«Город, которого нет…»

Сегодня в Доме Поклевских-Козелл открылась выставка, посвящённая 100-летию со дня рождения известного уральского художника Бориса Семёнова. Его называют «мастером акварели» и до сих пор пытаются разгадать, как достигалось это «неповторимое чувство семёновского нюанса». А вдохновение Борис Семёнов черпал в городе, который стал для него почти родным. «Свердловск». Перспектива ул. Ленина, вид на дом Севастьянова, акварель. Борис Семёнов Будущий художник Борис Семёнов родился в год революции в Петрограде. Он воспитывался в творческой среде, учился в Ленинградском художественном училище, где до революции преподавали такие мастера как Крамской, Чистяков, Билибин — основатели школы высокого культурного рисунка. А в 1938 году по распределению Борис Семёнов попал в Свердловск, где как раз художественное образование позволило ему выжить. Он получал заказы на оформление городских праздников, делал портреты вождей. Интересная деталь — за это его называли «сухачом», поскольку такие портреты писались так называемой «сухой кистью». Но совсем не сухим, не тривиальным было его творчество за пределами агитационной работы. Настоящая отдушина для художника — пейзажи и городские виды Свердловска, который у него получался отнюдь не суровым и индустриальным, а лиричным, даже нежным, как и должно произведениям мастера акварели. «Вечерний Свердловск». Вид на гостиницу Исеть, акварель. Борис Семенов — У Бориса Семёнова не было альтернативы — он писал и то, и это, — рассказывает «ОГ» куратор выставки Владимир Быкодоров. — Портреты членов политбюро — ради денег. Тогда это было востребовано, за это хорошо платили. А те акварели, что на нашей выставке — это для души. Индустриальный пейзаж был модным жанром в советские годы. В те годы было круто: налево посмотришь — завод, направо — завод, спереди и сзади тоже заводы, всё в трубах, и все трубы дымят. Это сейчас думают об экологии. А тогда думали: «Мы преобразовываем мир, создаём гигантские производства, на которых выплавляется гигантское количество меди и стали!» Людей изображали маленькими, главное — мощь заводов. Семёнов умел делать по-другому. На этой акварели Борис Семёнов «вышел» за пределы Свердловска - перед нами вид Туринска. Фото: Павел Ворожцов На выставке около тридцати картин. И на каждой — кусочек Свердловска: проспект Ленина и улица Вайнера, гостиница «Исеть» и площадь Парижской коммуны. Автор показывает нам город «После дождя» и в «Весенний день», яркие красные трамваи, здания в лучах солнца. Но кроме городских пейзажей мы видим людей: крановщицу на своём рабочем месте, в каске и платке, а рядом висит маленькое зеркальце — на заводе тоже нужно быть красивой. Вот перед нами актриса «После премьеры» — закинув ногу на ногу, смотрит в никуда. Эти работы будто пропитаны духом эпохи, в них много света. Акварель «После премьеры» погружает зрителей в задумчивое, почти поэтическое настроение. Фото: Павел Ворожцов В 70–80-е Семёнов входил в бригаду художников Уралмашзавода. Там они писали портреты ударников, виды цехов. Это тоже был госзаказ. Советское искусство делало на этом акцент, но и эти работы, на удивление, получились душевными, теперь у некоторых они вызовут чувство ностальгии. Акварель «Маленькая хозяйка большого цеха»- на ней изображена крановщица Уралмашзавода. Борис Семёнов,1974 год. — Акварель очень нежная, тонкая техника, она хороша тем, что может передать оттенки настроения. Нюанс — тонкий оттенок. Борису Семёнову невероятно удавалось это передать, — отмечает искусствовед Ирина Ризнычок. — Его пейзажи очень лиричные, и для сегодняшнего зрителя интересны тем, что это в основном виды Свердловска 50-х, 60-х, 70-х годов. Это тот город, которого уже почти нет: всё перестроено, и улицы не узнать. Такой «Свердловск во времени» можно увидеть, пожалуй, только в кинофильмах. Возле пейзажей Свердловска того времени те, кто жил тогда, могут стоять подолгу. Фото: Павел Ворожцов Опубликовано в №128 от 18.07.2017

«Город, которого нет…»
© Областная газета
Областная газета: главные новости