Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

Закулисье фестиваля "Опера Априори"

- Всегда по-разному. Концепция выкристаллизовалась сама, целиком, как Афина из головы Зевса, и с первого же фестиваля я – добровольная заложница собственного творения. Но всё случается каким-то естественным образом. Видимо, как в случае с платоновскими эйдосами, которые в готовом виде существуют в собственном трансцендентальном мире (или информационном поле) и просто приходят мне в голову. Ну как стихи, которые надо просто записать. У меня антенна мощная! (смеётся)
Закулисье фестиваля "Опера Априори"
Фото: Ревизор.ruРевизор.ru
- Первый лидерабенд супер-звёздного тенора в России случился именно на "Опера Априори" в апреле 2014 года на сцене БЗК. А в апреле 2018-го запланирован концертный дебют на московской сцене прославленного баритона старшего поколения . Но наряду с мэтрами и новые имена появляются на афишах фестиваля: , , . Как проводится кастинг? Как вообще происходит планирование в рамках собственной концепции, чтобы представлять ежегодно всего лишь несколькими штрихами – концертов-то ведь каждый год всего от трёх до пяти – многообразие вокального жанра?
Знаете поговорку "Счастье – это когда люди, которые тебе не подходят, к тебе не подходят"? Вот это мой случай – и с идеями, и с людьми. Источник может быть любой – могу я попросить кого-то составить программу на заданную тему, как в случае с Юлией Лежневой, Суми Чо, , Андреасом Шоллем на прошлых фестивалях и со Стефани д’Устрак и Томасом Хэмпсоном на грядущем. Или же тема программы созрела, то есть я хочу послушать её сама, и тогда я предлагаю музыкантам выучить произведение. Так было с , с операми Сибелиуса, Римского-Корсакова, Бартока, Курбатова, с Реквиемом Артёмова и с Маленькой торжественной мессой Россини в оригинальной камерной версии. Так будет с концертом-отрытием в феврале, к которому по моей просьбе готовятся две сопрано – Наталья Мурадымова и . Стефани д'Устрак. Фото: (с) Ира Полярная Иногда приглашаю готовые программы, которые, опять же, каким-то удивительным образом чётко укладываются в концепцию фестиваля. Это как раз случаи с Йонасом Кауфманом, Максом Эмануэлем Ценчичем и . Кстати, вся тройка приезжала в рамках промо-туров своих новых CD c записанными там программами. Кроме того, я могу подхватить чьё-то желание что-то сделать – так в фестиваль "вписались" произведения Берлиоза, Мейербера и Реквием Ришафора и дописанными современными композиторами частями. Был единичный случай, когда я, кроме составления программы из оперных номеров и сценарий к ней писала. До сих пор без стеснения считаю, что это лучшая и самая нетривиальная программа, посвящённая Чайковскому, которую я сама когда-либо слышала. Думаю, что её надо показывать в российских регионах и за границей в качестве образовательного ресурса под заголовком "введение в оперный мир Чайковского". Речь о "Милом друге", в которой я впервые задействовала актёров – и . А какой был музыкальный состав! Ух! Просто-таки, и профессиональная, и личная гордость! В общем, финализируя, могу в который раз сказать, что делаю только то, что диктует мне собственный музыкальный вкус, интуиция или желание что-то услышать именно так, как я себе это представляю – в лучшем исполнении из возможных. Здорово, что это ещё кому-то нравится! (смеётся) Фото: Франко Фаджоли на репетиции (с) Ира Полярная
- Расскажите, пожалуйста, о выборе концертных площадок. Первые три сезона фестиваль проходил строго в БЗК. В прошедшем сезоне Вы ушли из консерватории. Почему? Не вызывающий вопросов КЗЧ легко заполнился ценителями контратенорового пения Фаджоли. Ещё два концерта прошли в Соборе Непорочного Зачатия на Малой Грузинской и Филармонии-2 на Юго-Западе. И если выбор храма попал с Реквиемом Ришафора в точку – по "намоленности", акустике, практически аншлагу (прибавилась своя околоцерковная публика), то отдалённость, нераскрученность и "непрестижность" Филармонии-2, всё же, не лучшим образом сказалась на количестве зрителей на "Деве в башне/Кащее Бессмертном".
- Начнём с того, что я не ушла, а "меня ушли", иначе концерт с российской премьерой единственной оперы Сибелиуса состоялся бы именно в БЗК. Филармония-2 просто спасла меня от отмены концерта – на том этапе найти место для исполнения двух опер с такими большими составами оркестра и хора было уже невозможно, всё было занято, в том числе, и КЗЧ. Поэтому спасибо филармонии, что помогла сделать всё возможное и невозможное для того, чтобы этот сложный и "многолюдный" проект осуществился. Зал роскошный, персонал чуткий и приветливый, всё устроено очень продуманно и удобно, как для зрителей, так и для артистов. Я думаю, что как только рядом откроется станция метро, ситуация с посещаемостью значительно улучшится – не все знают про бесплатные шаттлы, которые возят зрителей от метро Юго-Западная туда и обратно. Хотя, в принципе, всё равно удивляет, как зал не наполняется, поскольку для людей, живущих на Мичуринском, Ленинском, Вернадского и в самой Олимпийской деревне он значительно ближе, чем наши центральные залы.
- Сейчас для грядущего сезона в качестве основной сцены заявлен МАМТ. Что ждёте от этого сотрудничества?
- С Музыкальным театром им. Станиславского и Немировича-Данченко мы очень много сотрудничаем уже не первый год в рамках различных проектов, и наши отношения давно переросли из формально-коллегиальных в дружеские. Можно сказать, что в этом театре я чувствую себя как дома, но не забываю, что я в гостях! (смеётся) Два концерта фестиваля пройдут там именно в партнёрстве, поскольку в концертах участвуют оркестр и хор театра.
Но сотрудничество с Московской филармонией тоже не прекращается – в Концертном зале Чайковского пройдёт второй концерт фестиваля. Кроме того, помимо "Оперы Априори" у меня ещё достаточно широкий спектр музыкальных интересов, и ещё до начала фестиваля, 14 декабря там же пройдёт уникальный симфонический концерт, посвящённый столетию революции – "Нечеловеческая музыка" (помните, так у Горького написано о реакции Ленина на "Апассионату" Бетховена?). В состав Персимфанса – "оркестра без дирижёра", войдут музыканты Дюссельдорфского симфонического оркестра. Это – масштабный проект из трёх концертов, два из которых пройдут уже в октябре в дюссельдорфском Тонхалле.
Я не исключаю и взаимодействия с другими площадками, поскольку меня уже стали приглашать сделать что-нибудь у них и другие.
- Если бы нашёлся щедрый спонсор, постарались ли бы Вы активней развернуть пиар и рекламную кампанию фестиваля?
- Честно говоря, я думаю, что ответ лежит как минимум в двух разных плоскостях. Спонсоры нужны всегда, потому что культура в целом не самоокупается. Но углубляться сейчас в то, что творцов надо кормить в процессе творчества, и что результаты их труда иногда признаются только сто лет спустя, не буду. Музыка нематериальна, поэтому людей, привыкших куда-то вкладывать деньги с целью скорейшего получения прибыли, убедить в том, что нужно инвестировать в концерты классической музыки, невозможно. Наличие же большого бюджета или, как Вы говорите, щедрого спонсора даёт вам большие возможности в использовании телевидения и наружной рекламы, не более. Естественно, если весь город завешан билбордами с рекламой фестиваля, а по федеральным каналам в прайм-тайм с периодичностью в 15 минут идут видеоролики, то, безусловно, это будет влиять на продажи билетов и посещаемость. Но, тем не менее, это всё равно ни о чём не говорит.
- А есть ли певцы и музыканты академического жанра, кто вовсе не нуждается в рекламе?
- Вы видели когда-нибудь Питер, увешанный афишами ? Нет! Потому что это совершенно не нужно. Там и так будут висеть на люстрах и даже специально ехать на его концерт из Москвы и других городов, потому что больше услышать его живьём в нашей стране негде. Есть имена, которые совершенно не нуждаются в рекламе, потому что количество поклонников, не только следящих за их концертными графиками, но могущих себе позволить купить билет на этот концерт, давно перевалило за количество мест в любом концертном зале, даже самом большом. Вы же не можете себе представить, чтобы на не было аншлага, где бы она ни выступала? И я не могу. И для этого совершенно не нужны огромные средства на рекламу. Нужны средства, обеспечивающие приезд самой звезды. И всё. Вот это я и имела в виду, говоря про разные плоскости: спонсоры и пиар-кампания не всегда взаимозависимы.
- Вот вам обратная ситуация: можно ли при неограниченных финансовых возможностях запустить такую кампанию, что придут даже на неизвестное имя или на сложную концертную программу?
- Думаю, что ещё пять-десять лет назад это работало. Сейчас уже нет. Если, конечно, по Первому каналу повторить "Балакирев, Барток, Берг" сто раз, то концертный зал на 1500 мест, всё-таки, заполнится (при населении Москвы в 12 миллионов уж тысячу человек-то можно просто, как на повторяющуюся мантру, "подсадить", ведь реклама работает, как забивание гвоздика в мозг). Но если хотите увидеть разницу в том, как работает магия раскрученного имени, то лучше повторять "Бах, Бетховен, Брамс". В этом случае, почти, как с именем оперной дивы, никакая дополнительная реклама не понадобится.
- К сожалению, именно на центральных каналах ТВ, а не на "Культуре" самая многочисленная аудитория, но и расценки на рекламу заоблачные.
- Ну я и про бесплатную рекламу на "Культуре" не слышала – это же тот же холдинг ВГТРК и работает по тому же принципу. "Культура" рекламирует только те концерты, которые снимает. Они вот снимали концерт Семенчук, давали рекламу, я тоже во всю свою рекламную продукцию добавляла их логотип. Ролик такой красивый сделали – в стиле фестивальных афиш. Вы же были на том концерте, поэтому помните, что это вообще не помогло и никак не повлияло на заполняемость БЗК.
И ещё один нюанс: я далека от мысли, что людям, которые ежедневно смотрят Первый канал, априори могут быть интересны Барток и Берг. Но это уже более глубокая социальная проблема, и в ней как раз и кроется "корень зла", на мой взгляд. Я жила в Австрии, и там по ORF 1 и ORF 2 транслировали премьеры из Вены и Зальцбурга. Для меня эта маленькая деталь объясняет в целом уровень жизни в стране.
- Но Вы, всё же, не отказываетесь от спонсорской помощи?
- Знаете, я бы вообще не искала спонсоров, если бы концерты самоокупались. Это в большинстве случаев – унизительное занятие. Легко и приятно взаимодействовать только с иностранными компаниями, культурными центрами, посольствами – там все понимают значимость того, что ты делаешь. Но у них не всегда есть искомый бюджет. Зато они будут изо всех сил помогать всем, чем могут – и копеечкой, и инфо-поддержкой.
А вообще, я повторю вслед за Чайковским: "Зачем я не Людвиг Баварский, который мог приказывать исполнять оперы для него одного?". Никто фантиками не шелестит, не кашляет и не шепчется. В идеале мне бы хотелось, чтобы была только "своя публика" без всякого пиара. У фестиваля и в целом у концертов, которые я устраиваю, уже такая есть. Очень немногочисленная, но это самые ценные люди для меня. Потому что они "по делам моим узнают меня" и доверяют моему вкусу. Они ходят буквально на всё – даже на незнакомые имена исполнителей и композиторов, и таким образом, разделяют мои художественные и духовные ценности. Мне близка идея клубов и обществ по интересам. К этому и стремлюсь. А спонсор, т.е. отсутствие постоянной озабоченности на тему "как найти денег на мой проект", позволят просто легче дышать и не выкручиваться каждый раз, перезанимая у моих терпеливых друзей.
- Цитата с вашего сайта: "Июнь 2018. Концерт-закрытие V Фестиваля. Дата, программа и место проведения будут объявлены дополнительно". Сейчас уже что-то можете рассказать про это? И с чем связана завлекающая недосказанность афиши?
- Могу. Как Вы видите, в афише отсутствует камерная музыка. В плане стоял один преинтереснейший концерт, но его финансовая составляющая оказалась неподъёмной и самоокупиться он не может. Есть ещё две идеи, но их осуществление тоже зависит от множества разных деталей. Так что, как только пазл соберётся, информация появится. Как говорится, следите за обновлениями!