Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

11 выставок осени, которые нельзя пропустить

Иллюстрация: Keiichi Tanaami

11 выставок осени, которые нельзя пропустить
Фото: Афиша DailyАфиша Daily

7-я Московская международная биеннале современного искусства

Видео дня

Matthew Barney

Куратор этого года — , одна из самых известных кураторов мира, которая в своих проектах борется с европоцентризмом и представляет альтернативные истории искусства и форматы разговора о нем. Заметной фигурой она стала еще в 1990-х: Хасегава давно дружит с , определила курс развития токийского Национального музея современного искусства MOT, но самый большой резонанс имела ее Шарджская биеннале. В ней участвовали не только художники-неевропейцы, но и неожиданные герои вроде режиссера Апичатпонга Вирасетакуна, основное действие происходило во дворах города, а выставка носила резко политический характер и рассказывала среди прочего о проблемах глобального мира и миграции.

Московский проект в этом смысле вышел намного мягче, так как посвящен прежде всего глобальной экологии — тому, как человечество изменило Землю и как это сказывается на отношениях людей друг с другом. Но, пожалуй, более интересно то, что у Хасегавы фактически получился манифест искусства родившихся после 1991-го художников: Московская биеннале покажет, как они видят мир, используют новые медиа, работают с традиционной историей. Ну а о проблемах старого мира и культуры поговорят уже заслуженные художники — , и дизайнер . . Октябрь

Цай Гоцян

Арт-критики хоронят, осуждают, воскрешают и реабилитируют Цая Гоцяна, но вне зависимости от их изменчивого мнения он по-прежнему остается главным китайским художником — пусть и давно живет в Америке. Гоцян прославился своими фейерверками — сначала маленькими, потом, в США, полноценными шоу сейчас уже с участием сверхсовременных технологий — и причудливыми инсталляциями из пронзенных стрелами кораблей, животных и машин. Так что привезти его ретроспективу в Москву стоило еще очень давно. Теперь в основном здании Пушкинского бок о бок с коллекцией музея покажут и его скульптуры, и пороховую живопись, и подготовительные эскизы к пиротехническим спектаклям. А специально для России и к годовщине революции Цай Гоцян подготовит инсталляцию «Осень» из березок и детских колясок, напоминающую сцену из «Броненосца «Потемкина» . Поскольку главная идея проекта — «человеческое измерение» истории, память народа о его корнях, Цай Гоцян разыскивает для своего проекта «примечательные» коляски и кроватки, в которых выросли дети. Бранкузи. Скульптуры, рисунки, фотографии, фильмы

Constantin Brancusi

Константин Бранкузи прославился своей абстрактной скульптурой, но немногие знают, что он был также прекрасным художником и фотографом — и время от времени снимал свои скульптуры сам. Бранкузи фотографировал их со всех углов зрения (иногда с очень близкого расстояния, желая подчеркнуть текстуру материала), с каждого негатива делал как минимум два, а порой до двадцати отпечатков, разных по размеру и границам кадра. В МАММ ожидается 150 снимков Бранкузи— идеальное отражение того, как скульптор видел мир и как была устроена его мастерская и рабочий процесс. Кроме того, на выставке представят его рисунки и скульптуры — в том числе знаменитые «Спящая муза» и «Прометей».

Модернизм без манифеста. Часть 1. Собрание

А.А. Монин

Шесть кураторов, пять лет исследовавших коллекцию Бабичева, сходятся в главной идее: в России модернизм не был единым течением — напротив, с 1910-х по 1970-е существовало множество его разновидностей. Даже в отнюдь не «вегетарианские» времена в работах отечественных художников можно различить отсылки к символизму, русскому варианту импрессионизма, фовизму, кубизму и остальным европейским тенденциям в искусстве. На выставке можно будет увидеть картины звезд — Машкова, Осмеркина, Купервассер — и «невидимых» после 1932 года авторов, пожертвовавших связью со зрителем и продолжавших свои пластические эксперименты. Keичи Танаами

Keичи Танаами

Как будто в рифму с открывающейся Московской биеннале в Галерее стартует выставка одного из самых важных художников послевоенного поколения Keичи Танаами — лидера японского поп-арта и в определенный момент художественного руководителя японского Playboy. Он прошел через войну, а во время поездки в Америку познакомился с поп-артом — эти два события во многом определили его работы. В коллажах Танаами фантастические детские образы сочетаются с типичными символами поп-арта и мультипликационными героями. В Москву привезут его работы последних лет — новую масштабную живопись, скульптуру и видео-арт. Такаси Мураками. Будет ласковый дождь

Такаси Мураками

Эстафету японского искусства подхватывает музей «Гараж» — с живописью, графикой и полнометражными фильмами самого известного художника страны: именно Мураками определил основные оси координат, определяющие национальное искусство Японии. Внимание к традициям, отсутствие типичной для европейцев границы между «высоким», музейным, и «прикладным», переживание травматического XX века, влияние массовой культуры и манги — вот точки отсчета для каждого его произведения. Выставка для удобства будет структурирована по всем этим главам: отдельный ее раздел посвящен кураторскому проекту Мураками «Малыш» (2005), посвященному бомбардировке Хиросимы и Нагасаки и показывающему, какими могут быть другие — принципиально неевропейские — искусство и культура. . . Рисунки из музея Альбертина, Вена

Эгон Шиле

Венская галерея Альбертины с приходом нового директора расцветает — основную коллекцию перетрясли, потерянные работы вернули, а на месте временных выставок случаются остроумные решения, переосмысливающие всю историю XX века. Климта и Шиле в России любят и знают (Климта, конечно, чуть получше), но такой большой — и особенно двойной — выставки у них еще не было. В России они оба известны как успешные живописцы, но Пушкинскому хотелось показать, что они были также и сильными рисовальщиками, которые, подобно нашему Баксту, не столько принадлежали классике, сколько повлияли на будущий авангард: в случае Австрии — экспрессионизм. . Октябрь

Александр Лабас

Мимо главного юбилея года не прошел и Институт русского реалистического искусства: через два месяца здесь выставят цикл графических и живописных работ Александра Лабаса «Октябрь» по мотивам одной культовой серии в творчестве художника. Революция была очень важна для Лабаса: в 1917-м ему было всего 17, и писать картины на эту тему он стал только в конце 1920-х, возвращаясь к ним всю жизнь. Идея экспозиции принадлежала Ольге Бескиной-Лабас — племяннице художника и главе Фонда Лабаса. Всего в ИРРИ представят примерно 50 графических и живописных работ, и только треть из них показывалась до этого в Москве. Интересная история связана с редким автопортретом художника из Костромского художественного музея — «Автопортретом на фоне Октября». Сотрудники ИРРИ узнали о существовании картины из примечания в одной из книг Лабаса и с удивлением нашли в фондах музея эту работу — о которой практически никто ничего не знал. . Бумажная память

Хаим Сокол

В 2014-м Хаим Сокол превратил пространство «Фабрики» в тотальную инсталляцию из мигрантских лопат и носков и показал собственную ироничную версию под заголовком «Times New Roman». В этом году он сделает оммаж собственно «Фабрике»: в советское время здесь печатали технические бумаги — из них Сокол соберет некий объект как метафору нового культурного производства в этом пространстве и создаст поэтическую серию графики на основе хранившихся здесь личных дел сотрудников. Эль Лисицкий. El Lissitzky

Эль Лисицкий

В этом году Еврейскому музею исполняется пять лет, и сделать большую выставку еврейского художника к юбилею команде хотелось давно. Эль Лисицкий в этом смысле идеальный кандидат: из героев авангарда только Татлина и Родченко в последние годы показывали много и подробно, поэтому большая экспозиция с работами Лисицкого — великого художника, дизайнера и архитектора, прославившегося своими проунами (от «проект утверждения нового»), — как будто компенсирует этот пробел. Выставка в его честь будет огромной, она захватит и Еврейский музей, и Третьяковку. Первому отойдет все, что относится к его участию в еврейской культурно-общественной организации, — книжные иллюстрации, плакаты, фотоколлажи, фотомонтажи, рукописи, документальные фотографии, а в Третьяковке можно будет увидеть проуны и архитектурные проекты, эскизы проектов выставочного дизайна, фотографии и живопись как из собственных архивов, так и со всего мира — из музеев Германии, Голландии и даже Азербайджана. Из интересных объектов — проун «Клином красных бей белых!», который не выставлялся около 40 лет, и проун из Азербайджанского музея, два десятка лет не покидавший пределов страны. Мультимедийную часть выставки, в свою очередь, соберут по мотивам записной книжки Лисицкого из музея Гетти: будет воссоздана карта его контактов — более 30 самых интересных персоналий и документальные свидетельства их общения. Мэт Коллишоу. Seria Ludo. Превращая в игру

Мэт Коллишоу

Раньше представить, что в Пушкинском покажут поколение YBA — как называют «молодых британских художников», — было довольно сложно, однако чудеса случаются: первым стартует Мэт Коллишоу, один из главных провокаторов этого направления. Среди его программных работ — натюрморты последнего ужина приговоренных к смерти, выполненные в стиле Франсиско де Сурбарана и голландских художников XVII века. Коллишоу встречался с Трейси Эмин, дружил с и много работал с картинами старых мастеров. Специально для ГМИИ он придумал произведение по мотивам «Вакханалии» Рубенса: при быстром вращении колоссальной люстры с богатым барочным декором создается эффект мультипликации действия.