Ещё

Игра теней. В Воронежском камерном театре представили историю Каренина 

Фото: АиФ
Режиссер Руслан Маликов представил на малой сцене Воронежского камерного театра пьесу современного уральского драматурга Василия Сигарева «Каренин» — произведение, которое по-новому расставляет акценты в толстовской истории. На сей раз прожекторы направлены на Алексея Каренина, освещая его ярко и бросая тени на все вокруг.
История начинается с приезда Анны из Москвы. На перроне она еще ласкова с мужем, но мы знаем, что за ней уже стелется «тень Вронского». Вообще игра света и тени — яркий, проходящий сквозь весь спектакль визуальный прием, которым воспользовался художник по свету и мультимедиа Алексей Бычков. С его легкой руки взгляд иногда перекидывается с трехмерных фигур актер на сцене на их плоское и темное отражение на стене, стилизованное под оконную раму. Создается ощущение, что ты не смотришь спектакль, а стыдливо заглядываешь в чужое окно, за которым разворачивается чья-то семейная драма.
Кажется, все перипетии истории семьи Карениных, которая «несчастлива по-своему», мы знаем еще со школьной скамьи. Анна — мать. Анна — любовница. Анна — несчастная женщина. Анна — самоубийца. Лев Толстой так любовно выписывает свою Анну и так любуется движениями ее души, что невольно — а может быть, и нарочно — уводит читательские мысли от того, кто мучается не меньше ее. Как будто бы на написанной пастелью картине фигура Анны вычерчена углем. Тем интереснее попытка Василия Сигарева, а вслед за ним и режиссера Руслана Маликова, взяться за персонажа Алексея Каренина и попробовать зафиксировать взгляд читателя и зрителя на нем.
О пьесе «Каренин» заговорили в 2012 году, когда на Новой сцене МХТ имени Чехова показали одноименный спектакль. Декорации в стиле хай-тек, персонажи в современных костюмах — такой увидели это произведение его первые зрители. В нем Анна расхаживает в вызывающем пеньюаре и нарочно лишена толстовской тонкости и интеллигентности, Вронский — смазливый мальчишка-хипстер с нерусским акцентом, а Каренин — госслужащий в костюме с иголочки, бездушно уничтожающий бумаги с людскими просьбами и чаяниями.
Сам Сигарев тогда в интервью сказал, что эту историю ему заказал Олег Табаков, и признался, что даже писал главную роль под него: «Это было бы смешно, он мог бы быть таким нелепым…» Один этот факт говорит о том, что роль Каренина изначально — серьезная работа для крупного, зрелого, состоявшего артиста. И Камерный театр здесь не подкачал. Руслан Маликов отдал роль Заслуженному артисту России Юрию Овчинникову, бесспорному любимцу воронежской публики. Впервые Овчинников примерил на себя образ Каренина в эскизе спектакля в апреле в рамках проекта Камерного «Театр Light». На премьере полноценной постановки перед нами уже не эскиз, а картина маслом. За полтора часа действа разворачивается история душевных терзаний мужчины, его сомнений, его колыханий гордости, похожих на последние брыкания старой клячи, его безумства ревности и желания прощения и, наконец, его признание очевидного — «Я старик» — и немощной злости от этого. В пьесе Сигарева есть несколько душераздирающих эпизодов, упущенных Маликовым, когда Каренин постоянно пытается прильнуть к груди своей жены со словами «Я так устал… ». И кажется, к концу автор пьесы все же дает своему, не толстовскому, Каренину право на тепло, уложив его спать рядом со младенцем жены от другого мужчины.
Трагедию Каренина разбавляет своим напором, прямой осанкой и заложенной еще в тексте драматурга комичностью персонаж, который и вовсе обычно незаметен в толстовской истории. «Нежный друг» Каренина Лидия Ивановна, блестяще воплощенная на сцене Натальей Шевченко, появляется в те моменты, когда зрителю нужно дать возможность выдохнуть и немного улыбнуться. Этакая добродетельная соседка, которая постучится к вам в дом, чтобы заблаговременно дать вам немного соли (даже если вы ее об этом не просили) и подсмотреть, а что же происходит там, за вашим порогом. Она бесконечно тараторит о «другой щеке» и «кафтане с рубахой», христианском долге и сестринской любви и по-командирски берет бразды правления в разрушающемся доме Каренина. Текст Сигарева, написанный для Лидии Ивановны, вкупе со светлым и «честным» взглядом овечки, которым наградила свою героиню Наталья Шевченко, выдвигает этого персонажа со второго плана на первый — правда, все же стоять она будет за спиной Каренина.
В итоге можно смело сказать, что в постановке Руслана Маликова осуществилась сама суть, сама идея пьесы Василия Сигарева — рассказать историю Каренина. Не отвлекали и не оттягивали внимание на себя ни минималистичные декорации, ни другие актеры — красавица Людмила Гуськова, словно рожденная для роли Анны, мастер перевоплощений Олег Луконин, яркая «Бетси» Яна Кузина, современный Вронский Владислав Моргунов и елейно улыбающийся доктор-адвокат Борис Голощапов. Ведь Каренин, даже в окружении вокзальной толпы или публики, тянущейся потрогать его новенький орден, казалось, всегда был один наедине с собой.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео