Ещё

Концерт Дмитрия Аблогина. Счастливый случай 

Концерт Дмитрия Аблогина. Счастливый случай
Фото: Уральский меридиан
Иногда мне кажется, что мы все время чего-то ждем. Зимой мечтаем, чтоб растаял снег, и пришла оттепель. Весной думаем: «Вот-вот наступят летние деньки». А что потом? Потом крестиками вычеркиваем числа на календаре, веря, будто приближаем 31 декабря…
К смене времен года я почти равнодушна. Музыка Скарлатти в плеере, улыбка до ушей и «не ясно прохожим в этот день непогожий…». Но, если подумать, я тоже живу в постоянном ожидании. В ожидании музыкальных событий: спектаклей, концертов, фестивалей. Начало сезона — пора составлять расписание культурных мероприятий. Да, на ближайшее полугодие — как в школе. Лишь иногда бывает так, что в жизнь приходит случай. Приходит внезапно, без спроса, рушит планы, а ты и рада. Почему? Потому что случай этот — счастливый!
Могла ли я предположить, что желание купить очередную книгу о балете, приведет на концерт пианиста?
Забежала в , спешила, шла стремительно и даже не собиралась смотреть по сторонам. Однако красный рояль подействовал как сигнал светофора. Увидела его изображение на афише и мгновенно остановилась. Всем гостям Центра сообщали о предстоящих концертах лауреатов конкурса памяти Веры Лотар-Шевченко. Как вы уже догадались, от такого предложения я отказаться не смогла.
20 сентября состоялся первый фортепианный вечер. Играл Дмитрий Аблогин.
Изучая творческие достижения музыканта, слушая его записи, я думала: «Интересно, это должно быть интересно!». Музыкой Дмитрий начал заниматься в возрасте пяти лет. Сначала пианист учился в Детской школе искусств, которую окончил с отличием. Затем поступил в Центральную музыкальную школу при Московской консерватории (ЦМШ), а высшее образование артист получил в Российской академии музыки им. Гнесиных. На сегодняшний день Дмитрий Аблогин является победителем международных конкурсов им. Игумнова в Липецке, им. Николая Рубинштейна в Париже, памяти Веры Лотар-Шевченко в Новосибирске и международного конкурса Germany Piano Open в Ганновере.
Понятно, что участие и победы в конкурсах — безусловный плюс для музыканта. Он становится узнаваемым, получает приглашения от импресарио, набирает «очки». Но любые соревнования оценивают люди, а значит — результаты субьективны. Поэтому предпочитаю слушать живые концерты и, как говориться, верить только своим ушам.
20 сентября постаралась забыть о предпочтениях, ожиданиях и воспринимать музыку беспристрастно. Все присутствующие там слушатели наверняка согласились бы, что вечер удался! Хотя и зал не очень подходил для акустических концертов, и рояль был вовсе не фирмы Steinway&Sons. Не смотря на это, музыка приобрела какие-то совершенно волшебные свойства. Она обволакивала, приносила умиротворение и тихую радость. Я то и дело закрывала глаза, чтобы сосредоточиться лишь на звуке. Давненько такого не было…
Для концерта Дмитрий Аблогин выбрал произведения композиторов-романтиков — Н. К. Метнера, Ф. Мендельсона-Бартольди и Ф. Шопена. Год назад пианист переехал в Германию, где теперь проходит обучение в аспирантуре по профилю «Романтический Хаммерклавир». Кроме занятий с опытными педагогами там есть и возможность музицировать на уникальном инструменте. Инструменте, который был собран в 1835 году, непосредственно во время расцвета музыкального романтизма. Есть ли другие особенности учебы в консерватории Франкфурта-на-Майне?
«Обучение в аспирантуре проходит примерно так же, как в России, — пояснил пианист. — Мой профессор — Йеспер Кристенсен (Jesper Christensen) — изумительный человек, эрудит. Он бегло говорит на пяти языках, наизусть цитирует старинные трактаты и переписку музыкантов. Мне очень нравится то, что с ним я не чувствую себя студентом. Понимаете, от роли студента немного устаешь. А с ним мы как будто работаем в творческой лаборатории: изучаем рукописи, слушаем старые записи, делимся находками друг с другом, — при этом он, конечно, старший научный сотрудник, а я — младший».
Одним словом, они проводят серьезный анализ произведений.
«Мне кажется, такой подход очень важен для романтической музыки. Некоторым кажется, что, например, сочинения Шопена достаточно почувствовать, подойти к ним «с душой», — и они тут же получатся. Но я думаю, чтобы приблизиться к его музыке, нужна глубокая интеллектуальная работа», — прокомментировал артист.
«Фото: Президентский центр Б. Н. Ельцина/ Любовь Кабалинова»
Безусловно, в списке музыкальных предпочтений пианиста значится довольно много имен. И. С. Бах, В. А. Моцарт, Ф. Шопен и С. В. Рахманинов, Леош Яначек, Феликс и Фанни Мендельсон. Но, мне показалось, что Николай Метнер — композитор, который занимает особое место в творчестве музыканта. Дмитрий Аблогин сказал:
«Я не представляю своей жизни без Метнера! Когда я учился в ЦМШ, мой друг и одноклассник, который уже в то время им увлекался, поставил мне записи некоторых его пьес. Честно говоря, тогда Метнер показался эпигоном Рахманинова. Сейчас мне за это стыдно. По-настоящему я «распробовал» его музыку позднее, когда учился в Гнесинской академии в классе Владимира Мануиловича Троппа. Он очень любит Метнера, много играл его и кое-что записал на диск».
Дмитрий рассказал историю о том, как профессор предложил ему выбрать и выучить одну из сонат Николая Карловича для классного вечера. 14 сонат — это довольно большое наследие. К работе пианист подошел добросовестно, решил послушать каждую, а потом уже выбрать. В итоге, за лето музыкант познакомился не только с сонатами, но и с другими произведениями композитора: сказками, песнями, фортепианными концертами. Он настолько погрузился в творчество Метнера, что теперь считает это лето знаковым.
Совершенно ясно, что определяющим моментом может стать не само произведение, а его исполнение. Какие именно записи слушал Дмитрий Аблогин?
«Сонаты Метнера я начал слушать в исполнении канадского пианиста Марка-Андре Амлена. Он записал весь цикл. Потом я стал слушать и полюбил записи самого Метнера. Он был превосходным пианистом. Один из его поклонников — некий индийский магараджа — выделил большую сумму денег, чтобы тот записал свои сочинения. Благодаря этому у нас есть записи всех фортепианных концертов, большого количества миниатюр, песен и нескольких сонат в исполнении автора. Еще с Метнером я слушал , Гилельса и одного из моих любимейших пианистов — Бенно Моисеевича. Огромное впечатление на меня произвела запись «Забытых мотивов» Метнера в исполнении слепого пианиста Юрия Устименко — её я нашел в интернете. Кстати, Рахманинов очень любил Метнера, открыто называл его гением и играл много его музыки. В Америке его даже прозвали «чемпионом по Метнеру». Жаль, что Сергей Васильевич не записал ни одного произведения своего друга».
Действительно, жаль…
Практически всем артистам я задаю вопрос о современной музыке и композиторах. Не удержалась и на сей раз. Дмитрий отреагировал так:
«Думаю, все зависит от конкретного композитора. Ведь кто-то действительно сочиняет музыку, а у других это превращается в профанацию… Не могу сказать, что имею большой опыт в современной музыке. Случаи скорее единичные. Например, я играл одно сочинение голландского композитора , которого на родине считают патриархом современной музыки. Оно написано для следующего состава: фортепиано, ударные, флейта, кларнет, скрипка и виолончель. Фортепиано и ударные инструменты образуют одну группу, а деревянные духовые и струнные — другую. Каждая группа играет в своем ритме, своим гармоническим языком, но обе звучат одновременно. Чтобы не сбиться, нам приходилось играть с наушниками, в которых стучал метрономом. Только после долгой работы я понял эту пьесу, и она произвела на меня впечатление».
Представляю, сколько труда потребовалось, чтобы добиться отточенного исполнения и слаженной работы всех музыкантов. Не знаю как вы, я бы с удовольствием оценила результат…
Напомню, что Дмитрий Аблогин — концертирующий пианист, который выступает и в России, и за рубежом. Казалось бы, он не должен уделять большого внимания педагогической деятельности. Многие востребованные исполнители ставят преподавание на второе место и совершенно не переживают по этому поводу.
«Мне кажется, если исполнитель не преподает, то он не может понять до конца какие-то важные вещи. Давно известен феномен показа на уроке. Например, ученики Шопена вспоминали, что во время урока он играл лучше, чем на концерте. А уж сколько осталось восторженных отзывов о его концертных выступлениях! То же рассказывали о Нейгаузе и о других известных музыкантах, совмещавших преподавание с исполнительской карьерой. Конечно, в классе наедине с учеником волнуешься меньше, чем на сцене. Но есть и другая причина: когда хочешь сыграть что-то ученику, то более ясно и отчетливо формулируешь мысль — в том числе, для самого себя. А когда занимаешься только сам с собой, чаще просто всем недоволен и не видишь выхода. Конечно, я не знаю, как сложится жизнь, но мне хотелось бы найти совершенный баланс между концертной деятельностью и преподаванием. Для меня эти две сферы дополняют друг друга».
На концерте в Екатеринбурге Дмитрий Аблогин продемонстрировал деликатное, интеллигентное и трепетное отношение к музыке. Хочется верить, что однажды вечером, пробегая мимо здания Свердловской филармонии, увижу афишу его концерта и там. Потому что счастливых случаев много не бывает!
Видео дня. Невидимое препятствие скинуло девушку с тарзанки
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео