Аншлаг и овации: абхазские студенты показали Москве «Кьоджинские перепалки» 

Аншлаг и овации: абхазские студенты показали Москве «Кьоджинские перепалки»
Фото: Sputnik Абхазия
Корреспондент Sputnik побывал на премьере и делится впечатлениями.
Sputnik, Лев Рыжков
Серьезный экзамен
Для начала — общеизвестные факты. Группа абхазских студентов четыре года назад была направлена для обучения в престижнейший Щукинский театральный институт. Собственно, это произошло впервые в истории. Такого не было даже во времена СССР. Тогда театральных актеров обучали в Тбилиси. На родине на молодых актеров возлагают большие надежды. Их ждут и в театре русской драмы, и в абхазском театре.
"Кьоджинские перепалки" — это не просто веселая комедия о нравах предместья. Для абхазских студентов этот шедевр итальянской сцены XVIII века — оказался еще и своего рода тестом на профпригодность. Ведь посмотреть спектакль в этот ненастный ноябрьский московский вечер пришли не только обыкновенные зрители, но и профессионалы театра.
Например, из Сухума приехал директор Русдрама . Автору этих строк еще до спектакля он сообщил, что особых творческих прорывов от студентов не ожидает. Был настроен снисходительно.
Между тем в зрительном зале наблюдался настоящий аншлаг. Свободных мест просто не было. Многие зрители усаживались на приставные стульчики в проходе. Автор этих строк и раньше бывал на спектаклях абхазской студии — например, весной этого года смотрел спектакль «Софичка». Но такой аншлаг видел впервые.
Спектакль "Кьоджинские перепалки" в исполнении студентов Щукинского училища
Импровизационный отрыв
Но вот прозвенел третий звонок. Свет в зале погас. Началось.
Уже после спектакля Аманда Кварацхелия — исполнительница одной из главных ролей — призналась автору этих строк: «С началом мы пока что провисаем, но надеюсь, что с каждым спектаклем будем набираться все больше смелости, пока окончательно не раскрепостимся».
Я бы не сказал, что начальная сцена — это некий прокол. Это — сложная по композиции сцена масштабной женской ругани. По существу и по напряжению — почти батальный эпизод. Просто это сцена входа. Своего рода шлюз между реальной жизнью и сценическим представлением. И да — сначала не все понятно — кто эти женщины, почему вдруг ругаются? Зритель сосредоточенно сидит в кресле, пытается понять.
Но потом, уже где-то со второй сцены, понимание приходит. И зритель уже смеется. И раскрепощаются не только актеры, но и сами зрители. А почему? Потому что абхазские ребята, кажется, впервые набрались смелости импровизировать. Практически каждый актер в труппе в какой-то момент отходит от канонического текста и пускается в импровизационный отрыв.
Чемпионом по импровизациям я бы назвал Инала Иналха (исполнителя роли Фортунато). Его герой — очень агрессивный и, как бы сказали через двести лет после эпохи барокко, пассионарный человек. Он говорит нечленораздельно. И вот тут автор этих строк буквально «завис», задавшись вопросом: «А как это ему удается?» Ведь такую кашу во рту — еще попробуй изобрази. И притом герой Инала Иналха бормочет отнюдь не бессмыслицу. Если прислушаться к потоку его комической, сумбурной речи, то из нее можно вытянуть осмысленные слова.
И подобные затейливые (и разнообразные) импровизации встречаются в спектакле повсеместно. Как на хорошем джазовом концерте, когда каждому музыканту дают возможность исполнить соло.
В общем, переполненный зрительный зал искупал молодых абхазских артистов в овациях. И было за что. За те два с небольшим часа, которые шел спектакль, зрители полюбили этих ребят, от души дарили им цветы. А режиссеру вручили роскошный торт с названием спектакля.
Спектакль "Кьоджинские перепалки" в исполнении студентов Щукинского училища
И вот что самое важное. В этом спектакле из венецианской жизни времен барокко очень много абхазского духа. В какой-то момент смотришь, и понимаешь, что Кьоджу (где происходят перепалки) можно смело поменять на Гудауту, на Пицунду. Суть останется неизменной. А в моменты наивысшего напряжения кто-то из актеров переходил на абхазский. И зал встречал эти вольности со смехом и — не побоюсь этого слова — с восторгом.
Увлеченность репетициями
После спектакля, отсмеявшись и набив аплодисментами мозоли на ладонях, автор этих строк пообщался с создателями представления.
"Самое трудное было — не засмеяться, — сказала мне Аманда Кварцахелия. — Но однажды мы прокололись, засмеялись. Но особых сложностей не было, потому что комедию играть проще, чем драму".
А вот режиссер Александр Коручеков ставит спектакли в театре им. Е. Вахтангова, но, как признался автору этих строк, со студентами работал с большим удовольствием.
"Ребята играли очень хорошо, — признал режиссер. — Видно, что они все вместе, что они увлечены. Главное, что все хотят играть! Все включаются в игру. А про схожесть с Сухумом я, конечно, думал. Он — такой же прибрежный город, как и Кьоджа, есть и рыбаки, и море, и солнце, и этот юг, и какие-то страсти — очень много общего. Поэтому и выбрал такой материал. Это ребятам очень идет. И я очень рад, если это чувствуется".
Любопытен и тот факт, что режиссер сам когда-то играл в «Кьоджинских перепалках» в театре «Сатирикон».
Довольна спектаклем осталась и руководитель абхазской студии .
"Я считаю, что спектакль сделан на высоком профессиональном уровне, — сказала наставница абхазских студентов. — У каждого исключительно хорошо проработана линия роли, режиссером предложен прекрасный рисунок. И тот факт, что ребята уже на премьере освоили текст, дает такие перспективы, что мне кажется, что это будет большая удача и большой праздник. Этот спектакль будет продолжать идти весь год в учебном театре. Если так сложится дальше, то, я думаю, его ждет хороший прием в Абхазии. Там и увидим!"
По словам Елены Одинцовой, работа над спектаклем велась уже давно. Так, заявка была показана еще в январе прошлого года.
"Дальше мы приостановили работу над ним, выпустили «Софичку» и «Игроков», — говорит руководитель абхазской студии. — А с начала учебного года, с сентября, вплотную начали заниматься «Перепалками». И, честно говоря, выпуск этого спектакля у нас висел под большим вопросом. Потому что Александру Анатольевичу Коручекову предложили поставить спектакль в Вахтанговском театре. Естественно, он не мог отказаться. Поэтому я постаралась сделать все возможное, чтобы мы все-таки выпустили этот спектакль пораньше".
Режиссеру, по словам Елены Дунаевой, удалось главное — увлечь молодых актеров процессом. Одних репетиций было ребятам мало. Они встречались в свободное время, репетировали для души, самостоятельно придумывали какие-то моменты.
А вот Ираклий Хинтба — директор Русского драматического театра — вышел из зала в большой задумчивости. От комментариев он, правда, отказался. Но автор этих строк обладает совершенно достоверной информацией, что главному театралу Сухума работа молодой актерской смены очень понравилась. С чем мы, собственно, ребят и поздравляем!
Видео дня. Самые страшные оползни, снятые на камеру
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео