Автандил Варсимашвили: у нас с Туминасом одна группа крови 

Автандил Варсимашвили: у нас с Туминасом одна группа крови
Фото: Sputnik Грузия
Sputnik, Алексей Стефанов.
Работу над спектаклем «Ричард III» художественный руководитель Тбилисского государственного академического русского драматического театра им. А. С. Грибоедова и Свободного театра начал еще год назад, но репетиции периодически приходилось прерывать. Одна из причин — режиссер постоянно находился в поисках и менял актеров. Наконец, когда команда полностью состоялась, работа подошла к финалу, и на 7 октября назначена премьера.
— Автандил, в Тбилисском театре вы уже ставили «Ричарда III» — московская постановка сильно отличается от вашего первого спектакля?
— Радикально отличается. В Тбилиси я поставил спектакль о захвате власти, а здесь речь идет о конфликте поколений. Я показал эту борьбу. Главная тема в этой постановке — то, что происходит с человеком, который теряет основную цель в жизни. Этого не было в грузинской версии. Но спектакли объединяет, конечно, общий сюжет.
Автандил Варсимашвили и 
— Это ваша первая работа в Москве?
— Да. И я благодарен своему старшему другу, замечательному режиссеру Римасу Туминасу за это приглашение. И не только за приглашение, но и за дружбу. Конечно, я очень рад, что поставил спектакль в Москве, но дело даже не в Москве, и не в Вахтанговском театре, а дело в Туминасе. Для себя я так это объяснил — я ставлю спектакли в театре Туминаса, а не абстрактно в Москве или в каком-то театре.
У меня было много предложений относительно постановок в Москве, но я всегда отказывался от них. Дал согласие только потому, что здесь работает Туминас. Для меня это счастье — ставить спектакль в театре, которым он руководит. Естественно, Туминас мне помогал советами по распределению ролей. Поэтому я благодарен ему и театру, что разрешали менять актеров. Теперь я доволен результатом, актерами, дирекцией театра. Это вообще очень редко бывает, чтобы дирекцией театра все были довольны. Но в Театре Вахтангова именно так — все идеально: все делается вовремя, без опозданий. Театр работает как швейцарские часы. И конечно  — один из лучших, если не самый лучший директор театра в России. Это чувствуется во всем — в работе реквизиторов, осветителей, рабочих сцен. Это замечательно — так и должен работать театр.
Автандил Варсимашвили на репетиции спектакля
— Говорят, вы репетировали целый год — наверное, это самая длительная постановка спектакля.
— Если посчитать репетиционные периоды, то мы поставили этот сложный спектакль за очень короткое время. Наверное, меньше чем за два месяца. Как и любой другой. Так что будем считать, что это был просто затяжной подготовительный период. Мы много раз останавливались, и паузы были очень длинными. Репетировал я не так долго, просто много раз начинал, долго искал актера на главную роль, пока не нашел молодого замечательного актера — Максима Севриновского. Я верю, что это будет новая звезда Вахтанговского театра. Я доверил ему очень сложную работу, мы с ним пришли к финалу, и я очень доволен.
— Ставить «Ричарда III» в Тбилиси тоже было так сложно, приходилось менять актеров?
— Нет, потому что там были мои ученики. Но, конечно, когда ставишь Шекспира, всегда присутствуют определенные сложности.
Автандил Варсимашвили беседует с труппой театра на репетиции
— Как вам работается в Москве?
— Я вообще не ощущаю, что нахожусь в Москве. Мой день начинается с репетиции и заканчивается репетицией. Вы не поверите, но за три месяца я дальше Старого Арбата не выходил. Даже на Новом Арбате не был. Потому что я с утра до вечера в театре. Поэтому на меня не давит груз Москвы, я его не чувствую. Работаю с молодыми замечательными актерами и очень этому рад.
— На Старом Арбате есть несколько заведений с грузинской кухней — до них-то добрались?
— О, все грузинские точки я знаю. И меня там уже знают. Прихожу, и они меня встречают по-грузински (смеется). И хотя для большого грузинского застолья времени нет, для теплого тесного общения время находится.
— А как проходит ваша культурная жизнь в Москве — на нее хоть остается время?
— Да, я посмотрел все спектакли Театра Вахтангова, которые здесь шли в это время и несколько постановок, которые не относятся к этому театру, но проходили на его сценах. Никуда больше не ходил, честно говоря, было неинтересно.
А в Театре Вахтангова мне однозначно понравились все спектакли Туминаса. У меня вообще есть ощущение, что у нас с ним одна группа крови — мы одинаково смотрим на вещи и вообще на театр. Поэтому я дорожу этой дружбой. Он не просто большой режиссер, мне кажется, мы говорим с ним на одном языке. Мне это в нем нравится. Театр Туминаса — замечательный театр, потому что он живой. Все спектакли в его театре — это спектакли о настоящем человеке, его проблемах, болячках, горестях и радостях. Это не театр голого формализма, который сейчас принят во всем мире, и которому аплодируют. Нет. Это живой театр по определению Питера Брука (английский режиссер театра и кино — ред.).
— Ваш театр в Тбилиси такой же?
— Да, и, поэтому театр Туминаса мне так нравится. Меня тоже интересует этот живой театр, я к нему стремлюсь. Поэтому мы нашли общий язык.
— Пока вы работаете в Москве, наверняка к вам за советом обращались молодые режиссеры.
— Приходили, говорили со мной, спрашивали о многом. Помочь им я не мог — просто нет времени, но советы давал. Мы с очень многими хорошими молодыми актерами и режиссерами тесно общались. Думаю, что российский театр не должен бояться за свое будущее. Все-таки великолепное поколение приходит нам на смену — замечательные ученики Римаса Туминаса.
— Премьера спектакля состоится уже в эту субботу — готовы к ней?
— Готовы. Остались какие-то технические нюансы, над которыми нужно еще поработать. Но это нормально — последние три-четыре дня перед любой премьерой для того и нужны, чтобы все вычистить. Так что могу сказать, что мы все успели, и довольны работой.
Автандил Варсимашвили
Видео дня. Факты о кошках, которые не знают даже хозяева
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео