Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

Шедевры модерна и модернизма, вновь открытые для посещения

Не только средневековые замки, старинные крепости, классические королевские дворцы и усадьбы уездной аристократии XVIII столетия могут быть предметами туристического притяжения и пристального внимания экспертов. Список исторических памятников постепенно пополняют здания – стилистические маркеры эпох ар-нуво и ар-деко, модерна и модернизма. За реставрацию внешнего облика и интерьеров объектов взялось не только государство, но и частные собственники, которым, к слову сказать, подобная деятельность, несмотря на трудоемкость, приносит существенные налоговые льготы. В итоге в памятниках архитектуры, чьи состояния приведены максимально близко к первоначальному виду, открываются музеи.

Реставрация, на которую ушло 13 лет и 23 млн, проводилась силами государства, в 2001 году купившего виллу Кавруа. Шедевр архитектора Робера Малле-Стивенса, классифицированный как памятник архитектуры в 1990 году, – уникальный пример сооружения, возникшего на перекрестке стилей, в данном случае ар-деко, модернизма и «геометрического» венского модерна. Один исследователь даже рискнул назвать виллу Кавруа образцом «синтетического модернизма».

ВИЛЛА КАВРУА. РУБЕ, РЕГИОН НОР―ПА-ДЕ-КАЛЕ, ФРАНЦИЯ

Владелец заводов компании Cavrois-Mahieu, производящей ткани для парижских модных домов, Поль Кавруа, решив строить жилище для своей семьи, купил землю в кантоне Круа близ Рубе и пригласил модного архитектора. Приступая к проекту виллы в 1929 году, Малле-Стивенс, вслед за своим кумиром Ле Корбюзье, превратившим виллу «Савой» в манифест, формулирует программу требований к современному жилищу как к машине для жизни: воздух, свет, работа, спорт, гигиена, комфорт, эффективность. Архитектор проектирует все: от мебели до дверной ручки. Фасад, чей каркас из армированного бетона точно разлинованный нотный лист (Малле-Стивенс слыл меломаном), облицован трехслойным полым кирпичом. В интерьере использован шведский зеленый мрамор, мрамор сиенский, древесина светлой сикоморы, полированный алюминий. В доме есть лифт, телефон, электрические часы, центральное отопление с термостатом, отдельные столовые для детей и родителей. Каждая комната радиофицирована. В подвале, помимо винных погребов, имелся просторный отсек для чемоданов. Для хозяйки предусматривалась отдельная комната для составления букетов.

Постройка и отделка были завершены за два года. Однако после смерти Поля Кавруа, а затем и его вдовы вилла была продана и стала жертвой вандалистских наклонностей нового владельца, мечтавшего построить на этой земле жилой кооператив. Сегодня памятник восстановлен в первоначальном состоянии и представлен публике.

ВИЛЛА АМПАН. БРЮССЕЛЬ, БЕЛЬГИЯ

В 1934 году архитектор Мишель Полак построил в Брюсселе элегантную виллу в стиле ар-деко для молодого барона Луи Ампана. Однако отпрыск богатого промышленника здесь почти не жил. Понять его можно: квадратный в плане особняк площадью 2500 кв. м с садом и открытым бассейном, облицованный полированным гранитом, внутри чересчур величественен и отдает холодом. Через три года барон дарит имение государству с условием устройства в нем музея декоративного искусства, что и было исполнено. Учреждение культуры просуществовало до 1943 года, когда здание на авеню Рузвельта реквизировали немецкие оккупанты.

После войны бельгийцы отдали виллу Ампан посольству СССР. В 1963 году барон потребовал вернуть собственность, ибо дарил ее государству, чтобы там царило искусство и только искусство. Еще десяток лет на вилле Ампан он исправно устраивает выставки, но потом все-таки продает недвижимость каналу RTL («Радио и телевидение Люксембурга»). В 2007 году постройку Полака, внесенную в список национальных памятников, приобретает семейство армянских ювелиров Богосянов. Альберт Богосян, гендиректор марки Bogh-Art, бережно реставрирует здание и превращает его в международный офис Fondation Boghossian. Здесь проходят концерты и сменяющиеся три-четыре раза в год экспозиции, открытые для посещений. И это всегда актуальное искусство, затрагивающее проблемы Запада и Востока, этнической идентификации.

ВИЛЛА КАСА ВИСЕНС. БАНИЯ

Уже в конце этого года публика сможет проникнуть в первую постройку знаменитого испанского зодчего Антонио Гауди и осмотреть интерьеры четырехэтажной Каса Висенс. В 2014 году архитектурный памятник, находящийся на севере Барселоны, в квартале Грасия, был приобретен андоррским банком Mora Banc, принявшим решение не только провести реставрацию, но и открыть в здании музей. Экспозиция будет посвящена истории усадьбы и творчеству выдающегося каталонского архитектора, ведь это был его первый частный заказ: Мануэль Висенс-и-Монтанера, владелец фабрики по производству кирпича и облицовочной плитки, пригласил дебютанта для постройки своей летней резиденции – тогда (вилла строилась с 1883 по 1888 год) квартал Грасия считался предместьем столицы Каталонии.

В проекте молодой Гауди дал волю фантазии, тем более что фабрикант, склонный к экстравагантности, его в том поощрял. Архитектор, всю последующую жизнь черпавший вдохновение у природы, уже в Каса Висенс перенес растительные мотивы из сада в отделку наружных стен и интерьера. Увидев цветок желтого бархатца, Гауди использовал его трепетную форму в декоративной отделке, выполненной в стиле мудехар. Башенки, балконы, эркеры и выступы превратили усадьбу в сказочный замок. Облицовка стала рекламной витриной предприятия Висенса: полихромные изразцы, цветная керамическая плитка в шахматном порядке чередовалась с растительным орнаментом.

После кончины хозяина в 1895 дова продала особняк доктору Антонио Ховеру, бережно относившемуся к творению Гауди. В 2005 году дом Висенс включили в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО и раз в году, 22 мая, в День святой Риты, открывали для осмотра публикой.

ВИЛЛА СОННЕВЕЛЬДА. РОТТЕРДАМ, ГОЛЛАНДИЯ

14 мая 1940 года самолеты люфтваффе осуществили бомбардировку Роттердама, и в четверть часа было уничтожено все то, что создавалось веками. В тот день погибло более 800 человек и было разрушено почти 30 тысяч зданий. Однако целый квартал в окрестностях улицы Йонгкиндстраат уцелел, а с ним и вилла – образец голландского функционализма, построенная в 1933 году для Альбертуса Сонневельда.

Авторы – архитекторы Йоханнес Бринкман и Лендерт ван дер Флюхт, за четыре года до этого построившие в пригороде Роттердама здание Van Nelle, фабрики Сонневельда по переработке табака, чая и кофе. Открытость и динамика Van Nelle, сооружения с железобетонными колоннами, в свое время не ускользнули от такого чуткого наблюдателя, как Ле Корбюзье, назвавшего его самым красивым зрелищем современности. Принцип «свет, воздух и пространство» зодчие применили и в проекте трехэтажного жилища для своего заказчика, падкого на комфорт и роскошь. Строительство дома обошлась Сонневельду в 114 060 гульденов.

В доме предусмотрено панорамное остекление окон с широким видом на окружающий сад, спуститься в него можно прямо с балкона, которых в доме тоже немало. Окно гостиной, например, простирается на целых 17 м в длину. Виллу оснастили по последнему слову техники. Аудиосистема позволяла слушать радио в каждой комнате, существовал внутренний телефон, специальный лифт поднимал дрова для отопления на верхний этаж, столы оборудовались звонками для вызова горничной, в ванной предусматривался гидромассажный душ. Полы в ванных выкладывались разноцветной плиткой, равно как и стены в комнатах красились в соответствии с пожеланиями каждого члена семьи. Интерьером в доме занимался Виллем Хендрик Гиспен, владелец дизайн-бюро Gispen, у него же заказывали свет и мебель, специально спроектированную для Сонневельдов, а ткани – в компании Metz & Co. Линолеумные полы в те годы были новинкой. Наследники Альбертуса Сонневельда передали виллу в коллекцию Het Nieuwe Instituut роттердамского музея архитектуры, который, в свою очередь, провел в 2000-х годах реставрацию. Дом Сонневельда работает в режиме музея, где проводятся экскурсии, но Het Nieuwe Instituut также устраивает в нем временные экспозиции, как правило, используя террасу на крыше.

ОСОБНЯК ЛОССО. МОНС, БЕЛЬГИЯ

Особняк в Монсе, что в бельгийской провинции Валлония, является великолепным образцом ар-нуво. Он задумывался владельцем, адвокатом Леоном Лоссо, как «идеальное жилище со всеми техническими новшествами и художественным вкусом». Просвященнейший из буржуа, интеллектуал и эстет собрал уникальную библиотеку, жемчужина которой – оригинальное издание новаторского опуса Артюра Рембо «Одно лето в аду», а также редкую коллекцию 400 произведений медальерного искусства. К тому же адвокат увлекался фотографией.

Решив переделать в модном стиле ар-нуво дом, некогда купленный отцом, Лоссо-младший в 1899 году привлек к проекту известных архитекторов и декораторов Поля Сентени, Анри Соважа и Чарльза Сарацина. Находясь под глубоким воздействием символизма в литературе, заказчик наполнил интерьер таинственными и мистическими настроениями. Щедрый на декор стиль ар-нуво готов совместить фрески, гризайль, маркетри, ковку, витражи, мозаику, и все эти техники обильно представлены в комнатах особняка Лоссо, который к тому же питал слабость к школе Нанси, стеклу братьев Дом и Эмиля Галле, флоральным мотивам, ирисам, орхидеям, розам и фуксиям. В доме также имелся лифт, первый в Монсе, городе, которому Леон Лоссо завещал свой дом, равно как и богатейшую библиотеку. Сегодня Maison Losseau – это музей, открытый для публики, и образовательный центр.