Ещё

Хельсинкский фестиваль открылся исполнением сочинений Стравинского 

Хельсинкский фестиваль открылся исполнением сочинений Стравинского
Фото: Российская Газета
Из русской музыки на фестивале исполнят еще и антракты — не так давно обнаруженные в архивах «дикие интерлюдии» к опере «Нос» Шостаковича, которые композитор убрал из цензурных соображений.
Хельсинкский фестиваль — фестиваль искусств, покрывающий максимально возможную территорию разных жанров от респектабельного концерта в Национальной опере до кинопоказов и фотовыставок, танцевальных перформансов и экспериментальных театральных постановок. Своей целью он ставит показать финнам последние тенденции мировой культуры, а миру — предъявить достижения финских мастеров. Являющийся фестивалем с ярко выраженным скандинавским акцентом, он не гонится за звездами ради звезд (хотя их здесь достаточно), не устанавливает иерархий, разводя по полюсам искусство академическое и уличное неакадемическое.
Хельсинкский форум искусств стремится в сопоставлении разного увидеть многообразную жизнь человеческого тела и духа. И именно поэтому жанры, попадающие в орбиту фестиваля, как, например, академический симфонический оркестр, адресованный публике постарше и посолиднее, и жанры, существующие вне жестких границ, какие притягивают публику подинамичнее и «побезбашенее», образуют здесь уникально резонирующее информационно-эстетическое пространство.
Безучастным в эти фестивальные дни в Хельсинки не останется никто. И даже, казалось бы, абсолютно традиционный академический концерт здесь не выглядит сделанным по стандарту. , известный отныне не только как дирижер Лондонского филармонического оркестра и бывший главный Лос-Анджелесского филармонического оркестра, но и как «артист в ассоциации» в Финской Национальной опере, где начало активно участвовать в формировании репертуара, выстроил свою программу как изысканный диалог эпох.
Как и положено композитору, он не составил формально, а сочинил свой концерт, прописав в нем любовь к французской культуре. В этой точке он, судя по всему, сошелся во взглядах с художественным руководителем фестиваля Топи Лехтипуу, живущего в Париже. В сюите «Гробница Куперена» Равеля каждый из четырех танцев посвящен друзьям, погибшим в войне.
Финскую премьеру своего Виолончельного концерта, написанного для знаменитого Йо-Йо-Ма, Эса-Пекка доверил молодому немецко-французскому виолончелисту Николя Альтштедту, стремительно выбившемуся в лидеры среди мировых коллег по цеху. Наконец, «Персефону» в Париже заказала сама на не спадающей волне увлечения античностью.
Под дирижерской палочкой мастера Салонена оркестр Финской Национальной оперы был глиной в руках непревзойденного скульптора. Эса-Пекка создавал видимые образы, рельефно вылепляя каждую деталь, жест, поворот головы, левитацию в прыжке, что только ярче подчеркивало пластическую доминанту французской музыки. Парадоксальным образом во всех трех сочинениях звучала и тема связи двух миров: загробного, потустороннего, неизвестного и пугающего и мира света и красок. Так через музыкальные символы в форме иносказания фестиваль будто чтил память многочисленных терактов, как чума, поразивших Францию.
Трехчастный Виолончельный концерт начался словно из глубины и сквозь череду преодолений уносился в безвоздушное пространство под крики чаек, наводняющих набережную Хельсинки, фантастически сымитированных струнными и электроникой. В «Персефоне» на текст Андре Жида приняли участие тенор Эндрю Стейплз в партии жреца Эвмолпа и грациозная чтица-Персефона Полин Шевалье. В этом синтетическом действе, возрождающем традиции древнегреческих мистерий, Салонен вслед за Стравинский задавался вопросом: а вдруг и в самом деле жизнь на этом свете не заканчивается, а лишь является перевалочным пунктом на пути в Вечность, где нет ни войн, ни злобы, а царит лишь любовь и радость?
Видео дня. Загадочно пропавшую девочку ищут уже 35 лет
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео