Ещё

Ольга Кабо сыграет в Ульяновске спектакль о семье Марины Цветаевой и себе 

Ольга Кабо сыграет в Ульяновске спектакль о семье Марины Цветаевой и себе
Фото: АиФ – Ульяновск
перед выступлением ответила на вопросы главного редактора «АиФ» Веры Матвеевой.
История жизни, история души
Вера Матвеева: Вы шестой год играете этот спектакль, насколько прониклись образом ? Известно, что Ариадна, чьи письма и дневники вы читаете в спектакле, боготворила свою мать и никого так не любила больше, ни родных, ни мужа, а детей у неё не было. Насколько вы разделяете эту любовь? Менялось ли Ваше отношение к Марине Цветаевой, к самой Ариадне?
Ольга Кабо: А для меня этот спектакль — очень личная история, это признание в любви и моей маме, Аиде Николаевне. Читая воспоминания дочери Цветаевой, я нахожу много общего с тем, как меня воспитывала моя мамочка. Когда я дохожу до строк: «Она всегда любила меня, и это всегда была любовь яростная и героическая, ЕЕ любовь, которая всегда была ВЫШЕ и больше тех, кого она любила. Ее любовь, отдававшая все, требовала также абсолютного служения, без отклонений и компромиссов, без совместительства… », комок подходит к горлу — ведь о моей маме я могу сказать то же. Я соткана из её любви и веры в меня…
— Чего в спектакле больше: Цветаевой женщины? Цветаевой –поэта, Цветаевой матери? Или вы не отделяете одно от другого?
— Эти три ипостаси Марины Цветаевой неразделимы между собой.
— Что вы знали о судьбе поэтессы до спектакля, какие её стихи любили? Что-то изменилось за шесть лет, пока вы играете спектакль?
— Во время работы над спектаклем мы не раз посещали дом-музей Марины Ивановны в Борисоглебском переулке, где жила семья перед эмиграцией. Встречались с исследователями ее творчества. Очень много мне поведал старейший актёр нашего , который, кроме всего прочего, был лично знаком с . Я очень благодарна людям, которые поверили в нас с Ниной и позволили «прикоснуться» к сокровенности поэзии Марины Цветаевой…
— Кто выбирал материал для спектакля и режиссировал его, чему посвящён его замысел, меняется ли он от спектакля к спектаклю?
— Спектакль был задуман как диалог дочери Цветаевой Ариадны Сергеевны Эфрон с матерью. Такой ход придумала наш режиссёр, дочь великого артиста  — Юлия. По замыслу Юлии Георгиевны, мы попытались представить Марину глазами её дочери. Я читаю фрагменты писем и дневников Ариадны, рассказываю зрителям о важных вехах в жизни семьи Марины Ивановны — московские будни, потом отъезд за границу, жизнь в эмиграции, рождение сына Мура, арест Али, уход Марины, а Нина исполняет баллады на её стихи, являя Голос самого Поэта.
Что мне кажется самым важным в нашем спектакле — это его исповедальность и подлинность. Мы работали только с первоисточниками — письмами Ариадны и ее дневниками. Основная книга, вдохновившая нас на эту постановку, — «История жизни, история души» Ариадны Сергеевны Эфрон. Это пронзительные воспоминания, письма, стихи и рассказы дочери поэта. Особенной нежностью к матери пронизаны детские впечатления Али, связанные с матерью: «У нее зеленые глаза, нос с горбинкой и розовые губы. У нее стройный рост и руки, которые мне нравятся. Ее любимый день — Благовещенье. Она грустна, быстра, любит Стихи и Музыку. Она пишет стихи… » Эти строки полны восхищения и гордостью. Уже в юном возрасте Ариадна понимала, что ее мама особенная. Она боготворила ее, тянулась к Марине всю жизнь, «подобно подсолнечнику»… А потеряв, не переставала признаваться ей в любви: «На самом деле во всей своей жизни, с тех пор, что я помню себя, у меня была только одна любовь — ОНА… Ни отца, ни брата, ни мужа я так не любила, а детей у меня не было и не будет», — писала Ариадна. Для меня наш спектакль — это посвящение и моим мамочке, бабушке, детям. Рассказывая историю семьи поэта, я рассказываю и о своей любви, о своей благодарности, о своих чувствах…
Героини стали как сёстры
— Дружите ли вы с вашей партнёршей по сцене , участвовали ли вы в выборе стихов, которые исполняет она в спектакле?
— Мы с Ниной познакомились много лет назад на кинофестивале в Мурманске. Я вела церемонию Открытия, Нина пела. Тогда я впервые услышала её голос — глубокий, сильный, чувственный. Она, как актриса, проживала каждую песню, каждый романс. Я была под впечатлением! Мы подружились. Мы сошлись на любви к поэзии Серебряного века. В театре Моссовета я играла в спектакле, который так и назывался «Серебряный век», в котором я читала произведения , Цветаевой, Гумилева, Блока. За кулисами Нина дала мне послушать диск, где она исполняет ахматовские романсы. И сразу родилась идея сделать вместе музыкально— поэтический проект. Наш первый спектакль «Память о солнце» был посвящён творчеству Анны Андреевны Ахматовой. С ним мы побывали во многих городах России и ближнего зарубежья, выступали в театрах и филармониях, в сопровождении рояля и с симфоническим оркестром. Зрители часто делают нам комплименты, говорят, что мы прекрасно смотримся на сцене — обе высокие, статные… А мы с Ниной вообще стали замечать, что становимся похожими, как сестры! У нас абсолютное взаимопонимание, и, действительно, на сцене мы едины, а это дорогого стоит!
Кого ждут на спектакль?
— Кому бы вы посоветовали больше всего посмотреть ваш спектакль и какого зрителя вы ждёте? Обязательно ли вашим слушателям знать стихи Марины Цветаевой? И на ваш взгляд, совпала ли музыка со стихами Цветаевой?
— Конечно, наша публика, в основном, «цветаевская». Тем не менее, к нам приходят и зрители неискушённые, много молодежи, которая может быть не так близко знакома с поэзией Марины Ивановны и, вообще, Серебряного века. Но они возвращаются после спектакля и пишут в соцсетях: «Побывал (или побывала на спектакле „Я искала тебя… “— купил (или купила) томик Цветаевой». Или «Еще раз прочитал стихи и, вспоминая вашу историю, уже как будто все по-новому увидел». Для нас это очень ценно. Да и нам, репетируя спектакль, приходилось серьезно разбирать каждую строчку, каждую строфу, каждое стихотворение Марины Ивановны, чтобы «распознать» их, открыть заложенный в них глубинный смысл. Недаром Ариадна пишет: «Как часто и взрослым — особенно взрослым— собеседникам была она не по возрасту, может быть, именно потому, что ЕЁ голос не сразу мог быть услышан и разгадан, как, впрочем, и многие из Марининых загадок.» В лирике Цветаевой всегда загадки, всегда резкие синкопы настроения, эмоциональность, абсолютная оголённость всех нервных окончаний…
Музыку для спектакля написал молодой композитор , уже очень известный в кинематографических кругах, обладатель премии «Тэфи» за музыку для фильма о Бродском. Было очень интересно творить с таким профессионалом. Работать с цветаевской поэзией очень сложно, её строки музыкальны сами по себе, писать музыку к её стихам — это большая ответственность. Но мне кажется, Дмитрию удалось, не споря с автором, одарить произведения поэта еще большим звучанием.
Художник по костюмам — . Много лет с ней сотрудничаю и всегда восхищаюсь, как она несколькими штрихами может создать настроение, передать характер, представить время. Вот и для нашего спектакля Вита создала костюмы, которые вместе с нами рассказывают историю любви, существуют в унисон с актрисами и создают подлинную атмосферу эпохи.
Счастье — просто жить
— Жизнь и судьба Марины Цветаевой в конце её жизни трагична, а вы счастливы в личной жизни? Что для вас любовь, счастье, женская мудрость?
— Наверное, счастье для меня — это ощущение нужности… Прекрасно быть востребованной в профессии, знать, что дома тебя ждут дети, семья… Что родители рядом, что теперь мы поменялись местами, и уже я несу ответственность за них и помогаю им… Счастье— выходить на сцену и чувствовать дыхание зрительного зала… Счастье— сниматься в кино… Счастье— радоваться успехам детей… Счастье— поддерживать мужа, когда ему трудно… Счастье — радоваться каждому мгновению жизни! Счастье— просто жить.
Видео дня. История красавицы, 25 лет просидевшей взаперти
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео