Ещё

Муслим, мы тебя любим… 

17 августа знаменитому певцу Муслиму Магомаеву исполнилось бы 75 лет.
Двадцатилетним парнем он, как комета, взлетел на сцены всего Советского Союза. В марте 1963 года, заменив легендарного Рашида Бейбутова на Днях азербайджанской культуры, со сцены Кремлевского дворца пел сначала легкомысленную каватину Фигаро из «Севильского цирюльника», а потом «Бухенвальдский набат». С тех пор он стал нашим Фрэнком Синатрой и Ивом Монтаном.
В 31 год Магомаев стал самым молодым в истории народным артистом СССР, перепрыгнув через ступеньку народного артиста республики. Он никогда не пел про вождей и не славил Коммунистическую партию, но ни один правительственный концерт не проходил без его участия. Муслим был первым из отечественных эстрадных певцов, кто собирал стадионы, поклонники носили его на руках вместе с машиной.
Его обожали миллионы. А в его жизни было две настоящие любви: Музыка и Тамара. За историей любви Муслима Магомаева и Тамары Синявской следила вся страна. А он ей признавался в любви даже со сцены — прекрасной песней Александры Пахмутовой и Николая Добронравова «Ты моя мелодия». И вместе с Муслимом Магомаевым Тамара Синявская стала образцом любви и верности. Они прожили вместе почти 35 лет.
Конечно, Муслима Магомаева не раз призывали стать солистом Большого театра. Он два сезона пел в опере, разъезжая по стране. Но связать свою судьбу с театром категорически отказывался.
— Мне было интересно импровизировать на эстраде. Опера требует железных рамок. А рамки и запреты я нигде не люблю. Лучше я буду петь эстраду и буду там хозяином, — объяснял Магомаев. Он мог блистательно петь и оперные партии, и эстрадные хиты. Как не вспомнить, что в мультфильме «Бременские музыканты» он спел сразу за троих героев — Сыщика, Атаманшу и, естественно, Трубадура.
— У меня было разное в жизни. И погулял как следует, и попел как следует. И был любимцем публики. Врет тот артист, который говорит, что он безразличен к славе, — признавался Магомаев.
Автобиографическую книгу певец закончил словами: «Пусть все будет так, как получилось»… Муслим Магомаев ушел со сцены тихо — без громких заявлений и прощальных выступлений. Близкие ему люди рассказывают, что он предчувствовал свой уход, говорил, что он устал жить… Однажды в разговоре с другом, посмотрев в окно, он сказал: «Там уже все не мое…» Девять лет прошло, как не стало Муслима Магомаева. А боль от потери не становится меньше. И каждый день на просторах интернета можно найти написанную сейчас фразу, как крик души: «Муслим, мы тебя очень любим…»
ПРЯМАЯ РЕЧЬ
Тамара Синявская, солистка большого театра, народная артистка СССР, вдова Муслима Магомаева:
— В его голосе были какой-то магнетизм имагия. Муслим единственный и неповторимый, во всяком случае для меня. Всвое время Иннокентий Смоктуновский очень точно заметил: «Когда появился этотдвадцатилетний парень, широко раскинув руки, я тут же понял: это же знак качества!» Муслим в своем творчестве всегда добирался до самой сути.
Подписывайтесь на канал «Вечерней Москвы» в Telegram!
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео