Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

О Вадиме Леванове и Максиме Горьком говорили на Самарской литературной биеннале

Два увесистых тома

Фестиваль памяти , драматурга, педагога и культуртрегера, известного далеко за пределами родного Тольятти, прошел в третий раз. Организованный Самарским литературным музеем и театроведом Марией Сизовой форум на четвертый год после старта стал развиваться дальше — в программе, наконец, появились спектакли, темы обсуждений становятся шире. Остались и традиционные читки пьес Вадима и его учеников.

Видео дня

Открылась "Левановка" (названная так по аналогии с "Любимовкой" — московским фестивалем современной драматургии) презентацией полного собрания сочинений Вадима. Подготовил два увесистых тома тольяттинский журналист . В Самару приехали сигнальные экземпляры, тираж выйдет только в следующем году — всего около 100 экземпляров, но в этих двух 700-страничных книгах собраны абсолютно все дошедшие до нас тексты Вадима. Рассказывая о трудностях систематизации архива, редактор (и в шутку, и всерьез) посоветовал драматургам и заниматься этим уже сейчас: "Заботьтесь о своем творческом наследии, пока живые". "Тольяттинскую школу драматургии" в этом году представляли один из братьев Дурненковых и Юрий Клавдиев. , которому Леванов тоже дал "драматургический пропуск" в мир, выпускает премьеру в ростовском театре "18+", где работает главным режиссером, а не смог по семейным обстоятельствам.

Может быть, поэтому, но скорее потому что фестиваль развивается дальше, в этом году здесь меньше говорили про самого Вадима. И это кажется логичным — стартовав как творческие поминки по любимому многим человеку, теперь фестиваль современной драматургии выруливает на более масштабные темы. И это, пожалуй, лучшее, что можно придумать в память о Леванове.

Теории и практики

Третья Самарская литературная биеннале названа "Возвращение Максима" и посвящена будущему 150-летию . Разговорам о современной драматургии и наследии Горького посвятили большую часть второго дня. Михаил Дурненков сравнивал нашу драму с карликовой березой (которая не лучше, не хуже, а "другая"): "Российская драматургия передает ощущения человека в космосе. Человек слаб перед внешними силами и все, что у него есть — это его внутреннее наполнение, душа. Я много работал с иностранными режиссерами, и они не понимают, почему в русской литературе человек должен бросать семью, дом и идти скитаться. По западному канону, он должен прийти в дом, изменить все, примириться с семьей и зажить. А у нас почему-то все бросил, котомку взял и пошел. И мы внутренне понимаем, что это правильно!"

"Пьянство не делает горьковских проповедников пародийными, кто вам сказал, что у Горького вообще было чувство юмора", — возражала драматург и преподаватель питерского РГИСИ заместителю директора Гослитмузея Эрнесту Орлову. Определив Горького как "нечитаемого классика", из 16 пьес которого по-прежнему актуальна только "На дне", а прозу вообще без специального повода мало кто берет в руки, Скороход сама же и объяснила феномен наших отношений с писателем: "Наследие бывает экспонатное и ресурсное. Например, Пушкин — экспонатное, мы уже решили, что он "наше все". А вот Горький — наследие ресурсное, потому что у нас еще не выработалось авторитетного взгляда на эту фигуру. Мы его еще не поместили на ту полку, с которой все бы согласились".

Юрий Клавдиев, как только приехал, сразу заявил, что Горький — его любимый писатель. А критик Кристина Матвиенко просматривает влияние Горького на структуру диалога у Клавдиева. "Я, как Горький, пишу людей нового типа" — соглашается Клавдиев. "Мне кажется, — Горький нашего времени", — предположил Михаил Дурненков. Поначалу прозвучавшая странно, идея рассмотреть новую драматургию в контексте классика на деле оказалась продуктивной.

Театр "с секретом"

Театральная программа большей частью уместилась в первый день "Левановки", на закрытие оставили только спектакль "Я — пулеметчик" питерского театрального проекта Drum-n-drama — собственно, едва ли не главное событие этого фестиваля, благодаря гранту фонда Потанина и поддержке горадминистрации.

Текст Клавдиева в режиссуре был в живом времени структурирован сетами dj SHAHASH. Три актера в легких одеждах под медитативный саундтрек показывали пластические композиции и читали разложенный на три голоса текст одной из самых известных пьес Клавдиева, в которой, как всегда у этого автора, романтизация войны уживается с антимилитаристским пафосом. Медитативная интонация поглотила и пафос, и фабулу в едином "трипе в сознание", как описывают спектакль сами создатели.

В Литмузее с прошлой "Левановки" тоже многое поменялось. Практически каждый месяц уже третий сезон собирает зрителей в корпусе на улице Куйбышева "Уместный театр". Сыгранный в программе биеннале "Шкаф" по пьесе Леванова уже знаком самарцам с прошлого года. Спектакль организован так, что часть его происходит в соседней комнате. Зритель слышит доносящиеся звуки и видит актеров, когда они появляются в дверном проеме. Причем комната, в которой сидит публика, является, по сути, шкафом — тем самым, на котором в пьесе завязан сюжет. Необычную оптику и атмосферу спектакля отметили на обсуждении гости "Левановки".

На фестивале "Уместный театр" показал и читку пьесы Леванова "Настройщик". Дуэт Татьяны Каррамовой и Игоря Катасонова сумел по-новому представить хорошо знакомый опытным зрителям текст: остроумно разложенный на два голоса, рассказ о странной любви подростка и стареющего настройщика зазвучал неожиданно иронично и легко.

Были в программе и уже привычные для "Левановки" премьеры новых пьес Михаила Дурненкова и Юрия Клавдиева. Причем обе — "с секретом", на первый взгляд, не характерные для авторов, на более глубокий — логично продолжающие их развитие. Читка "Утопии" Дурненкова была подготовлена силами СГИКа, а Юрий Клавдиев с нескрываемым удовольствием от текста представил "Сказочного короля" в авторской читке.

Завершилась биеннале уже за пределами "Левановки" — закрытым профессиональным разговором "Музейного десанта", на который съехались представители крупнейших российских литературных музеев.