Ещё

Смятение чувств по Цвейгу 

Смятение чувств по Цвейгу
Фото: Ревизор.ru
Поиск формы для адекватного переноса выдающегося литературного произведения на драматическую сцену — задача столь же увлекательная, сколь и непростая. Такую и поставил художественный руководитель Вахтанговского театра перед своими питомцами — недавними выпускниками го режиссерской мастерской. И предложил поработать с творчеством такого выдающегося мастера, как .
Новеллы принесли этому писателю мировую славу. Каждая из рассказанных им историй о человеческом сердце, обладают всем необходимым для театральной постановки: накалом страстей, драматизмом сюжета и глубокой нравственной идеей. Молодые режиссеры сами выбирали материал для постановок. остановилась на «Лепорелле», выбрал «Принуждение»,  — «Незримую коллекцию», а  — последнее из написанного Цвейгом — «Шахматную новеллу». Соавторами выступили композитор Фаустас Латенас, чей творческий союз с вахтанговцами длится уже не один год, и главный художник театра Максим Обрезков.
Разорившийся антиквар — . Фото:
Итогом стал спектакль-тетралог, многоголосие, обладающее целостностью фуги, где каждый из постановщиков ведет свою партию, обеспечивая стройность и гармоничность общего замысла. О своей необычной совместной работе ребята рассказывали с нескрываемым воодушевлением.
Хуго Эриксен:
— Это было абсолютно сознательное решение сделать спектакль-альманах. Мы решили, что зрителю будет интересен спектакль, который ставили четыре режиссера, обладающих разными подходами к одному автору. Нам очень хотелось попробовать себя в жанре альманаха, тем более, что мы не первый год знакомы и с большим уважением относимся к воззрениям и чаяниям друг друга. То, что спектакль получился таким разнородным, на мой взгляд — его главное достоинство. Будучи учениками одного мастера, мы сохранили свою индивидуальность, и в этом большая заслуга Римаса Владимировича. Если бы я смотрел спектакль, не зная, кто что ставил, вряд ли мне понадобилось больше 15 секунд, чтобы понять, где чья работа.
Лепорелла — , Барон фон Ф. — . Фото: Валерий Мясников
Владимир Бельдиян:
— Цвейг — очень трагичный автор. Он очень остро ощущал, как человечество все дальше и дальше уходит от высоких идеалов во тьму жестокости и насилия. Мне было важно передать тот трепетный, еле различимый свет добра и красоты, которыми он так дорожил. Мне кажется, что и его уход из жизни был обусловлен тем, что он не был готов принять ту цену, которую людям пришлось бы заплатить за победу над нацизмом, слишком высокой она ему казалась.
Анатолий Шульев:
— Было интересно через творчество одного автора проследить, как менялся мир на протяжении почти полувека — с конца столетия XIX и почти до середины века XX. Так получилось, что каждая новелла отражает какой-то один временной период и они очень гармонично выстраиваются в хронологической последовательности. «Лепорелла» — соткана из уже разрушающегося уюта рубежа веков, «Принуждение», отразило мир в самом начале Первой мировой, «Незримая коллекция» — мир между двумя войнами и, наконец, «Шахматная новелла», действие которой разворачивается уже во время Второй мировой. Каждый из нас пытался отразить доставшееся ему время так, как он его видит и понимает.
Самое трудное в работе с литературным текстом — необходимость самому выстраивать структуру действия, смену темпоритмов. В пьесе все это уже сделано драматургом. А вот прозу надо разобрать и собрать заново в том ритме, какой тебе необходим. Это сложно, но и невероятно интересно.
NN . Фото: Валерий Мясников
Гульназ Балпеисова:
— Этот спектакль был заданием нашего Мастера, и получилось, что уже выпустившись, мы снова почувствовали себя учениками. Снова словно бы оказались на первом курсе, ведь работать в таком жанре нам раньше не приходилось. Процессом сведения наших работ воедино руководил Римас Владимирович. И не могу не поблагодарить за огромную работу Максима Обрезкова, который своей сценографией объединил такие разные по стилю работы, использовав минимум декораций, поскольку этой площадке противопоказаны громоздкие перестановки.
Для меня главная сложность состояла в том, чтобы соединить литературное звучание текста с динамикой театрального действа. Чтобы театр не разрушал прозу, а помогал ей быть более явной и ясной. Мне важно было найти момент совпадения слова и игры, выстроить все так, чтобы рассказать историю средствами театра, не разрушим при этом литературную ткань произведения. Как говорит наш Мастер, главное для режиссера — рассказать историю человека. Думаю, у нас это получилось.
Коллекционер — . Фото: Валерий Мясников
Выпустить спектакль в своей альма-матер — Вахтанговском театре — и честь, и ответственность. Но выросшие птенцы должны покидать родное гнездо. У Хуго Эрикссен этой осенью в театре «Практика» вышел «Бетховен» по пьесе В. Печейкина. Анатолий Шульев приступил к репетициям мольеровского «Дон Жуана» в театре им. В. Маяковского. К слову, это будет уже третья его работа в прославленном театре, до этого уже были «Я была в доме и ждала» Ж. -Л. Лагарса и «Бешеные деньги» Островского. А Гульназ Балпеисова приглашена на постановку по ранним рассказам в Малый театр Вильнюса.
Видео дня. Как отличить настоящий белый гриб от ложного
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео