Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

Очарование плоскости

— о встрече поп-культуры и традиции в творчестве Такаси Мураками Выставка Такаси Мураками "Будет ласковый дождь" откроется в музее "Гараж" 29 сентября. "Огонек" пригляделся к творчеству одного из самых известных художников современной Японии Анна Сабова Для своей первой выставки в России Такаси Мураками подобрал самые разные произведения. Они объединены в пять разделов, причем каждый -- отдельная глава в творчестве и жизни художника, намеренно стирающего границу как между Западом и Востоком, так и между высоким и низким. Ранние работы, созданные в подражание традиционному искусству Японии, соседствуют с кураторским проектом "Малыш" 2005 года, подготовленным Мураками к годовщине бомбардировки Хиросимы и Нагасаки -- события, драматически изменившего культурное сознание японцев. Раздел "Каваий" больше напоминает настоящий магазин для фанатов аниме и манги в одном из районов Токио, а "Сутадзио" в точности воссоздает студию в столичном пригороде Миеси, где Мураками работает над своими произведениями при помощи ассистентов. Как объясняет сам художник, общее у этих работ только то, что они находятся в одной плоскости. "У нас, в японской культуре, нет объемных, трехмерных изображений,-- подчеркнул Такаси Мураками в одном из интервью.-- Нашему рисунку свойственны исключительно 2D-формы, так называемая суперплоскость. В этом и заключается особенный шарм японской живописи". Но на весь мир Мураками прославило другое -- стремление возвести поп-культуру в ранг высокого искусства. "У нас, в японской культуре, нет объемных, трехмерных изображений. В этом и заключается особенный шарм японской живописи",-- говорит Мураками ...На фоне идеально подстриженных садов Версаля разноцветные рожицы, обрамленные пестрыми лепесточками, складываются в фантастические узоры кислотных оттенков. Позолоченные монстры строят рожицы барочному великолепию богато украшенных зал, а вельможные бюсты, кажется, воротят мраморные носы от анимешных фигурок, беспардонно расставленных у их постаментов. Как только принц Сикст-Анри де Бурбон Пармский в 2010 году увидел выставку Такаси Мураками во дворце его пращура Людовика XIV, он незамедлительно отправился в суд. Причем даже не за сатисфакцией, а за официальным запретом на экспонирование подобного безобразия. Зато с тех пор работы японца побывали на лучших площадках мира -- от музея Гуггенхайма в Бильбао до Al Riwaq Exhibition Hall в Катаре. А сам художник объяснил связь своего искусства с современной поп-культурой вовсе не банальным стремлением к провокации. Когда Япония проиграла Вторую мировую войну, в течение 20 лет ее искусство находилось в упадке, в отличие от искусства США. "Америка стала лидером мировой культуры. Так родилась поп-культура,-- рассказал Такаси Мураками.-- Мы, японцы, жаждали этой поп-культуры, но мы были не в состоянии предоставить экономическую базу, необходимую для ее расцвета. Как результат -- в сложившихся обстоятельствах возникла более дешевая и все же доставляющая радость культура, своеобразная форма минимализма в индустрии развлечений". Именно с ним и вступил в диалог Мураками. Абсолютно все произведения Мураками, которые появятся в экспозиции "Гаража", будут показаны в России впервые. Кроме шести работ, созданных им специально для выставки, организаторы советуют обратить внимание на сложную световую инсталляцию 1992 года, предоставленную музеем Канадзавы. Она относится к тем произведениям, которые вызовут интерес не только взрослых, но и детей. Правда, при одном условии: руками ничего трогать нельзя, как бы сильно работы художника ни напоминали мультяшную вселенную. И заодно советуют не спешить укладывать Такаси Мураками в рамки поп-арта или какого-то другого направления -- все равно не поместится. "Знаете, вся история про любые "измы" -- это довольно токсичный разговор, который можно оставить в 1960-х -- 1970-х годах,-- отметила в разговоре с "Огоньком" старший куратор музея "Гараж" .-- Если бы мы обозвали Мураками нео-поп-артистом, то мы попали бы в ловушку. Сейчас, например, он увлечен стрит-артом, граффити как системой. "Прожив" с этим художником уже два года, в течение которых мы готовили выставку, я уже слышать ничего не хочу о направлениях, потому что он гораздо больше их... Собственно, как и каждый художник, который в какой-то момент преодолевает границы искусственно созданных терминов и определений".