Ещё

Границ нет. Как музыканты DaGamba смешали Бетховена и Rammstein 

Фото: АиФ
В Воронеже впервые выступила группа DaGamba. Зрители, пришедшие в тот день на концерт совсем незнакомой для Черноземья группы, и не подозревали, что выйдет из зала фанатами этого молодого интернационального коллектива. В их музыке дуэт латышской и русской виолончелей смешивается с иранскими народными мотивами и песнопениями, а итальянский барабанщик и литовский пианист добавляют рока произведениям, написанным сотни лет назад.
До того, как зажечь на сцене Event Hall, участники группы DaGamba встретились со студентами Воронежского музыкального колледжа имени Ростроповичей. О чем музыканты секретничали со своими будущими коллегами, знают ли об их музыке в немецкой группе Rammstein и какой инструмент в копилке DaGamba — самый древний, они рассказали корреспонденту «АиФ-Черноземье».
Вальтерс Пуце, виолончелист: Мы общались со студентами о жизни, о том, как надо и не надо делать музыку. Сыграли акустические версии своих песен. Сейчас они учатся академической музыке, и мы бы не хотели, чтобы они рано начали ее менять. Вот закончат школу, тогда можно начинать портить все, что хочешь. (Смеются). Вспомните Пикассо. Он же владел классической школой рисования, но мы его знаем и любим не за это. У нас всех академическое образование и роковая душа. Мы слушаем Korn, System of a Down. Кстати, мы знаем, что на этой сцене, на которой мы выступаем сегодня, когда-то пели Korn.
Дайнис Тенис, пианист: Вообще мы выступаем и в концертных залах, и на фестивалях. Пару раз нас принимали на Glastonbery. На фестивале Positivus в Латвии нас слушали 15 тысяч зрителей. Для фестивалей наш формат — как глоток свежего воздуха. Не на каждом рок-фесте услышишь Баха и Рахманинова.
— У нас в стране очень популярны оркестры, которые исполняют рок-музыку в симфонической обработке. У вас, получается, все наоборот — классическая музыка в рок-обработке?
Вальтерс Пуце: Да, мы знаем российскую группу Universal Music Band. А то, что мы делаем, объяснить очень легко. Мы играем новую классическую музыку. Как бы Бетховен сочинил «Оду к радости», если бы он жил сегодня? В свое время Бетховен шокировал всех своим необычным творчеством, он делал все наоборот, вопреки канонам. А мы нашли сходство Бетховена с Rammstein, поэтому наш концерт называется LudvigVanRammstein.
Дайнис Тенис: Самая главная идея концерта — в музыке границ нет.
Вальтерс Пуце: Очень важно, что у нас интернациональная группа: литовский пианист, латышский и русские виолончелисты, итальянский барабанщик и иранский перкуссионист. Мы своим примером показываем, что разные нации могут дружить и все вместе работать.
— Музыканты Rammstein знают, что их вот так взяли и поставили в пару с Бетховеном?
Вальтерс Пуце: Мы ждем от них ответа на этот счет. Мы выпустили альбом, в котором используем их музыку, и, конечно, нам нужно на это разрешение. Мы отправили им диск, и сейчас они его слушают. Ответ должен со дня на день прийти. Было бы интересно с ними вместе сыграть.
— В Воронеже вы выступаете вместе с местным симфоническим оркестром. Как вам понравилось с ним работать?
Роман Денисов, дирижер: У нас прошли две репетиции. Музыканты показали прекрасный уровень. В Воронеже вообще хорошая школа струнников. Духовики, в основном, тоже очень хорошие. Есть даже такое понятие как «воронежская школа». Здесь в свое время была очень хорошая скрипичная школа. Очень много ее выходцев конкурентоспособны в любом городе России и даже мира. Во всяком случае, в оркестре Большого театра три гобоиста из Воронежа и как минимум два скрипача.
— Хамидреза, вы играете на древнем иранском инструменте под названием даф. Как он сочетается с музыкой Баха и Прокофьева?
Хамидреза Рахбаралам: Даф — это древнейший иранский инструмент, который был придуман восемь тысяч лет назад. Он чем-то напоминает шаманский бубен, но даф больше, и на него нанизано 400 колец, которые создают особый звук. Возможно, это даже один из самых древних инструментов мира. Изначально даф изготавливали из кожи ягненка, но мой сделан из более устойчивого пластика. Я пришел к нему, последовав за древним восточным учением под названием суфизм. Я никогда не представлял, что могу играть на дафе с европейской группой и тем более сочетать его с классической музыкой. Я очень рад этой возможности соединить иранскую перкуссию с европейской классической музыкой.
— Мы знаем, что вы сотрудничали с Лаймой Вайкуле. Расскажите об этом опыте.
Вальтерс Пуце: Она живет в Юрмале, мы в Риге. Это недалеко. Она пригласила нас на свой фестиваль, концепт которого — соединить музыкантов разных стран и разных жанров. Сама Лайма пела тогда вместе с известной оперной певицей Хиблой Герзмава. Может быть, будем еще сотрудничать, потому что Лайма очень открыта для предложений.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео