Большой театр маленького города 

Большой театр маленького города
Фото: ТАСС
«Знаете самый страшный актерский сон? Твой выход, а у тебя нет костюма, ты не помнишь слов и даже не знаешь точно, что играешь, — говорит Ольга Троицкая. — Мне это раз 15 снилось». «У меня такой же режиссерский сон, — отвечает . — Что сейчас откроется занавес, а актеры ничего не знают!»
Ольга — учитель русского языка и литературы в средней школе. Владимир — в прошлом инженер. Но здесь, в «Подиуме», они актриса и режиссер. Как и несколько десятков других членов труппы — юристов, бизнес-аналитиков, врачей, которые по выходным превращаются в Гамлетов и Офелий.
"Визитная карточка"
Любительский театр появился в Димитровграде еще в середине 50-х. Менял названия, места обитания и режиссеров. «Подиумом» он стал в 1990 году. А несколькими годами раньше его возглавил Владимир Казанджан. Помещение театру подарил город, но в остальном он существует только на зарабатываемые деньги. За последние 27 лет было поставлено почти 40 спектаклей. Репертуар — от Шекспира и Гоголя до Володина и Улицкой. А на фестивалях подиумцы выступают наравне с профессионалами.
Димитровград — городок в Ульяновской области. В нем живут чуть больше ста тысяч человек. Здесь можно пройти по улице триста метров и поздороваться пять раз. В «Подиум» здесь ходят все — даже студенты, уехавшие учиться в большие города и приезжающие на каникулы.
Конечно, в Димитровграде есть и профессиональный театр, и танцевальные коллективы, и ночные клубы. Но «Подиум» — «визитная карточка» города. К тому же на любом спектакле в зрительном зале есть те, кому после финала нужно будет зайти за кулисы и обнять актеров — приятелей, бывших одноклассников или любимых учителей.
Любовь за сценой
В маленькой гримерке лежит гитара и разбросаны пачки «Беломора». Это реквизит, актеры только что отыграли комедию «Ну, кадриль!» по пьесе , написавшего сценарий фильма «Любовь и голуби». «Не обнимай меня, я вся мокрая! — смеется Ольга Троицкая. — У меня килограмм за спектакль уходит, можно по весам проверять. У нас, наверное, ни одного спектакля нет, с которого мы бы вышли „нормальными“, с холодными носами».
Ольга пришла в «Подиум» 22 года назад. До этого «муж не пускал» — говорил, что у нее, отличницы и активистки, тогда школа будет на первом месте, театр на втором, а семья на шестнадцатом. А потом все сложилось разом: в город переехала мама, чтобы сидеть с внуками, а режиссер Владимир Казанджан предложил Ольге роль — они давно дружили.
Примерно тогда же сюда пришла Светлана Купкина. В «Подиуме» играла ее мама, и она однажды предложила Казанджану попробовать Свету на роль. «Я тогда в театре дышать боялась. За кулисами ни разу не была — не знала, что туда вообще можно заходить! — рассказывает Светлана. — И тут звонит Владимир Степанович. Я тут же на все согласилась. После проб он мне при встрече дал роль и говорит: „Вот от сих до сих выучи“. Сдачу своего первого спектакля я играла с жуткой ангиной и температурой, на таблетках…»
В том первом спектакле партнером Светы был Александр Сауэр — местная звезда. Света смущалась, боялась, по сценарию вздыхала с ним на сцене на скамейке… Девять лет спустя они будут сидеть вместе на другой «Скамейке» — так назывался спектакль, который они отыграли полностью вдвоем. Тогда у них завязался роман. До загса они дошли не сразу: у Светы две дочки, и она несколько раз отказывала Саше, опасаясь их реакции. Зато когда она согласилась, жениться пришлось экстренно: родственники Сауэра как раз приехали из Германии. В «свадебном» июле в загсе была огромная очередь. Но увидев знакомые фамилии, их пропустили «по блату».
Супруги сыграли вместе уже более чем в десяти постановках. Саша помогает жене, когда она не понимает в чем-то режиссера. А некоторые спектакли даже помогают им меньше ссориться. Большую часть «Скамейки» их герои друг на друга кричат. «Как-то моя дочь с мужем пришли на нас посмотреть, — рассказывает Света. — И зять после спектакля сказал: „Теперь я понимаю, почему они никогда не ссорятся, — на сцене друг на друга наорут, чего дома ругаться“.
»Старики" и «молодежь»
В фойе «Подиума» на самом видном месте висит фотография — сцена из комедии «Ужин с дураком». На ней два Сергея — Борисов и Шляконов.
"Если надо было, они могли репетировать пять-семь дней в неделю, — говорит режиссер Владимир Казанджан. — У обоих — ни жен, ни обязательств… Они всегда были здесь, были душой театра".
Шляконов был на сцене Гамлетом, Хлестаковым и Тригориным. А в жизни — радиоведущим. Борисов был старше на 18 лет. Он играл Вершинина, Полония, Ильина из «Пяти вечеров». А в жизни работал наркологом и спасал людей. Их обоих обожал весь город: красивые, горячие, яркие. Звезды. В 2009 году они сыграли главные роли в комедии «Ужин с дураком» по французской пьесе. А два года спустя разбились в автокатастрофе. «Когда их не стало, у нас не стало репертуара, потому что они были заняты во всем, — рассказывает Казанджан. — К началу сезона у нас было два спектакля». Подиумцы напряглись — и выкрутились. Воссоздали даже «Гамлета», в роли которого здесь кроме Шляконова никого не видели. Но и шесть лет спустя в театре не могут говорить о них как о мертвых. И их не хватает почти в каждом спектакле.
Через несколько лет после той катастрофы стало ясно, что труппе нужна «новая кровь». Большинству ведущих актрис было за 40, а играть им приходилось 30-летних. «Я понимала, что первый ряд мне не поверит: у нас же метр до сцены, — говорит Ольга Троицкая. — А роли девочек у нас играла мать двоих детей!» Не хватало и мужчин. «Я объявил о кастинге, надеясь, что какой-нибудь парень придет, — рассказывает режиссер. — Но пришли почти одни девки». Парни, впрочем, тоже — хотя один из них (может быть, самый многообещающий) уехал, не успев сыграть ни одной большой роли. И теперь учится на актера в Школе-студии МХАТ. А девушки за прошедшие три года на сцене уже стали популярными: их узнают на улице, «на них» приходят в театр.
"Своими" мы здесь почувствовали себя быстро, — говорит , которой уже прочат стать новой звездой «Подиума». — Но страшно было! Я Купкину и Сауэра до сих пор на «ты» не могу называть, хотя меня многие заставляют — мол, хватит уже… А я не могу: Светик, Шурочка, но — вы". А «новичку» Екатерине Яценко, наоборот, было просто перейти со всеми на «ты». Даже несмотря на то, что у Ольги Троицкой она когда-то сидела на уроках за партой.
Ольге, кстати, не впервой делить сцену с бывшими учениками: когда-то она вела уроки у Сергея Шляконова. А много лет спустя они играли влюбленных. «Я ему сразу сказала: не зови меня по имени-отчеству. И он меня год не называл никак вообще, — вспоминает она. — Я не могу быть здесь „Ольгой Иосифовной“, мне будет некомфортно. Мы даже актрису, которой уже за 70, все зовем на „ты“. Только режиссера тут так почти никто называть не может».
"Новой крови" в «Подиуме» все помогали. «Когда мы с Сашей Артамоновым репетировали, я говорила режиссеру: „Выйди из зала, я ему объясню, что такое играть любовь на сцене“, — смеется Светлана Купкина. — Я Сашу просила: „Ну ты меня на пять минут полюби!“ — „И как, научили?“ — „Ну… до некоторой степени“. По крайней мере, тот спектакль собирает полные залы уже третий год.
»Чего я делать буду без театра?"
Труппа говорит, что взаимопомощь и семейственность — это главное, что есть в «Подиуме». Однажды, пытаясь выстроить какую-то сцену, актеры просидели за ужином четыре часа — и все четыре часа не говорили ни о чем, кроме театра. Когда есть такое желание работать, можно не бояться ляпов. А забытые слова из всех театральных ошибок — самая невинная.
Однажды актер опоздал на спектакль, и его отсутствие заметили, только когда занавес уже открылся. В другой раз на сцене партнер Ольги Троицкой случайно выбил ей палец — а потом вправил его прямо за кулисами. А как-то в день сдачи спектакля у нее полностью пропал голос — только к вечеру удалось заговорить с хрипотцой.
Все эти маленькие подвиги актеры совершают бесплатно: в «Подиуме» зарплату получают только режиссер, художник и бухгалтер. «Как-то на одном фестивале мы собирались после спектакля, — рассказывает Ольга Троицкая. — Подходит к нам администратор театра и говорит: „То есть вы сами приехали, сами накрасились, оделись, построили сцену, отыграли, все убрали… Зачем я людям деньги плачу?“
Владимир Казанджан тоже „и швец, и жнец“: он проводит здесь по 12 часов семь дней в неделю. „Я и сцену монтирую, и билеты продаю, и полы мою, и снег чищу, — говорит он. — Иногда так хочется на волю! Я не имею права даже заболеть. Я моря лет 30 не видел… Но всякий раз, когда приходят такие мысли, думаю: и чего я делать буду без театра? Да мне недели этой свободы хватит, чтобы взвыть и вернуться“.
Видео дня. Как и почему разговаривают попугаи
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео