексей, везде, где активно развивается граффити-культура, век работ недолог: часто популярные места закрашивают новыми работами. Происходит ли такое в Екатеринбурге?
— Судьба почти всех работ различается. У нелегально сделанных граффити жизненный цикл достаточно короткий. Чаще всего их оперативно перекрашивают коммунальные службы. Работы, сделанные в рамках «Стенограффии», живут дольше. В основном их не закрашивают и поверх них практически не рисуют. У нас выработалась некая местная граффити-культура: если художник понимает, что он не может лучше, он не трогает работу. Самое смешное, что здесь работает и обратное свойство. Так в рамках «Стенограффии»-2015 была официально согласована и запущена первая в Екатеринбурге легальная граффити-стенка на перекрёстке улиц Гоголя и Малышева. Самый первый рисунок сделала московская команда «Немы» (NOWE) — тэги (подписи), которые смываются в огромную воронку. За три года существования этой легальной граффити-стенки никто не осмелился изменить её. Видимо, первоначальный рисунок оказался настолько крут, что его никто не трогает. Хотя пространство вокруг него (будки, мусорные баки, соседние стенки) всё «перекрыто» какими-то тэгами и другими граффити. Ещё один момент: работы со временем устаревают. С них начинает осыпаться краска. Например, сейчас такая ситуация с рисунком Марины и Ивана Ягоды на Шейнкмана, 45 — пожилые люди в 3D-очках. Но, конечно, есть местные художники, которые не понимают, что на каких-то действительно крутых работах не стоит рисовать. На здании Музея ИЗО на улице Вайнера был огромный рисунок испанского художника Sam3. Поверх него некоторые местные граффитисты просто по-хулигански написали свой тэг. Так что работы уличных художников не вечны. Такова жизнь. К примеру, новосибирский граффитист Никита Nomerz называет любые изменения граффити — будь то тэги или облезающая краска — морщинами на лицах работ. Вообще же стрит-арт и создан для того, чтобы прожить какое-то время и исчезнуть.
«Ключник» — продолжение серии арт-работ, которую на протяжении нескольких лет на «Стенограффии» реализовывает новосибирец Никита Nomerz (улица Стрелочников, 13). Фото:
— Приходилось ли сталкиваться с тем, что какие-то арт-объекты «Стенограффии» уничтожались коммунальщиками или жителями соседних домов?
— В 2015 году была выполнена серия работ Ивана Ягоды — он легально разрисовал электробудки в Екатеринбурге. На подъезде к вокзалу стоял чемодан, на углу переулка Банковского и улицы Малышева — сейф, в здании колледжа Ползунова — джойстик от Денди. Из всех работ Ягоды осталась лишь одна — магнитола напротив здания бывшего «Рубина». Остальные были закрашены серой краской — видимо, некие службы приняли арт-объекты просто за вандализм. Поэтому закрасили. Хотя с городскими чиновниками всё это было заранее согласовано.
— Осенью прошлого года в Екатеринбурге произошёл громкий инцидент: вандалы краской из баллончика разрисовали трамваи. Это, естественно, бросает тень на тех, кто пытается направить стрит-арт-культуру в некое мирное русло. Как вы относитесь к такого рода «перформансам»?
— То, чем занимались ребята, называется «бомбинг». Сейчас я скажу своё личное мнение: это важная часть граффити-культуры. Из этих художников вырастают ребята, которые в будущем могут делать что-то большее. Мне как горожанину видеть это не больнее, чем огромный рекламный баннер на борту трамвая.
— Кто из художников граффити сейчас в тренде в Екатеринбурге?
— Сложно сказать. Скорее всего, просто кто-то из «старичков» начинает активнее работать. Сейчас я очень часто начал встречать работы Ильи Мозги. Но он действует с 2014 года. Не могу назвать его новичком. Появляется больше новичков не в субкультуре уличных рисунков, когда это огромные полотна с философским посланием, а именно в бомбинге и тэг-культуре.
На электробудке, располагающейся на территории ГКБ № 40, художники и  нанесли контур рисунка — бумажных журавликов, а пациенты и врачи больницы сами разукрасили их работу. Фото: Владимир Мартьянов
— Чувствуется ли изменение в отношении жителей города к работам уличных художников?
— За 8 лет проекта «Стенограффия» отношение действительно изменилось. С каждым годом становится всё проще договариваться. Всё больше людей начинают понимать, что уличное искусство может быть легальным и с некими посылами. К граффити стали относиться как к искусству, а не как к банальному маранию зданий. Но до идеального контакта ещё далеко. Об этом свидетельствует недавний случай. В одном из дворов Уралмаша художник закрасил машину и гараж-ракушку, как будто вырезал их из пространства с помощью «Фотошопа». Часть пользователей Сети резко высказалась в адрес авторов работы, посчитав, что машину разрисовали нелегально. Несмотря на то, что оба объекта уже были заброшены и не эксплуатировались, мы всё равно заранее договорились с её хозяином и хозяином гаража. Так что всё было по закону. После эти объекты будут вырезаны из пространства по-настоящему и уйдут в утилизацию.
— Какое условное место Екатеринбург занимает по сравнению с другими городами России по развитию стрит-арта?
— В столице Урала знакомятся и творят очень много художников из разных городов. Они придумывают совместные проекты и тем самым двигают нашу культуру вперёд. По моему мнению и по мнению многих художников, с которыми я общаюсь, Екатеринбург — это российская столица современного стрит-арта.
Было:
В 2014 году в Екатеринбурге на улице Попова, 9/16 появился гигантский портрет Петра I и Екатерины II. Через несколько лет зданию потребовался ремонт: чтобы удалить старую штукатурку, «под нож» пустили и шикарный рисунок — стандартное окончание «земного пути» стрит-арт-работы.
Стало:
Опубликовано в №124 от 12.07.2017 под заголовком «Куда исчезают картины?»
Видео дня. Самые пугающие истории о Бермудском треугольнике
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео