Ещё

Старинные сокровища Казахстана выставят на ВДНХ 

Фото: Sputnik Казахстан
В ближайшее время Государственный Музей Востока в Москве расширит свою экспозицию. Дополнительное здание музея откроется на главной аллее ВДНХ. Корреспондент Sputnik поговорил с директором музея Александром Седовым о сокровищах казахстанской земли, которые там можно будет увидеть
Недавно музей Востока отметил свой 99-й день рождения. За без малого век работы музей стал не только уникальной сокровищницей, но и серьезным научным центром, и своего рода мостом между Россией и бескрайней разноязыкой Азией.
И хотя в фондохранилищах Музея Востока скопилось очень много сокровищ, произведений искусства, артефактов старины, публика видит лишь малую часть экспонатов. Но уже в 2018 году, к столетию, Музей Востока получит новое помещение — на главной аллее ВДНХ.
Таким образом, и москвичи, и гости российской столицы уже очень скоро смогут посмотреть уникальные коллекции, значительная часть которых на публике никогда не выставлялась или выставлялась очень редко.
О том, какие сюрпризы ожидают посетителей, и какая часть из них имеет казахстанское происхождение, мы побеседовали с генеральным директором Музея Востока, доктором исторических наук Александром Седовым.
Уйгурское искусство и юрта-конфискат
— Какие сокровища вашего музея происхождением из Казахстана?
— После нескольких экспедиций в нашем музее была собрана одна из лучших в России коллекций народного искусства уйгуров. Может быть, только коллекция Российского этнографического музея может с ней соперничать. Это коллекция искусства тех уйгуров, которые переселились из Синьцзяна или Восточного Туркестана в Казахстан и Семиречье. Практически вся она собрана в 80-е годы прошлого века нашими сотрудниками. Сейчас подготовлен каталог нашей уйгурской коллекции, представленной коврами, текстильными изделиями, одеждой, утварью, керамикой.
— Фонды пополняются только из экспедиций или еще как-то?
— В прошлом году мы получили великолепный подарок от таможенного управления. Больше десяти лет назад они конфисковали как контрабанду внутреннее убранство юрты. Непонятно, кому и куда ее везли. Возможно, для интерьера какого-то восточного ресторана. Вещи были конфискованы, потом по суду признаны государственной собственностью. И таможенники передали эти предметы в наш музей.
— Юрту признали произведением искусства?
— Там нет высокохудожественных произведений, но есть великолепные и очень хорошо сохранившиеся утварь, деревянная посуда, кожаные и металлические изделия, детская люлька. Все эти вещи датируются концом XIX — началом XX века. Они много где встречались еще 50-70 лет назад, и их можно было приобрести в рамках научно-исследовательских экспедиций в Казахстан. Однако сейчас эти предметы практически исчезли из быта, их заменили современные изделия. Так что мы очень благодарны нашим славным таможенникам за такое приобретение.
— А из каких еще источников поступали экспонаты казахстанской коллекции?
— Мы получили большое количество предметов из раскопок Хорезмской археологической экспедиции в Узбекистане и в Казахстане. Это экспедиция Института этнографии Академии наук СССР — теперешнего Института этнологии и антропологии Российской Академии наук. Она работала много десятилетий. Ее возглавлял Сергей Толстов — наш великий археолог и востоковед.
Кроме археологических, в советские времена организовывались и научно-собирательские экспедиции. Немало привезенных из них предметов народного искусства до сих пор составляют основу нашей коллекции. Такие экспедиции продолжались и в 1950-1960-е годы, и в 1970-е, и даже в 1980-е, фактически до 1991 года. Они были достаточно регулярны. Ездили мы не только по Средней Азии, но даже в Афганистан посылали научно-собирательские экспедиции.
Сокровищ станет больше
— Александр Всеволодович, поделитесь секретом, как вам удалось получить для музея помещение в таком потрясающем месте, как главная аллея ВДНХ?
— К сожалению, мы, как многие музеи, страдаем от элементарного отсутствия достаточного места для экспонирования. Наш музей не может выставить не то что 100% всех своих коллекций, — выставляется обычно 5-6%, максимум — 10%. А остальное хранится в фондах. Конечно, мы стараемся показать и экспонаты, которые хранятся у нас в запасниках, в течение года устраиваем 15-20 временных выставок.
Мы стараемся, но, все равно, показать все наше богатство очень трудно. Фондохранилище уже с трудом вмещает все наши коллекции, да и само его здание должно быть передано Русской православной церкви.
— Почему?
— В первые 12 лет работы у музея не было постоянного помещения. И только в 1930 году он получил постоянную прописку на улице Обуха (нынешняя улица Воронцово Поле). Для музея было выделено здание церкви Святого Пророка Божия Илии на Воронцовом Поле. Храм в то время уже был закрыт и использовался под склад чая. После реставрационно-ремонтных работ там разместился музей.
— А на Никитском бульваре, в главном здании, все не поместится?
— Конечно, нет! Помещение, в котором располагается музей здесь, на Никитском бульваре, не настолько велико, чтобы вместить и постоянную экспозицию, и фонды. Но нам был предложен очень хороший выход из положения — рассмотреть несколько павильонов ВДНХ. Мы выбрали павильон №13. Это бывший павильон "Здоровье". В 1939 году он был построен как павильон "Армянская ССР". Это памятник архитектуры. В 1960 году он был существенно перестроен, но все-таки сохранил свой самобытный облик. А в 1990-е годы там располагались магазины. Сейчас там в самом разгаре реставрационные работы. Мы вернем павильону тот вид, который он имел в начале 1960-х годов.
— То есть, еще до "Здоровья"?
— Ну, в общем, да. Как всегда бывает при реставрационных работах, открываются совершенно удивительные вещи, которые при последующих перестройках и ремонтах были закрыты и не видны. Например, все считали, что интерьеры павильона и его фасад — белые. А реставраторы открыли совершенно другую колеровку — глубокий синий. Особенно нас поразила сохранившаяся часть совершенно великолепной ажурной решетки, которой были оформлены арки фасада. Впоследствии она была закрыта и сейчас мы все восстановили. Восстанавливается и внутренняя планировка павильона.
— А Сталин там был?
— Нет, не было. Над решеткой центрального входа располагался герб Армянской ССР. Но он утрачен. И мы герб восстанавливать совершенно точно не будем. Есть идея, что на его месте будет логотип Музея Востока, но еще не решено. Идея проходит стадию согласования.
— Если я правильно понимаю, там будет не просто хранилище, а открытая экспозиция?
— Новое фондохранилище будет устроено по совершенно иному принципу, чем сейчас. Это будет принцип "открытого хранения". То есть фактически второй музей. Мы постараемся все, что можно, выставить в витринах, повесить на стены и обеспечить открытый доступ посетителей. То, что не подлежит открытому хранению, что нельзя долго экспонировать, как, например, японские гравюры или китайскую классическую живопись, будет храниться в той части павильона, куда доступа публике не будет. Однако мы постараемся выставить все, что возможно.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео