Фильм «Ван Гог. С любовью, Винсент». Послание гению

Краснодар. 20 нояб. - Новая Кубань. Для того, чтобы прикоснуться к тайне дарования, требуется невероятная смелость. Даже находясь поодаль, в общем-то, не претендуя на лавры легенды, человек, решившийся замахнуться на разгадку гениальности великого творца, обречен на осуждение. Всегда найдется историк, мечтающий вступить в полемику с автором любого биографического повествования (будь оно на экране или в какой-либо иной форме). Хотя, в данном случае, сценаристы избежали вольной трактовки фактов из жизни знаменитого живописца. Однако вряд ли создателям кинополотна удастся избежать тех или иных обвинений в недостоверности.

Фильм «Ван Гог. С любовью, Винсент». Послание гению
© Новая Кубань

Впрочем, все меркнет на фоне необычайной красоты анимационной драмы. Перед зрителем словно оживают обитатели прекрасной эпохи. Персонажи, заставшие эксцентричного Винсента, будто вновь рождаются под напором кисти непревзойденного голландца. Во время просмотра фильма порой думается, что гибель Ван Гога – одиозная мистификация, а на самом деле – «страна тюльпанов» вовсе не потеряла своего сына. Публика заворожено наблюдает за перипетиями сюжета, поражаясь сходству «картинки» с работами «непризнанного мастера» (естественно, речь не о нынешних временах).

Само желание расширить рамки мультипликационного жанра, избавив его от присущей закостенелости, заслуживает только лестной оценки. На сегодня в мире не так много людей, способных проявить искреннее стремление к новизне. Не исключено, что Дорота Кобела и приберегут триумф для киноманов будущих поколений. Труд этого блистательного тандема, похоже, не отличается злободневностью. Стоит отметить, что зачастую новаторство не предполагает сиюминутных почестей. Конечно, съемочной группе не грозит остаться на задворках проката. Почитатели Винсента Ван Гога не оставят своего кумира без поддержки. Другой вопрос, сумеет ли подобный продукт (не вкладывая в понятие ничего негативного) заинтересовать далекую от искусства аудиторию? Ведь некий оттенок элитарности, напротив, может отпугнуть непросвещенных посетителей кинотеатров.

Тем не менее, действуя обособленно, не озираясь на заинтересованных лиц, а главное – избегая эпатажа и спекуляции на «звездном» имени, у кинематографистов получилось максимально приблизиться к понятию «шедевр». Вероятно, «Ван Гог. С любовью, Винсент» - нечто, лишенное определенного амплуа, вещь, готовая занять место в фаворе различных областей культурного достояния мира.