От сердца Сибири к сердцу Кавказа. «Кавказский пленник» Красноярского театра оперы и балета 

От сердца Сибири к сердцу Кавказа. «Кавказский пленник» Красноярского театра оперы и балета
Фото: Ревизор.ru
Цезарь Кюи — член «Могучей кучки» — могучей пятёрки русских композиторов — являлся инженером-генералом, профессором фортификации, учителем героя Русско-Турецкой войны Скобелева и царских отпрысков. Всю жизнь он блистательно совершенствовал военно-инженерную науку. Также он поступал и со своими музыкальными «сооружениями». Неопытный 22-летний композитор, написав «Кавказского пленника», совершенствовал оперу в течение почти тридцать лет. Наконец, в 1883 году, она увидела свет на сценах обеих столиц и имела успех. «История пленённого офицера на Кавказе занимала умы величайших литературных гениев, » — сказал во вступительном слове музыкальный руководитель и автор новой версии либретто оперы, лауреат Государственной премии РСФСР им. Глинки (Санкт-Петербург). Основой либретто, созданного самим композитором, стали произведения А. Пушкина, М. Лермонтова и Л. Толстого. «Царский генерал Кюи, умерший в 1918 году, был не интересен новой власти. Наступило забвение длиною в 100 лет. К собственному стыду я не знал ни одной ноты „Пленника“, сочинения этого хитроумнейшего музыкального инженера Цезаря Кюи, » — признался музрук.
На сцене Театра имени Наталии Сац в рамках фестиваля «Видеть музыку» произошло возвращение «Кавказского пленника» спустя столетие. Премьера состоялась в Красноярском оперном театре в мае 2017 года. Художественный руководитель театра, заслуженный артист России  — автор новой сценической редакции и хореографии. Режиссером-постановщиком выступил лауреат Государственной премии Эстонии, кавалер ордена Белой звезды Неэме Кунингас (Эстония): «Есть много возможностей решить эту оперу эпически, сделать ее как конфликт религий, менталитетов, цивилизаций. Я же воспринимаю оперу как трогательную историю Ромео и Джульетты.» Художник постановки — магистр искусств, обладатель серебряной медали международной Пражской Квадриеннале, кавалер рыцарского креста за художественные заслуги перед Польшей и рыцарского ордена Льва Финляндии Анна Контек (Финляндия) — эффектно погрузила зрителя в атмосферу Кавказа двумя огромными живописными полотнами ручной росписи — горный пейзаж-задник (19х11 м) и занавес-картина «Штурм аула Ахульго» (18х11 м).
Высокие звуки первых скрипок одиноко начинают музыкальное вступление оперы. Горная пустыня — зловещая для русских, с каменными развалами на приподнятой в глубине сцене, и родной дом для горцев — не камни, а пастухи и старцы, укрытые бурками. Две восьмиметровые сторожевые башни на сцене. Неожиданно сверху, с балкона зрительного зала, затягивает молитву мулла, восхваляющий Аллаха и просящий у него защиты. Заалели прорези башен от предупредительных костров (художник по свету — Нееме Иые (Эстония). Завязывается стычка между горцами и русскими, приведшая к пленению русского офицера, исполненная балетной частью труппы.
С этого момента развёртывается пленительная любовная музыкальная линия оперы. Кюи, написавший огромное количество романсов, был мастером лиризма, не столько страстным, сколько сердечно-тёплым и камерно-изящным. Сольные сцены Фатимы (Ксения Хованова) и Пленника (Сергей Осовин), их дуэты полны нежного мелодизма, тонких романсовых оборотов и изящных гармонических прелестей. В отличие от многих русских композиторов, эксплуатировавших увеличенную секунду и прочий набор восточного колорита, Кюи очень осторожно пользуется приёмом стилизации, рисуя картины природы и быта Кавказа. Разве, что в народных сценах лезгинка не обходится без характерных ритмов. Совершенно очаровательна музыка вальса из сцены воспоминаний Пленника. Занавес-картина батальной сцены становится прозрачным вуалем, и за ним двое возлюбленных танцуют на балу.
Вальс не завершается, мажор обрывается печальным минором. Плен, мысли о Родине, о войне преследуют офицера. Сергей Осовин наполняет свою сольную сцену глубоким чувством, отражающимся в разнообразной выразительности его голоса. Труднее его партнёрше Ксении Ховановой, с русским темпераментом и сибирской статью, изображать дикарку, порывистую и своенравную, отказывающую своему отцу спеть для жениха. Сцена Фатимы и князя Абубекера () по благородству характеров напоминала Татьяну с Греминым.
Самым выразительным по колориту, выглядел женский хор в чёрных одеяниях, поставленный режиссером в «неродном» для красноярцев пространстве театра Сац вдоль боковых стен зрительного зала. Когда женщины по задумке постановщика отворачивались к стене, эффект паранджи и трагической безправности гарема, почему-то, сильно работал.
Опера «Кавказский пленник» — совместный проект Федерального Министерства культуры и Министерства культуры республики Чечня. О масштабности постановки свидетельствуют тройной состав солистов оперы, артисты хора и балета. Для них в мастерских было изготовлено 140 костюмов: бурки, черкески, папахи, расшитые серебром женские платья — все они выполнены строго в соответствии с национальными традициями. Консультант постановки — народный артист Чеченской республики художественный руководитель Чеченского государственного ансамбля танца «Вайнах» Аднан Мажидов. Роскошные белые костюмы Фатимы и князя на фоне национального антуража мужского и женского хоров под звуки барабанов лезгинки выглядели великолепно. Прямо «Вайнах» собственной персоной, забываешь, что перед тобой артисты из самого сердца Сибири, красноярцы.
При такой национальной разнохарактерности традиций персонажей оперы и их исполнителей всегда есть опасность чрезмерной вкусовщины и шаблонности. Создатели спектакля очень гибко обходили острые углы возможного несоответствия кавказской и сибирской сценической «крови». Вероятно, использовались проверенные приёмы в разведении мизансцен, не было сложных линий движения групп или отдельных действующих лиц. Визуальная симметричность всегда уравновешивала сценическую ситуацию.
Фатима и Пленник погибают под перекрёстным огнём горцев и казачьего разъезда. Умирают под звуки поэтичной музыки Цезаря Кюи.
2017 — столетие русской революции. Возможно, «Кавказский пленник» Красноярского театра, не слышанный несколькими поколениями — одна из попыток восстановить разрыв связи времен. «Сегодня, я думаю, все мы уйдем после спектакля, унося в душе не только чудные мелодии, замечательную историю пушкинскую, лермонтовскую, толстовскую, но еще раз проникнемся уважением и преклонением перед событиями нашей великой трагической истории, перед её безымянными персонажами, уважением перед нашей великой Россией. Да будет так!» — выразил надежду музыкальный руководитель и дирижёр Владимир Рылов.
Видео дня. Воры-неудачники, попавшие на видео
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео