«Актёр — товар штучный». Сергей Куценко — о театре и профессии 

«Актёр — товар штучный». Сергей Куценко — о театре и профессии
Фото: АиФ
Недавно наша театральная школа отмечала 55-летие. Выпускники Ярославского театрального — сначала училища, потом института — всегда высоко котировались в профессиональной среде. И это несмотря на то, что во все времена попасть в хороший театр, стать востребованным актёром было сложно.
О судьбах выпускников, о взлётах и падениях, неизбежных в искусстве артиста, корреспондент «АиФ» побеседовал с ректором Ярославского государственного театрального института .
«Набрал 37, выпустил 14»
Игорь Велетминский, «АиФ-Ярославль»: Сергей Филиппович, наше театральное искусство сейчас переживает кризис, подъём или застой, если использовать слова-штампы, обычно применяемые к экономике?
Сергей Куценко: Театр, как всякий живой организм, переживает самые разные стадии развития, и это нормально. Нынешний этап я бы охарактеризовал как фазу активного творческого поиска. Например, многие драматические театры увлекаются музыкальными постановками. Поиск — это и новые талантливые авторы, которые пишут современные пьесы, откликающиеся на молодёжные проблемы.
— А не мешает ли творческим исканиям сверхжёсткая конкуренция, порой грозящая деформировать личность актёра?
— Не забудьте, что мы выпускаем, что называется, «штучный товар». Всегда в театр было попасть очень непросто. К нашей театральной школе, а мы в конце ноября отметили её 55-летие, всегда прислушиваются, о ней знают. B 1962 году в Ярославле открылось театральное училище, а в 1980 году оно было реорганизовано в институт. Вот недавно у нас прошла творческая встреча с первыми выпускниками Ярославского театрального училища — 1966 года. На сцене «Учебного театра» были те, кого набирал в 1962 году и учил основатель школы народный артист СССР Фирс Шишигин: народная артистка , , и . Они много чего занятного рассказали о том, что представляла собой жизнь студента-актёра в шестидесятые года прошлого века, какими были их педагоги. Мы сохранили чистоту и подлинную свободу. География наших абитуриентов — от Калининграда до Камчатки. Востребованность нашего вуза растёт: в 2013 году конкурс был 2,4 человека на место, сейчас — 6 человек. Но вот и другие цифры: на один из своих курсов я набрал 37 студентов, а выпустил 14. Хотят учиться многие, но могут не все, так как соответствовать высоким требованиям нашей школы непросто.
— Для 23 отчисленных это была трагедия, крах амбиций, израненное самолюбие?
— Вы знаете, мне всегда говорят те, с кем я расстался за многие годы педагогики: «Спасибо, что отчислили меня вовремя». И рассказывают, как они смогли найти себя, стать успешными в другом деле. В нашей профессии жёсткий выбор: или кем-то быть в ней, или лучше никем не быть.
Феномен ярославской школы
— Чем отличается педагог-артист, ведь далеко не каждый актёр, пусть даже выдающийся, сможет учить молодое поколение?
— Педагогическое умение — или есть, или его нет. Научиться этому невозможно. Моя жизнь сложилась счастливо, руководителями курса в воронежском вузе у меня были московские профессора и Борис Кульнев. У меня дома портреты родителей и моих педагогов, людей, которым я обязан всем, стоят рядом. Лучше учения Станиславского, его базовых принципов никто ничего не придумал, Таиров, Мейерхольд, Вахтангов были его учениками. И наша ярославская школа отличается абсолютной верой в то, что ты делаешь на площадке. И пока ещё недостаточное технологическое умение может компенсироваться искренностью, глубинными эмоциональными процессами.
Ярославская театральная школа подтверждает свою жизненность талантливыми учениками. Среди них известные режиссеры и , народные артисты России (МХАТ им. А. Чехова), (Театр кукол «Огниво»), , , (Волковский), профессор ГИТИС Антонина Кузнецова, худрук Волковского . Благодаря своим педагогам и тем успехам, которые в активе ярославской школы, могу сказать, что я всю жизнь занимаюсь любимым делом.
— Не секрет, что игра в сериалах — основной доход многих актёров. Как вы относитесь к этому?
— Когда включаю телевизор, часто вижу моих студентов в самых разных ролях. Но это же прекрасная практика для них, помимо заработка! И хорошо, что наши выпускники прекрасно проявляют себя в кино. Вспомните , , , , Илью Ригина, , Александра Робака и ещё многих-многих.
«Свежая кровь» для театров провинции
— А в чём вы видите миссию, сверхзадачу?
— Вот несколько цифр: среди актёров Волковского театра — 89% наши воспитанники, театра кукол — 100%, Рыбинского драматического — 91%. В российской провинции всего три профильных театральных вуза, есть ещё только в Новосибирске и Екатеринбурге. И для нас чрезвычайно важно, что выпускаем целевые группы для театров провинциальных городов, и не только областного значения. Только за последние четыре года — для театров Старого Оскола, Котласа, Рыбинска, Новочеркасска, Дзержинска, Магадана. У нас учатся ребята из Калининграда, Саратова, Южно-Сахалинска. Реальность такова, что выпускники московских вузов практически не покидают столицу, а провинция очень нуждается в классных специалистах. В городе Котласе с 70-тысячным населением помимо театра очень мало очагов культуры. Я там много раз бывал. Благодаря притоку «свежей крови» там ставят шесть новых спектаклей в сезон. Это именно целевые курсы, в этом их социальная значимость для культуры всей нашей страны.
— Но ведь студенты, поступившие сами по себе и успешно отучившиеся, в свою глубинку часто не возвращаются. Как быть с легендарно-банальным «покорением Москвы»?
— Да ведь почти все столичные звёзды родом из провинции. В нашей профессии исключительную роль играет случай. Можно вспомнить, что во времена расцвета Союза театральных деятелей, СТД, в Москве существовала биржа, на которую съезжались актёры — тот самый «штучный товар», и «купцы». Сейчас её нет, и мы заполнили эту жизненно необходимую нишу — уже девять лет проводим совместно с Волковским фестиваль «Будущее театральной России» (БТР) с приглашением руководителей театров. Это возможность пообщаться, узнать, где тебя ждут как актёра. Мы говорим молодым: «Ищите, ездите, ищите свой театр!» Не случайно же в России была столь развита система антреприз. Миграция актёров полезна для нашей профессии. Она единственная, представитель которой страдает, что у него нет работы, хотя даже при этом ему исправно платят зарплату в театре. Так устроена природа артиста. Артист — это всегда экстраверт, он всегда должен быть устремлён к режиссёру, к зрителю, к партнёру. И четыре года учёбы в театральном институте, как показывает практика, — оптимальный срок для становления профессионала.
— В вашем вузе особая атмосфера. Как она возникает?
— К нам приходят «с улицы», и 1 сентября по доброй традиции мы представляем новобранцев студентам-старшекурсникам. Затем все первокурсники имеют возможность провести разговор с ректором — о писаных и неписаных законах, по которым живет наш институт — «на берегу». Наверняка с вами сейчас по пути к моему кабинету здоровались все студенты и преподаватели. Это один из наших законов, подобного которому нет в других вузах. Так постепенно складывается атмосфера семьи в нашем институте. Сейчас у актёров немало разных перспектив в профессии, а значит, и в жизни.
Видео дня. Почему миллионер годами прикидывался нищим
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео