Небо, самолёт и девушки. Пермская летчица о мировом рекорде и своей миссии

Без дозаправки тогда по этому маршруту пролетели шесть лучших лётчиц со всего Советского Союза. Вызов на подготовку получила и пермячка Галина Смагина. Накануне 40-летнего юбилея рекорда она рассказала, почему не хотела, но согласилась участвовать в перелёте, что ждёт будущую лётчицу из Перми, которую недавно приказом министра обороны сверх плана зачислили в авиационное училище Краснодара и почему в Пермский авиационный техникум, где она преподаёт, так трудно поступить.

Небо, самолёт и девушки. Пермская летчица о мировом рекорде и своей миссии
© АиФ Пермь

До последнего винтика

Лариса Садыкова, «АиФ-Прикамье»: Как вы оказались в экипаже?

Людмила Смагина: В честь 60-летнего юбилея революции кому-то наверху пришло в голову, что шесть женщин-пилотов должны совершить длительный беспосадочный перелёт. Я в тот момент работала в Таджикистане командиром корабля Як-40 в гражданской авиации. Именно таких, как я, действующих лётчиц конструктор позвал в Москву на подготовку к полёту на их Ил-62. Это был первый советский реактивный дальнемагистральный пассажирский самолёт.

Но я к этой идее отнеслась без особой радости. Дело в том, что мне в экипаже досталась роль бортинженера, но я же пилот, и мне хотелось за штурвал. Без моего участия полёт был под угрозой срыва. Я согласилась, потому что знала, что во время подготовки буду общаться с великим лётчиком-испытателем Владимиром Коккинаки, Героем Советского Союза. Мы с девочками три месяца жили во , на аэродроме, и я всё это время досконально изучала конструкцию самолёта. Всё до последнего винтика. Если бы произошло ЧП, то именно мне пришлось бы устранять неисправности.

- Почему выбрали такой маршрут?

- Нам нужно было проверить возможность совершения беспосадочного перелёта на Дальний Восток. Мы брали курс на Магадан, а оттуда должны были спуститься во Владивосток, словом, летели «по северам». В этих погодных условиях мы испытывали возможности двигателя и самолёта, облётывали специальное штурманское оборудование, отрабатывали режимы высоты и т. п. В приборы вводились поворотные точки на маршруте, и нам нельзя было перелететь их или не долететь. Техника диктовала следующий этап полёта, на котором мы меняли высоту - так называемый полёт по потолкам. Ещё на земле Владимир Коккинаки составил инженерно-штурманский план, которого мы придерживались и на каждом этапе делали на нём отметки. Конструкторов удовлетворили результаты, и Ил-62 стал летать на Камчатку без посадок.

Дорога в космос

- Почему вы пошли в лётчицы?

- Как почему? Век был такой. Когда я в 1957 году, после седьмого класса, поступила в техникум, в том же году запустили первый спутник. А в год, когда получила диплом, в космос полетел .

- Вы ведь тоже хотели в космос?

- Да, и все тогда понимали, что дорога туда идёт только через авиацию. Во времена Хрущёва многое в СССР делали ради того, чтобы всему миру показать мощь нашей страны. Именно поэтому в космос отправили . Она была простой ткачихой, и власти хотели продемонстрировать, что у нас даже такие люди могут отправиться в космос. Но в полёте многое пошло не так, и инженер-конструктор зарёкся пускать женщин на космодром. Но мы надежды не теряли, рассчитывали, что ситуация изменится, и продолжали заниматься любимым делом.

- Месяц назад пермячку Анну Щербакову зачислили в Краснодарское военное авиационное училище. Как считаете, профессия лётчика перестаёт быть мужской?

- Я думаю, что этот курс девочек - очередной эксперимент. В советские времена тоже набирали девчачий курс, но на практике только человек пять из них пошли в авиацию. Возможно, кому-то кажется, что девушка- военный лётчик - это романтично. Но на самом деле всё намного сложнее. Нужно иметь технический склад ума, хорошее здоровье, стрессоустойчивость, обладать многими важными качествами. И здесь не спрятаться за спинами других членов экипажа. Ты всегда будешь как на ладони.

Влюбить ребят в авиацию

- Зачем ребята сейчас идут в авиационный техникум?

- Я их постоянно спрашиваю об этом. Раньше большую роль играли родители. У нас много предприятий, связанных с авиацией, и традиции преемственности в семьях ещё есть. Но у техникума ещё и хорошая слава как у учебного заведения, где дают прекрасную техническую подготовку. Крепкое базовое образование востребовано не только в авиации.

- Вы 30 лет летали, а теперь почти столько же преподаёте в техникуме и руководите Музеем авиации и космонавтики. Зачем вам это?

- В гражданской авиации очередной упадок. И этой профессии сегодня как никогда нужны талантливые ребята. Хочу поддерживать интерес молодых к лётному делу. Я, конечно, в первую очередь лётчик, а педагогика - это даже не вторая профессия, а миссия.