Ещё

Мечта поэта. Уникальную реликвию покажут посетителям юбилейной выставки Музея Александра Сергеевича Пушкина 

Фото: Вечерняя Москва
5 октября исполняется 60 лет одному из самых любимых москвичами музеев города — Государственному музею А. С. Пушкина на Пречистенке.
Если для человека 60 лет — возраст солидный, то для музея это период расцвета и молодости. А еще у него, как у человека, есть судьба. У этого музея она счастливая. Может, потому, что самое счастливое время своей жизни поэт провел именно в Москве.
На монтаж выставки, приуроченной к юбилею, меня ведет Вероника Кирсанова, руководитель пресс-службы музея, рассказывая, с чего все начиналось.
— В 1957-м, когда вышло постановление Совмина об учреждении музея, в его фондах было пусто. Но за четыре года, к открытию музея, уже было что людям показать. Просто чудеса какие-то происходили.
Невольно поверишь, что все Александр Сергеевич улаживал. Как-то Всеволод Якут, знаменитый актер, принес портрет Пушкина-ребенка.
Ему его поклонница подарила! Такого больше нигде нет! Время, когда музеи были молчаливым скопищем раритетов, в прошлом: сегодня в такой пантеон не придет никто.
Музей А. С. Пушкина гордится постоянными экспозициями, но активно ищет, как и чем привлечь в музей молодежь.
В этом году шум наделал проект #ПушкинXXI век. Вспомнив «Пушкина-авиатора» и другие шедевры той выставки, хохочем. За хорошее настроение тут замечаний не делают. И если вы думаете, что в музее пахнет пылью и старостью, вы просто давно в нем не были.
Евгению Богатыреву, директору музея, в эти дни и тридцати часов в сутках мало. Но для «Вечерки» он время нашел. Говорим, конечно, о Пушкине! — Александр Сергеевич — это некий код, доступный для всех нас и в полном смысле слова универсальный, — объясняет он свое отношение к классику. — Но совсем не хочется, чтобы Пушкин стоял на монументе — он современен и актуален сегодня, позволяет находить ответы на все вопросы, соизмерять себя с ним.
Снова звонит телефон, Богатырев, извинившись, исчезает. А мы идем дальше.
— Ну, здравствуйте, Александр Сергеевич! — Кирсанова не шутит. Да и почему не поздороваться. Пушкин — домашний, в уютном клетчатом халате, смотрит чуть растерянно — он еще и кофею утреннего не испил, а уже гости. Вокруг лица, лица: ближний круг поэта. Гоголь с портрета напротив будто интересуется: «Ну как, Александр ты мой Сергеевич, не видел ли фильму про меня? Там есть и ты — балагур балагуром!» Но поэту не до того: в соседнем зале монтируется предмет его восхищения, легендарный Нащокинский домик.
Это чудо, приехавшее в Москву из Всероссийского музея Пушкина.
— Ближе друга, чем Павел Нащокин, у поэта в последние годы жизни не было, — Вероника обходит зал, разглядывая портреты. — Павел Воинович был человеком хорошим, но чудаком: богател, разорялся, своего дома не имел, переезжал с квартиры на квартиру, но, где бы ни жил, Пушкина всегда ждала комната. Узнав о популярных в Европе кукольных домиках, Нащокин загорелся идеей скопировать свое жилье. И сделал это.
Воиныч, как называл его Пушкин, оказался перфекционистом. И сейчас с величайшими предосторожностями достаются из коробок крошечные стульчики работы Гамбса, точь-в-точь как настоящие, но раз в десять меньше, часы, сделанные в Англии, мелочи — малюсенькие курительные трубки и шахматы, подсвечники и карты, книги, для печати которых отлили крошечные литеры.
— Скопирована была даже посуда и еда в ней, и очки в очечнике! — говорит Вероника. — И все это работало: в самоваре можно было вскипятить воду, лампы — зажечь, книги — прочесть, из пистолета выстрелить.
Копия обошлась в 40 000 рублей.
Дом стоил бы меньше! Может, Нащокин хотел этой игрушкой что-то сказать? Например, что любая эпоха, уходя, становится игрушкой, но это не значит, что она ничего не стоит…
На рояльчике, объясняет Вероника, жена Нащокина Вера играла спицами. Пушкин хотел приобрести домик, но мечта поэта не сбылась. Он погиб, Нащокин разорился… Все подробности вы узнаете в музее.
Это ведь тоже чудо — «визит» домика. И юбилей. И Пушкин! На этих словах Александр Сергеевич на портрете чуть качнул головой. А может, конечно, мне просто показалось.
ПРЯМЫЕ РЕЧИ
Александр Кибовский, министр правительства Москвы, руководитель Департамента культуры столицы:
— За годы жизни музей стал одним из самых знаменитых литературных музеев и площадкой для проведения городских, всероссийских и международных мероприятий.
Трудом музейных работников собрана уникальная коллекция, связанная с историей Москвы и с именем великого русского поэта. Благодаря этому мы можем приобщиться к живому слову пушкинской поэзии. Хочется высказать глубокое уважение и признательность за заслуги в деле нравственного воспитания граждан, за выполнение почетной миссии сохранения исторической памяти великого поэта. От всей души желаю коллективу музея здоровья, успехов, новых поклонников классической литературы, мира и благополучия.
Виктор Листов, доктор искусствоведения, автор книг о Пушкине:
— Это по-настоящему народный музей. На Пречистенку иногда приходило так много людей, что боялись: амфитеатр зала в старом особняке обрушится.
Когда выступали ведущие исследователи — Натан Эйдельман, Ираклий Андроников — наплыв публики приходилось сдерживать конной милицией. Мне приятно знать, что в архивном отделе музея хранятся и мои материалы — моя переписка с поэтом Давидом Самойловым о Пушкине.
Подписывайтесь на канал «Вечерней Москвы» в Telegram!
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео