Ещё

Армянские посиделки у Симоновых: на горе Арарат мы пили за победу «Арарата» 

Фото: Sputnik Армения
Алексей Стефанов, Sputnik.
Квартира Рубена Симонова находится недалеко от Арбата — в Большом Левшинском переулке, но обычной квартирой ее не назовешь — это настоящий музей, в котором гармонично сочетается память о трех поколениях династии Симоновых-Симонянц.
Владикавказские армяне
Уже в прихожей со стен на каждого вошедшего взирают деятели искусства и культуры начал прошлого столетия в рамочках. Тут же на одном из фото котлован, который был выкопан на месте этого дома в 1925 году, а на пригорке среди прочих известных людей стоит старший в династии — Рубен Николаевич Симонов. Через три года дом был построен, и с тех пор двери его квартиры не закрывались — гостям тут всегда были рады.
"Мои предки — владикавказские армяне. Дедушку на самом деле звали Рубен Никогайосович Симонянц. Он жил рядом с армянской церковью, а через два дома от него Вахтанговы и наши семьи дружили. Дом Вахтанговых до сих пор там стоит, а наш в советские годы снесли, и на его месте построили кинотеатр. В 90-е и его снесли, теперь там поле и, когда два года назад Театр Вахтангова гастролировал во Владикавказе, моя дочь Катя, тоже актриса, собрала там букет полевых цветов, засушила, и теперь этот гербарий украшает ее квартиру в Москве", — рассказывает Рубен Евгеньевич, и приглашает в гостиную.
Коллекция Рубена Симонова
Тут снимков еще больше. На них со стен смотрят Арам Хачатурян, Самуил Маршак, Борис Пастернак, Михаил Булгаков, Всеволод Мейерхольд, Дмитрий Шостакович, Владимир Маяковский и все фото сделаны именно в этой квартире. Есть еще снимки с дарственными надписями. Скажем, портрет Владимира Маяковского подарен Рубену Симонову-старшему Лилей Брик, а фото Юрия Гагарина с Рубеном Симоновым — легендарным космонавтом.
В интерьере — старинная мебель, рояль, громадная библиотека на две стены, на полках множество старинных книг, среди которых полное собрание энциклопедий Брокгауза и Ефрона — атмосфера этой комнаты моментально настраивает на творческий лад. Прямо из этого помещения попадаешь в небольшой рабочий кабинет Рубена Николаевича с массивным старинным столом и креслом из красного дерева. Точно такой же мемориальный кабинет Рубена Симонова с похожей мебелью и интерьером построен в музейной части недавно отреставрированной Симоновской сцены Театра Вахтангова.
"Симанянцы и Вахтанговы дружили еще в Осетии, поэтому, когда Рубен Николаевич, который тогда учился в Шаляпинской студии в Москве, встретил на улице Евгения Вахтангова, он сразу же попросился в его студию, и был туда принят. Думаю, армянские корни сыграли свою положительную роль. Вообще, московские армяне тоже всегда были дружны. Каждый месяц мы обязательно собирались у Анастаса Ивановича Микояна, Артема Ивановича Микояна, Павла Герасимовича Лисициана, маршала Баграмяна, Николая Багратовича Никогосяна или у нас — вот в этой квартире. И всегда это были большие компании, все привозили с собой детей. У взрослых были свои разговоры, а мы, дети, играли", — вспоминает Рубен Симонов.
Девять попыток Чамичиана «на Нобеля», или Как великий армянин химию приручил>>
Фамилию Симонянц дедушка Рубена Евгеньевича «потерял» в период работы в театре Вахтангова, поскольку после открытия театра на Арбате «Вахтангов решил, что театр должен быть русским и попросил всех переименоваться». Цецилия Львовна Мансурова — первая принцесса Турандот — была Воллерштейн, а псевдоним взяла по названию переулка, в котором находилась первая студия Вахтангова. Леонид Моисеевич Крепс стал Шахматовым, поскольку очень любил играть в шахматы. Иосиф Моисеевич Толчан стал Толчановым, Анатолий Осипович Бендель — Горюновым, а Рубен Никогайосович Симонянц — Рубеном Николаевичем Симоновым.
"Русским в театре Вахтангова был, пожалуй, только один Борис Васильевич Щукин, чьим именем сегодня названо театральное училище", — посмеивается Рубен Симонов.
К слову, квартира Щукина тоже была в этом доме, о чем говорит и мемориальная доска на фасаде.
Симонов и Симонян
Много десятилетий назад другом семьи Симоновых стал прославленный футболист Никита Павлович Симонян. Рубен Симонов созванивается с ним до сих пор.
Заслуженный артист России Рубен Симонов
"Они с папой были друзья — не разлей вода. Это же футболист, который тренировал ни много ни мало ереванский «Арарат». И когда в октябре 1973 года «Арарат» взял золотой дубль — выиграл Кубок СССР и стал чемпионом страны, мы, конечно же, поехали в Ереван. Город был одним сплошным накрытым столом — свободного места не было вообще. Даже троллейбусам негде было ездить. Прошла информация, что «Арарат» приехали поздравлять вахтанговцы, папу постоянно показывали рядом с Никитой Павловичем. Мы дали концерт в честь этого события, я с народным артистом СССР и лауреатом Сталинской премии Николаем Олимпиевичем Гриценко играл отрывок из пьесы — он жильца, а я, еще совсем мальчишка, его слугу. Когда объявили наши фамилии, Гриценко вышел на поклон и ему долго хлопали, а когда я — зал просто взорвался аплодисментами, и зрители повставали со своих мест. Николай Олимпиевич даже обиделся на меня и «загулял» после этого", — улыбается Симонов.
И вспоминает, что в тот приезд они с папой радовались вместе со всей Арменией. А Фрунзик Мкртчян посадил их и знаменитого спортивного комментатора Котэ Махарадзе в свою белую «Волгу», взял курс на границу с Турцией и «там практически под горой Арарат мы пили „Арарат“ за „Арарат“».
"У американского писателя армянского происхождения Уильяма Сарояна есть пьеса «В горах мое сердце». Так оно и есть. Когда я приезжаю в Армению и вижу горы, то понимаю, что мое сердце тоже в горах, оно там и осталось, чувствую, что я приезжаю к себе домой. А когда общаюсь с армянами — неважно, в России, Америке или Европе, чувствую на подсознательном уровне, что рядом родная кровь — все-таки у нас у всех были общие предки", — говорит Рубен Евгеньевич.
Тему геноцида армян 1915 года турками он воспринимает очень болезненно. Не понимает, почему Турция до сих пор не признала этот факт, и очень нервно реагирует на то, что то одна, то другая страна решается на официальном уровне говорить об этом.
"Это было страшное время. И дело не в том, что нужно кого-то сейчас объявлять виноватым за то, что было тогда. Но признать за страной вину, это значит, просто покаяться перед теми поколениями. Замечательный выпускник вахтанговской школы, талантливейший руководитель нескольких театров, в том числе Московского театра «Ленком» Рафик Экимян рассказывал, как во время этой резни чудом спасся — бабушка закрыла его своим телом, и была убита, а он выжил. Его воспоминания невозможно было спокойно слушать… Есть вещи, которые никогда не забываются", — говорит Симонов.
Национальный герой Армении, или Факты о Католикосе Вазгене I>>
За свою жизнь Рубен Евгеньевич встречался с очень многими известными и знаменитыми армянами, но одна встреча произвела на него неизгладимое впечатление, и врезалась в память на всю жизнь. Это было знакомство с Верховным Патриархом и Католикосом всех армян Вазгеном I в 70-х годах в Эчмиадзине.
"Я был поражен удивительной мудростью этого человека, его красотой, понимаем всех вопросов. Он говорил о важности культуры и духовности в объединении и сближении народов, о том, что именно это и сближает страны и континенты. И вот у меня есть мечта, чтобы Театр Вахтангова поехал с большими гастролями в Ереван", — говорит Рубен Симонов.
От тигра может родиться только тигр
В фойе Государственного академического театра им. Евгения Вахтангова висят портреты его руководителей. Вторым главным режиссером после его создателя стал Рубен Николаевич Симонов, возглавлявший театр с 1939 по 1968 год. При этом он продолжал и сам выходить на сцену — не чурался даже детских сказок.
"Когда я служил в Театре на Малой Бронной, играл Трусливого Льва в «Волшебнике Изумрудного города». Утренние сказки — это каторга, особенно в период каникул, особенно когда играешь по два-три спектакля в день. Я как-то говорю: «Дедушка, а почему ты, главный режиссер Театра Вахтангова, народный артист СССР, лауреат трех Сталинских премий, Ленинской премии, играешь в детском спектакле. „Ты не понимаешь, — ответил он. — Я занят воспитанием подрастающего поколения, нового зрителя Театр Вахтангова. Взрослого зрителя можно обмануть — ребенка нет, поэтому детские спектакли должны быть лучше взрослых. Если ребенку понравится спектакль, он запомнит сюда дорогу и уже через 10 лет придет в Театр Вахтангова со своей девушкой, а потом с женой“. Рубен Николаевич очень дорожил театром, а Вахтангов был для него в прямом смысле Богом. Поколение дедушки свято верило в его учения, и даже после смерти Евгения Багратионовича в 1922 году никто не решался занять его должность вплоть до 1939 года».
Когда Рубен Николаевич умер, кресло главного режиссера занял его сын — Евгений Симонов. Его пригласили из Малого театра, куда из Театра Вахтангова его сослала министр культуры СССР Екатерина Фурцева. Железную леди советской культуры категорически не устраивало то, что отец и сын работают в одном театре. «На заводе — это называется трудовая династия, а в театре — это семейственность», — сказала, как отрезала она.
"Я вырос за кулисами, а как гласит китайская мудрость — от тигра может родиться только тигр. Мое будущее было предопределено — преемственность поколений, великое понимание того, что здесь было до тебя, уважительное отношение к старикам. Помню, мы всегда всем театральным коллективом отдыхали вместе — летом в доме отдыха Театра Вахтангова в Плесково, Новый год обязательно встречали семьями в театре — игрались капустники, столы накрывались рестораном «Прага». Это была большая вахтанговская семья", — вспоминает актер.
Армянский варпет, или Кто стал джинном из бутылки для Арно Бабаджаняна>>
В 1987 году в разгар Перестройки, разброда и шатания Евгению Симонову пришлось уйти из театра и он на основе своего курса в Щукинском театральном училище, который готовил для Театра Вахтангова, создал труппу для нового театра, который решил назвать именем своего отца.
"Мы очень долго пытались найти здание для Театра-студии имени Рубена Николаевича Симонова, при этом играли на разных площадках, ездили на гастроли. И, наконец, после долгих поисков Юрий Лужков предложил нам здание бывшей школы в Калошином переулке — в двух шагах от театра Вахтангова. Мы тут же взялись за дело и все перестроили, но папа не дожил до открытия театра всего пару месяцев", — вздыхает Рубен Симонов.
Возглавлять театр имени деда он не стал, говорит, понимал, — чтобы управлять таким учреждением в то время нужно было авторитетное имя, поэтому в 1995 году Рубен Симонов обратился с этим предложением к народному артисту СССР Юрию Яковлеву. Он и стал первым художественным руководителем Театра имени Симонова. Но в 1998 году Яковлев ушел и Рубен Симонов попросил перенять эстафету народного артиста РСФСР Вячеслава Шалевича. Впрочем, вспоминать об этом времени актер не хочет — пока он играл на сцене и ставил постановки в качестве режиссера, театр медленно умирал. Не каждый актер может быть хорошим менеджером. И в 2014 году театр был закрыт.
Коллекция Рубена Симонова
"Я не мог бороться с той ситуацией, которая происходила в Театре Симонова, когда все было передано в аренду, а в труппу набирались случайные люди по знакомству. Такая политика меня не устраивала и я, поставив около десятка спектаклей, сыграв только за последний год 12 ролей, обратился к руководству Театра Вахтангова с просьбой помочь сохранить память о дедушке. И наш замечательный директор, фантастический управленец и талантливый менеджер Кирилл Игоревич Крок вместе с художественным руководителем Римасом Туминасом прекратили все, что там происходило, и вернули театр театру. Именно в этот момент сбылась мечта Вахтангова и моего дедушки, которые хотели создать театральную империю, состоящую из трех единств — школы, театра и студии. Школой стало Щукинское училище, театром — главное здание, а студией — Симоновская сцена. Спасибо Римасу Владимировичу, что он оставил это название, увековечив память Рубена Николаевича и Евгения Рубеновича", — говорит Симонов-младший.
Хотя с некоторых пор — уже не младший. Дочь Рубена Евгеньевича Екатерина также пошла по стопам отца — стала актрисой и поставила свой первый спектакль — «Вечер шутов», который начал парад-премьер на открывшейся этой осенью Симоновской сцене. В главной роли сыграл отец. Таким образом, руководство театра Вахтангова еще раз отметило преемственность поколений.
Но приставка младшая теперь уже и не за Катей. Четыре года назад младшим стал ее сын, которого назвали в честь деда Рубеном. Сложности возникли только с фамилией, поскольку, по закону, маленький Рубенчик автоматом становился по папе Мучкаевым. Но небольшая армянская хитрость сыграла свою роль.
"Муж Кати — наш актер Никита Мучкаев на короткое время взял двойную фамилию и стал Симоновым-Мучкаевым. После этого ее автоматом получил Рубен, а иначе невозможно было дать ему нашу фамилию. В 14 лет внук уже сам решит, кем становиться. А в том, что Рубен поступит в театральное училище, я даже не сомневаюсь. Я же вам говорил, что от тигра может родиться только тигр", — смеется Рубен Симонов.
Рубен Николаевич Симонов — советский актер, режиссер театра и кино, педагог. В 1946 году получил звание народного артиста СССР. Симонов становился лауреатом многочисленных премий — трех Сталинских (1943, 1947, 1950) и Ленинской премии (1967).
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео