Ещё
Фото: Вечерняя Москва
В Большом театре состоялась российская премьера балета Алексея Ратманского «Ромео и Джульетта», который будет идти параллельно с имеющимся в репертуаре театре балетом Юрия Григоровича. Так задумано, но не ради соревнования, а чтобы показать: музыка Сергея Прокофьева не исчерпывается единственным сценическим решением.
Трагическая история любви подростков в условиях вражды их отцов не теряет свой актуальности вот уже более 400 (!) лет, становясь темой бесчисленных произведений разных жанров о Ромео и Джульетте. Сердца юношей и девушек во все времена несли и несут в себе солнечный свет любви и счастья. Хореограф Алексей Ратманский попытался воссоздать этот свет специфическим языком пластики, поведав нам о нас.
Своего «Ромео» Ратманский впервые поставил шесть лет назад на сцене Национального театра Канады.
Московский спектакль, заостренный на жизненной правде, решен интеллигентно, зрелищно, местами предсказуемо.
Если Прокофьева вдохновил на написание балета, прежде всего, текст знаменитой трагедии («Шекспир — это жизнь и смерть, холод и жар, ангел и демон, земля и небо, мелодия и гармония, дух и плоть, великое и малое… но всегда истина»), то хореографа вдохновила новаторская «пластичная» музыка, в которой ярко и образно воплощены как драматургия событий, так и психология характеров их участников.
Постановщик бережно отнесся к сюжету Шекспира, попытавшись соединить на сцене век нынешний с веком давно минувшим. Поскольку музыка дает неограниченные возможности для балетмейстерской и исполнительской фантазии, Ратманский оставил сценарий Пиотровского, Радлова и Прокофьева, изменив один сюжетный ход: «Джульетта просыпается до того, как умер Ромео. Танцы с мертвым телом меня всегда смущали».
Интересно режиссерски и пластически решены им «танцевальные бои», адажио Ромео и Джульетты на фоне спин гостей бала, танец шутов… А для того чтобы подчеркнуть дружеский союз Ромео, Меркуцио и Бенволио, хореограф придумал им синхронизированные па де труа.
Роль Джульетты будто создана для Екатерины Крысановой, балерины страстной, темпераментной, чем-то внешне похожей на подростка («Младенческая грация души уже сквозит в любом ее движенье»). Однако детская непосредственность сочетается в ней с силой духа, верностью любви, за которую она готова бороться. В моменты пронзительных любовных признаний Джульетта–Крысанова в высоких поддержках бесстрашно воспаряет к небесам, а потом замирает на груди Ромео…
В образе Ромео, исполненном Владиславом Лантратовым, счастливо сочетаются романтичность натуры и сила героического характера, верность любви и преданность дружбе…
Исполнителям заглавных ролей удалось передать красоту и силу чистой, возвышенной и бескомпромиссной первой любви своих героев, а потом трагедию их гибели.
Еще одним точным попаданием хореографа является выбор Игоря Цвирко на роль Меркуцио. Умело владея разными танцевальными стилями (от академической классики до современного модерна), Цвирко к тому же прекрасный драматический актер — грустный и озорной, которому одинаково доступны высокая трагедия («сцена смерти») и площадная карнавальная комедия.
Горделив, импульсивен и задирист Тибальд в исполнении Виталия Биктимирова. Именно он, носитель злобной памяти отцов о «вечной мести», днем и ночью готов к дуэлям и дракам.
Органично и не без выдумки ведут свои партии Анастасия Винокур (Кормилица), Дмитрий Дорохов (Бенволио), Егор Симачев (Лоренцо).
Исполнители не стилизуют шекспировскую эпоху, не иллюстрируют текст знаменитой пьесы, а создают хореографическую симфонию образов, которая приводит к эмоциональному единению сцену и зрительный зал в осознании того, что люди рождаются для любви и счастья, а всё остальное — тлен, не стоящий слезинки младенца.
Велика роль кордебалета в этом спектакле. По замыслу хореографа, он полноправный художественный образ, действенный и эмоциональный.
Подписывайтесь на канал «Вечерней Москвы» в Telegram!
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео