Возвращение живой музыки

«Наконец-то!». Дагестанские ценители настоящей музыки только так и восклицают. Как говорится, для счастья многого не надо. Дайте людям, хотя бы в музыке ощутить что-то живое, искреннее и настоящее. Первый шаг уже сделан. Надежда появляется, как у обычных слушателей, так и талантливых исполнителей, что барби с макарошками на голове и с неоправданной кичливостью уйдут на второй план. Дагестанская эстрада может подняться на новый уровень и будет в руках талантливых исполнителей.

Возвращение живой музыки
© Mirmol.ru

«На эстраду может выйти любой человек, учитывая современные технические возможности, не имея никаких музыкальных данных. Сделать обработку голоса, и продолжать обманывать людей. Здесь важно и нужно бастовать. Живой звук – это защита от непрофессионализма, которого слишком много на нашей эстраде. Это, во-первых. Во-вторых, такое выступление является некорректным. Неэтично по отношению к слушателю. Артист должен уважать свою публику. А чтобы исполнитель соответствовал этим категориям должен быть естественный отбор. Немузыкальному человеку нет места на большой сцене», – Ирина Нахтигаль, художественный руководитель дагестанской филармонии, музыковед, рассказала почему для локальной эстрады фонограмма является проблемным явлением. Для созидания музыки труда и таланта одного исполнителя недостаточно. Свой немаловажный вклад вносит и звукорежиссер. Особенно, в творчестве тех, кто злоупотребляет фонограммой. Он занимается составлением музыкальной композиции, с поиском и созданием звуковых образов. Передает нужную эмоцию, создает настроение, расставляет акценты. И поэтому, было бы несправедливо не учесть мнение представителей данного поприща.

«Для звукорежиссёра, конечно, легче с фонограммой работать. Иначе, надо приходитm заранее, отрепетировать, настроить. А тут условно, поставил диск и все. Но, живой звук – это другая энергетика, это импровизация. Фонограмма – готовая запись, она не оставляет возможности контактировать со зрителями. Зачем идти на подобный концерт, если с таким же успехом можно на ютубе посмотреть» – считает Марат Арчилаев, звуковик, и диджей крупнейших мероприятий республики. К сожалению, современная эстрада активно переняла такой некачественный стиль, и теперь она твердо закрепилось за Дагестаном. Появляется огромное число молодых музыкантов, которые смело подражают этому примеру. Доводят до совершенство свое исполнение, не с помощью усилий и работы над собой, а с помощью налаживания эффектов. Однако, есть и молодые таланты, которые остерегают себя от дурного влияния, и просто предпочитают исполнять каверы, чем становиться частью некачественной музыки города.

«Я за запрет. С эстрады исчезнут псевдопевцы и богатенькие дети, которые захотели вдруг попеть. Будет оцениваться талант, а не хорошая работа звукорежиссера. Также людей перестанут обманывать и драть с них деньги за банальную записанную песенку, с наложенными эффектами. Стиль отсутствует. Мало того, что берут минусовки малоизвестных артистов, так еще и текст не отличается оригинальностью. Качество ужасное, все идут протоптанной дорогой», — выразила свое отношение, к предстоящим изменениям, кавер-исполнительница Залина Магомедова. Однако, для Дагестана, который славится масштабными свадебными мероприятиями, а также модной тенденцией звать туда известных исполнителей, живой звук может обойтись дороже. Дагестанская певица Хуршида Исмаилова рассказала «Mirmol», что инициативу спеть под фонограмму выдвигают сами заказчики.

Фонограмма, конечно же, не подведет, это чистый, равномерный звук. Меньше вероятности попасть в неловкое положение, если, конечно, какой-то пьянчуга не выхватит из рук микрофон. И такое бывает.

«Мы не говорим о том, чтобы вообще запретить, понятное дело, что в некоторых случаях она необходима. Это приветствуется на площадях, на открытых пространствах. Но на главной сцене и на концертах должен присутствовать живой звук», – добавила Ирина Нахтигаль.