Ещё

Циркуляр о кухаркином арте 

Циркуляр о кухаркином арте
Фото: АртГид
Я — Букварь, учу читать
Эми Демпси.
Стили, школы, направления. Путеводитель по современному искусству
М. : Искусство — XXI век, 2008
Начало начал, лаконичный справочник от американского искусствоведа Эми Демпси, который вобрал в себя максимально доступные описания более 300 стилей, школ и направлений. Фокус книги — на западных течениях, начиная с импрессионизма и заканчивая медиаискусством, в рамках которых живопись, скульптура, архитектура и дизайн развивались с конца XIX века. Люди сведущие с изрядным неприятием относятся к подобным попыткам упаковать сложный и противоречивый процесс развития художественной мысли XX века в линейное повествование, которое для каждого явления отводит специальную ячейку. Но надо признать, что для новичка такой популярный способ картографирования истории искусств подходит лучше всего. В книге иллюстрации, программные статьи и манифесты приводятся вместе с замечаниями художественных критиков, выписками из прессы, отзывами публики и прочими свидетельствами, расширяющими контекст.
Обложка книги Франческо Бонами «Я тоже так могу! Почему современное искусство все-таки искусство»
Франческо Бонами.
Я тоже так могу! Почему современное искусство все-таки искусство.
М. : V-A-C press, 2013
На счету Франческо Бонами крупные кураторские проекты («Манифеста» в Любляне в 2000 году и 50-я Венецианская биеннале современного искусства в 2003-м), а также такие книги, как «Сам себе Пикассо», «От Парфенона к панеттоне» и «: неавторизованная автобиография». Книга «Я тоже так могу!» куда менее энциклопедична, чем, например, труд Демпси. По определению автора, она и вовсе несет в себе «ересь неслыханной простоты», что в целом и нужно неискушенному теоретическими трудами читателю, который не хочет в очередной раз прослыть простофилей, трясущим каракулями своего чада рядом с абстрактной картиной Джексона Поллока. Книга адресована тем, «кто считает искусство не работой, а развлечением». В шутливой, немного провокативной манере Бонами проходится по основным персоналиям, разбирая, например, чем телесность на фотографиях Роберта Мэпплторпа отличается от телесности на рисунках Микеланджело, и не боится смелых сравнений. Словом, идеальный вариант для тех, кто вроде бы разобрался с «Черным квадратом», но все еще негодует, причем тут вообще писсуар.
Обложка книги «Семь дней в искусстве»
Сара Торнтон.
Семь дней в искусстве
СПб: Азбука-Аттикус, 2014
Книга социолога и британской журналистки Сары Торнтон вышла в свет в 2008 году, когда арт-рынок, разгоряченный потребительскими аффектами нулевых, лихорадило в преддверии экономического кризиса. Торнтон взяла на себя смелость подробно описать институциональный ландшафт, который успел сформироваться за последние десятилетия. Для этого она посетила студию японского художника Такаси Мураками, торги аукционного дома Сhristie’s, швейцарскую ярмарку Art Basel и Венецианскую биеннале. То есть все те институции и события, которые отвечают за производство, репрезентацию и интерпретацию современного искусства. В основе каждой главы («Аукцион», «Семинар по критике», «Ярмарка», «Мастерская», «Премия», «Журнал», «Биеннале») лежат многие часы наблюдений и интервью с представителями художественной элиты — с дилерами, кураторами, критиками, коллекционерами и экспертами аукционных домов. За почти десять лет, минувших с момента выхода книги, она, разумеется, успела устареть, да и в 2008 году, признаться, выглядела чересчур наивно. Но если учесть, что описанные Торнтон механизмы в России до сих пор не работают даже на треть, эта книга — неплохое подспорье для тех, кто хочет узнать, как живется в мире, где современное искусство давно стало частью экономики и обросло разветвленной бюрократической системой.
На что еще обратить внимание:
Оссиан Уорд.
Искусство смотреть. Как воспринимать современное искусство.
Художественный критик учит смотреть на произведения современного искусства «современными глазами».
.
Измы. Как понимать современное искусство.
Простенький путеводитель по основным направлениям искусства XX и XXI века, в котором картинок вдвое больше, чем текста.
Филип Хук.
Завтрак у Sotheby’s. Мир искусства от А до Я.
Эксперт аукционного дома Sotheby's остроумно рассказывает, как менялась финансовая ценность предметов искусства в зависимости от художественной моды.
Обложка книги «Постмодернизм. Искусство второй половины XX — начала XXI века»
Сто дней после детства
Екатерина Андреева. Постмодернизм.
Искусство второй половины XX — начала XXI века
СПб: Азбука-Классика, 2007
Книга научного сотрудника Государственного Русского музея Екатерины Андреевой объясняет, в чем состоит затерявшаяся в русском языке из-за размытой терминологии разница между modern и contemporary, и помогает проследить эволюцию современного искусства от классического модернизма до наших дней. Во главу угла здесь поставлен вопрос, из чего складывается понятие «современный» в каждый отдельно взятый исторический период. Чтобы ответить на него, Андреева разбирает хрестоматийные сюжеты и концепции, составляющие историю искусства второй половины XX — начала XXI века: абстрактная школа Климента Гринберга и рождение мультимедийного искусства, критика культуры общества потребления и арте повера, влечение к предметности в 1960-е и отказ от визуального образа в 1970-е. Такие проблемы, как распад традиционных представлений и иерархий, судьба живописи в XX веке, репрезентация и музеефикация нового искусства, представлены в контексте политической истории и, что самое ценное, дополнены примерами из истории русского искусства, которое, увы, очень часто рассматривается исследователями как вещь в себе.
Обложка книги «Внутри картины: статьи и диалоги о современном искусстве»
Иосиф Бакштейн.
Внутри картины: статьи и диалоги о современном искусстве
М. : Новое литературное обозрение, 2015
Иосиф Бакштейн вполне мог бы написать словарь художественных институций, основанный на постсоветском материале и по структуре повторяющий «Семь дней в искусстве» Торнтон. Опыт вхождения в круг московских концептуалистов и превращение его в международный бренд, разработка концепции и кураторство Московской биеннале, Институт проблем современного искусства — список его проектов может сравниться разве что с гомеровским перечнем кораблей. Однако в сборнике «Внутри картины» Бакштейн одновременно выступает субъектом речи и героем повествования, выстроенного, честно сказать, случайным образом, но все-таки складывающегося в нарратив из кусков статей, диалогов и интервью. Круг вопросов, рассматриваемых в этих текстах, самый разнообразный: почему современному миру больше не нужен великий творец, где пролегает граница между советским опытом и сегодняшними практиками, как зарождалась современная художественная номенклатура. Отдельно стоит отметить, что весь путь Бакштейна был попыткой преодолеть репутацию современного искусства как явления, не содержащего обязательных, согласно циркуляру , «смыслов, в которых нуждается современное общество». Поэтому изучить его опыт — пускай даже в такой плохо систематизированной форме, как сборник статей, — обязанность любого чиновника, взявшегося судить, что есть искусство.
Обложка книги Анны Арутюновой «Арт-рынок в XXI веке. Пространство художественного эксперимента»
Анна Арутюнова.
Арт-рынок в XXI веке. Пространство художественного эксперимента
М. : ИД , 2015
Книга искусствоведа Анны Арутюновой лишена романтической составляющей разговора об экономике искусства: арт-рынок предстает здесь отнюдь не разухабистым миром рекордных аукционных продаж и остервенелой погони коллекционеров за выгодными инвестициями. Вместо этого Арутюнова дает возможность проследить эволюцию подходов к коммерции в искусстве. Она рассказывает об изменениях, которые произошли с западным арт-рынком с начала 2000‑х. Как удачная сделка из, казалось бы, незначительного события для узкого круга дилеров превратилась в информационный повод для международных СМИ, какую роль в экономических отношениях играют арт-критики и крупные институции, каким образом в нулевые рост цен на произведения некоторых художников вышел из-под контроля и что с ними происходит сейчас. В России художественный рынок, возникший на руинах советской экономики, до сих пор остается вотчиной кучки коллекционеров и редко удостаивается внимания аналитиков. Поэтому такой экскурс в историю отношений искусства и денег, как книга Арутюновой, напоминает, что разговор об экономике искусства может быть живым и интригующим не только для экспертов аукционного дома Sotheby’s.
На что еще обратить внимание:
Роузли Голдберг.
Искусство перформанса. От футуризма до наших дней.
История перформативных практик от оперы Матюшина и Кручёных «Победа над Солнцем» до акций .
Открытие России. Десятилетие нового интернационала. 1986–1996. Исследование процесса интеграции постсоветской арт-сцены с западным художественным миром.
Изабель Грав.
Высокая цена. Искусство между рынком и культурой знаменитости.
История метаморфоз искусства под влиянием экономики развитого капитализма.
Обложка книги «Искусство с 1900 года: модернизм, антимодернизм, постмодернизм»
18+
Искусство с 1900 года: модернизм, антимодернизм, постмодернизм
М. : Ад Маргинем Пресс, Музей современного искусства «Гараж», 2015
Одна из самых авторитетных энциклопедий, культ вокруг которой сложился задолго до выхода русскоязычного издания. Она вобрала в себя историю искусства от публикации фрейдовского «Толкования сновидений» до ретроспективы вымышленной французской художницы Клэр Фонтен — уже не автора, а аватара, управляемого двумя ассистентами. Выставки, манифесты, персоналии вписаны здесь в контекст истории идей благодаря текстам критиков, философов, социологов, которые в свою очередь становятся объектом рефлексии в рамках закрывающих главы круглых столов, организованных авторами книги. Хронологически выстроенное повествование превращается в постмодернистский текст, готовый в любую минуту увести читателя в тот или иной скрытый сценарий — историю медиума, направления или страны. Такую попытку для описания неклассического искусства выработать неклассический метод потребления информации о нем хочется отметить отдельно. И хотя в книге о российских современных художниках нет ни строчки, на данный момент более полной хроники западного художественного процесса, чем «Искусство с 1900 года», не существует.
Обложка книги Розалинд Краусс «“Путешествие по Северному морю”: искусство в эпоху постмедиальности»
Розалинд Краусс.
«Путешествие по Северному морю»: искусство в эпоху постмедиальности
М. : Ад Маргинем Пресс, Музей современного искусства «Гараж», 2016
Еще один небольшой классический текст теоретика современного искусства Розалинд Краусс о бельгийском художнике Марселе Бротарсе, которым не стоит пренебрегать. Книга вышла в 1999 году и представляет собой исследование изменчивости смыслов, заключенных в понятии «медиум». Краусс описывает ситуацию, при которой существование чистого медиума, будь то живопись, кино или скульптура, становится принципиально невозможным, и Бротарс — постмодернист-пересмешник — тому ярчайший пример. Залив в 1964 году нераспроданный тираж своего стихотворного сборника гипсом и тем самым соорудив свое первое пластическое произведение искусства, он принялся смешивать техники, жанры и медиумы так, что теперь любая попытка свести его творчество к каким-либо вменяемым категориям с треском проваливается. Название «Путешествие по Северному морю» заимствовано у его фильма, состоящего из череды статичных кадров, сменяющих друг друга, как фотографии в альбоме. Именно такое искусство пограничных форм, которое нельзя свести к ряду однозначных типологических черт, способна, по мнению Краусс, рождать эпоха постмедиальности. Сегодня этот вывод уже не кажется таким сенсационным, как 20 лет назад, но нельзя не отметить, что смерть медиума, поразившая когда-то современное искусство, с тех пор успела коснуться почти всех сфер жизни, начиная со СМИ и заканчивая экономикой.
Обложка книги Паскаля Гилена «Бормотание художественного множества. Глобальное искусство, политика и постфордизм»
Паскаль Гилен.
Бормотание художественного множества. Глобальное искусство, политика и постфордизм
М. : Ад Маргинем Пресс, Музей современного искусства «Гараж», 2015
Социология художественного сообщества, которое за последние десятилетия сделалось мобильнее как в социальном, так и в экономическое плане, образовав своеобразную наднациональную ячейку глобального общества. В книгу голландского социолога Паскаля Гилена вошли 11 текстов — они посвящены институтам музея и биеннале, изменению характера труда художника в рамках постфордистской мировой экономики, глобализации и демократизации искусства. По-хорошему, его книгу нужно читать, держа наготове труды социологов Никласа Лумана и Пьера Бурдьё, во многом легшие в основу «Бормотания». Современное искусство, по Гилену, в свое время сыграло роль социальной лаборатории, внутри которой и был выведен вездесущий ныне тип креативного предпринимателя, урбаниста и вечного студента размножающихся школ искусств — словом, персонажа, принесшего вместе с собой новую трудовую этику, основанную на креативности, коммуникативности и новаторстве. Соединив социологию искусства и критическую социальную теорию, Гилен формулирует базовые для своего исследования понятия — «множество», «постфордизм», «нематериальный труд».
На что еще обратить внимание:
Даглас Кримп.
На руинах музея.
Сборник эссе куратора и редактора журнала October о статусе современного и классического искусства в пространстве музея.
Бенджамин Бухло.
Неоавангард и культурная индустрия.
Статьи о европейском и американском искусстве. 18 очерков о новом реализме, поп-арте и искусстве движения Fluxus, рассмотренных через призму авангардных практик 1915–1925 года.
.
Политика поэтики.
Сборник статей о современном искусстве как продукте рыночного потребления и средстве политической пропаганды одновременно.
В оформлении материала использован фрагмент плаката «Неграмотный — тот же слепой» (1920, художник А. Радаков).
Видео дня. Самые пугающие истории о Бермудском треугольнике
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео