Ещё

Александр Панайотов: «Мне пришлось идти по пути наибольшего сопротивления» 

Александр Панайотов: «Мне пришлось идти по пути наибольшего сопротивления»
Фото: tele.ru

Перед своим сольным концертом в Москве певец рассказал нашему корреспонденту о том, как покорял столицу, о тонкостях работы с новым продюсером и о самых незабываемых впечатлениях в своей жизни.

— Саша, скажите, когда вы решили, что будете петь?

— Конкретного момента я не помню. Все происходило постепенно. Мы с родителями приходили в гости к друзьям, и я начинал что-то бурчать себе под нос, всегда любил напевать разные мелодии. Мама и папа на мои песни внимания не обращали: «Ну поет и поет». Чуть позже я сам начал замечать, что люди, которые меня слушают, меняются в лице.

Только когда родителям стали говорить: «У него же талант! Послушайте, как он поет», лед тронулся — мама с папой отдали меня в му­зыкальную школу. Помню, тогда я слушал много западной музыки: Мэрайю Кэри (пока не поломался голос, кстати, пел в ее тональности), Уитни Хьюстон, Spice Girls, Backstreet Boys. А вот моя старшая сестра, Катя, отдавала предпочтение отечественным исполнителям и любила Наташу Королеву. До сих пор поет в стиле шансон. (Смеется.)

— Как родители отнеслись к тому, что вы мечтаете стать артистом?

— Какой артист?! Никто в это не верил. Я же из Запорожья. Периферия и большая сцена — абсолютно параллельные миры. Большинство людей из провинции не верят, что пробиться в мир шоу-бизнеса реально, и хоронят свои мечты.

Моя семья рабоче-крестьянская, поэтому все считали, что единственный верный путь — идти работать на завод. С одной стороны, это правильно: стабильность. С другой — столько людей мечтают петь, грезят о славе, богатстве и ведь пробиваются. Мне пришлось доказывать родителям, что я должен пойти по пути наибольшего сопротивления — оказаться на большой сцене.

— И как доказывали?

— Мама сначала не хотела меня слушать, была категорически против. Говорила: «Ну куда? Какая музыка? Кому ты там нужен? На этом денег не заработаешь. Иди на завод». Только когда я пошел в музыкальную школу, затем в музыкальную студию, начал участвовать в конкурсах, в том числе международных, стал занимать первые места, только тогда поняла: да, все может получиться.

— Вы покинули родной дом — переехали из Запорожья в Киев. Для родителей это всегда стресс…

— Да, мама отпускала меня сложно. Но одним переездом дело не кончилось. В Киеве я прожил без нее год, потом она не выдержала и переехала ко мне. Год мы прожили вместе, затем я перебрался в Москву. Это стало для нее еще большим испытанием. Наверное, где-то в глубине души она понимала, что я уезжаю с концами. Тогда уже было ясно, что музыка — мое призвание. Но время лечит — постепенно мама смирилась.

Чуть позже она освои­ла Интернет, и мы начали общаться по скайпу. Правда, в последнее время разговариваем реже: я возвращаюсь домой в два-три часа ночи, а ухожу рано — просто не успеваю.

— Вокальные способности передались вам от кого-то по наследству?

— Не знаю. У родителей, дедушек и бабушек их нет. Моя старшая сестра, как я уже говорил, тоже поет. Мы с ней — две белые вороны в семье. Только вот Катя очень скромная — не любит публичности.

По профессии и призванию она повар, как и моя мама. На Украи­не есть отличное развлекательное кулинарное шоу. Я уговариваю ее подать туда заявку и принять участие. Она все отпирается. Хотя я считаю, что это абсолютно ее формат и она смотрелась бы там идеально. Тем более по характеру Катя веселая и интересная.

— Не думали перевезти ее к себе?

— Нет. Я безумно люблю свою семью, но на расстоянии. (Улыбается.) Когда они далеко, все отлично, но, как только оказываются рядом, ситуация немного накаляется. Я живу вдали от них 15 лет и привык к самостоятельности. А родители есть родители — они не смогут воздержаться от советов и указаний.

— Выбрав в качестве наставника Григория Лепса, я не прогадал. Мне не хватало энергии и драйва, которые от него исходят. Фото: Юлия Ханина

— Саша, вашим первым большим проектом был «Народный артист». Как вы туда попали и что он вам дал?

— Самым первым был проект «Стань звездой», где набирали му­зыкальные группы. Я благополучно прошел кастинг и даже добрался до финала. Но в группу «Другие правила» меня не взяли — сказали, что я сольный исполнитель. Я развернулся и поехал домой.

Спустя год раздается телефонный звонок: «Саш, сейчас съемочная группа того же телеканала делает подобный проект, но немного другого формата: ищет сольного исполнителя. Называется „Народный артист“. Хочешь — приезжай на кастинг». Я не стал упускать эту возможность.

Жили мы бедно, и мне пришлось занять денег, чтобы добраться до Москвы. Приехал — все получилось и случилось. Правда, без приключений не обошлось. Вместо одного дня кастинг растянулся на два. На такой поворот я не рассчитывал: денег не было. Я даже не мог наскрести на какую-нибудь гостиницу «минус три звезды».

Пришлось ночевать на лавочке на ВДНХ. Было жутко страшно в чужом городе, да еще и совсем одному. Помню, как ходил там мимо палаток с шаурмой и облизывался. С одной стороны, это просто ад, с другой — совершенно незабываемо. Самая холодная ночь в моей жизни: теплых вещей нет, а на дворе август — время, когда днем тепло, но ночью земля остывает и становится очень холодно.

Я никогда так сильно не ждал солнца. Как только оно выглянуло, я лег на траву и начал отогреваться. Мимо проходили люди, спешащие на работу. Отличная школа жизни. После такого начинаешь ценить многие вещи, которые кажутся естественными. Резюмируя, могу сказать, что проект «Народный артист» научил меня выдержке, принес популярность, дал мой первый контракт, отправил в первый гастрольный тур.

— Я боялся, что Гриша будет меня прогибать, пытаться сделать второго себя. Поэтому сказал сразу: по творчеству будем разговаривать отдельно. Фото: Юлия Ханина

— Какое было ощущение в момент трансформации, назовем это так, обычного парня из Запорожья в известного столичного артиста?

— Ощущение, что я выиграл в лотерею. Проект снимали в павильоне рядом с ВДНХ — соответственно, нас поселили в гостиницу, которая находилась неподалеку. Мы там прожили с сентября до самого Нового года и постепенно начали осознавать, что происходит: люди на улице узнают, в фойе поджидают фанаты.

Тогда Интернет еще не был распространен, соцсетей не существовало, письма от поклонников приходили тоннами на адрес гостиницы. Мы поняли: реакция пошла. Нами занимался один из лучших продюсеров — Евгений Фридлянд, за которым числятся успешные проекты: артист Борис Моисеев, группы «Премьер-министр», «Браво». Чем не выигрыш в лотерею?

— Ваше появление на проекте «Голос» было весьма эффектным. Что подтолкнуло принять в нем участие?

— У меня случилась достаточно долгая медийная пауза, хотя я был действующим артистом и все складывалось прекрасно: записи песен, клипов, гастроли. У нас же как — если не показывают по телевизору, то люди думают: что-то не так. Я откровенно устал слушать вопросы: где вы? что с вами? А после оглушительной победы Леши Чумакова в шоу «Один в один!» количество таких вопросов возросло. Я подумал, что пора что-то предпринять. Кстати, одно время мне хотелось сидеть в жюри «Голоса», и я недоумевал: почему мне не звонят и не приглашают в кресло? (Улыбается.)

Естественно, этого делать никто не собирался. Меня приглашали во многие развлекательные проекты, но я отказывался: это все не моя органика, я пою. Я понимал, что существует закон жанра: хочешь быть на виду — торгуй лицом. И ждал проекта, в котором нужно петь. Все-таки для меня это дело принципа. Так и возникла идея принять участие в «Голосе».

Во-первых, это пятый, юбилейный сезон, а мне нравится цифра пять. Я понимал, что иду на большой риск, потому что мое появление — уже сенсация. Для моих поклонников этот шаг оказался подарком. Как-то раз приехал на концерт и услышал из зала дикие вопли: «Мы тебя так ждали! Спасибо, что вернулся». Не ожидал. Я был готов к неоднозначной реакции зрителей, но мне нужно было как-то вернуться в эфир. Тем более если уж возвращаться, то на Первый канал.

— Для вас важно чужое мнение?

— Кругом полным-полно дилетантов. Я, например, никогда не отважусь кому-то что-то советовать, если меня не спросят напрямую. А писать «рекомендации» в Интернете подавно. В личном разговоре могу высказать свое мнение, но крайне деликатно.

Поэтому, конечно, на некоторые упреки, высказывания, пожелания, которые пишут люди на моей страничке в социальной сети, я пытаюсь не обращать внимания. Но совсем не читать их не получается. Где-то в подсознании они все же откладываются. Хорошо, что у меня есть ряд авторитетных людей, которым я всецело доверяю.

— В одном из интервью вы сказали, что выбрали Григория Лепса, потому что были уверены: у вас получится отличный тандем. Не прогадали?

— Абсолютно не прогадал. Появление Григория в моей жизни не случайно. Мне не хватало энергии и драйва, которые от него исходят. Многие меня упрекали в том, что я чересчур слащавый. Не знаю, почему сложилось такое мнение. Видимо, образ недоработал. На самом деле я еще тот деспот.

То есть я, безусловно, милый и хороший, но при этом жесткий. В этом мы с Гришей очень похожи. Его экранный образ и то, какой он в жизни, различаются. Он превосходный человек, с тонкой душевной организацией, но, когда надо, включается Григорий Лепс, которого мы все знаем и у которого лучше не стоять на пути. Уверен: Григорий Лепс привнесет в мое творчество что-то новое, неординарное. Создаст ту специю и остроту, которой мне не хватало до этого.

— А раньше вы с Григорием Лепсом были знакомы?

— Мы познакомились после «Народного артиста». Одно время общались, но потом наши пути разошлись. Он стал заниматься своей карьерой, а я был у другого продюсера. И вот, спустя более десяти лет, мы снова встретились — и теперь я работаю с Григорием. Если бы раньше мне сказали, что мы будем в одной упряжке, я не поверил бы.

— Как организована ваша работа?

— Гриша не просто мой продюсер — такой кукловод Карабас-Барабас, — а друг и партнер. Мы еще на берегу договорились, что это будет не стандартный контракт продюсера и артиста, а партнерский, где вопросы решаются равноправно, на дружеских основаниях. Сейчас на такие условия никто не идет.

Гриша как бизнесмен и как человек очень успешный. Он умеет трезво оценивать творчество и потенциал. Изначально меня волновало, не будет ли он меня ломать в творческом плане. Я не только певец, но и композитор, обладаю тонкой душевной организацией — у меня есть свое музыкальное видение. Естественно, опасался, что Гриша будет меня прогибать и делать из меня второго Лепса.

Поэтому сразу сказал: по творчеству будем разговаривать отдельно, предметно, конкретно. Мне важно не записать хит и заработать на нем, а сохранить свою индивидуальность и лицо. В любом случае у Гриши в планах — сделать из меня артиста номер один. Он говорит: «Мне же нужно кого-то оставить после себя».

— Несколько раз вы участвовали в отборе для конкурса «Евровидение». Что вас так в нем привлекает?

— Мне нравится все в этом конкурсе. Крутое шоу, потрясающие декорации, сцена, невероятная аудитория и сама атмосфера. Подобных конкурсов на нашей планете больше нет: все страны, включая Австралию, а с прошлого года и Америку, смотрят это представление. В спорте у нас есть Олимпиада, в музыке — «Евровидение». Кстати, каждый год мы собираемся с друзьями и делаем ставки, кто победит.

Обычно я беру тетрадку и вычисляю. (Смеется.) Такой фан-клуб по интересам получается. Весь процесс сопровождается обсуждениями, шутками и смехом. Этот конкурс я смотрю с 1997 года, то есть практически с самого детства.

— Вы уже привыкли к новому, бешеному темпу работы?

— Я немножко отвык от такого ритма, конечно. Хотя у меня и были концерты до этого, но не в таком количестве. К тому же прибавились интервью, съемки, работа в студии и многое другое. Раньше находились свободные дни, когда я мог проснуться и просто пойти гулять по городу.

Я безумно люблю ходить пешком по Москве — это мое хобби. Выходишь из дома, включаешь плеер, и вперед — 10-15 км куда глаза глядят. А в этом году даже пропустил Новый год в городе… Это для меня катастрофа: я всем сердцем люблю праздничный городской антураж. Зима, считай, прошла мимо, весна тоже пройдет стороной: категорически нет времени. Вот они, минусы артистической жизни.

— У вас наверняка жуткий недосып. Что помогает утром встать с постели? Зарядка, кофе?

— Очень люблю кофе, но встаю, потому что хочу есть. (Смеется.) Если утром не поел, неважно где и по какой причине, то становлюсь очень злым и раздражительным. Это знают все. Приготовить утром красивый завтрак — для меня ритуал: мне важно видеть красивую тарелку с аппетитно расположенной едой. Чаще всего по утрам варю яйца — жареные ем только на гастролях, и то редко. Когда они надоедают, перехожу на кашу.

— Вопрос питания всегда важен. Что вы обязательно должны съесть в течение дня, чтобы чувствовать себя комфортно?

— В основной рацион у меня входит куриная грудка или рыба и брокколи. Последнюю ем почти каждый день — полезная штука. Раньше, кстати, брокколи не любил. Но во время моей четырехмесячной диеты, когда я занимался спортом и старался правильно питаться, организм, видимо, перестроился, и теперь я уже без брокколи не могу. За четыре месяца сбросил 20 кг.

— 8 марта состоится ваш концерт в КЗ «Крокус Сити Холл». Как проходит подготовка? Волнуетесь?

— Мои предыдущие шоу я целиком делал сам. Два года назад у меня было шоу «All in» в концертном зале «Мир». Тогда подготовкой занимались я и мой менеджер. Мы сами придумывали и прорабатывали концепцию, декорации, видеоряд на каждую песню.

С приходом Григория Лепса у меня появилась целая команда профессио­налов. Они говорят: «Не переживай! Мы все организуем». Немного дискомфортно и боязно, ведь я толком не участвую в процессе. Концерт готовится масштабный — задействовано огромное количество музыкантов, а сцена будет бесподобной. Мне важно, чтобы получилась не просто площадка, на которую вышел, отработал и ушел, а чтобы такого еще ни у кого не было.

Я сильно волнуюсь за техническую часть — за вовремя включенные прожекторы, экраны, чтобы музыканты все сыграли. На концерт придет много моих коллег, людей, которые меня любят. И которые не любят. Даже те, кто впервые меня услышит. «Крокус» является некоей точкой отсчета для любого артиста. Тем более для меня это первый концерт там, и он войдет в мою историю. Это все очень ответственно, поэтому подготовку придется доверить опытным людям. Сам я такой объем работы сейчас не осилю.

— В преддверии 8 Марта скажите, как, по вашему мнению, должна выглядеть настоящая женщина?

— Мне важно, чтобы у нее присутствовал собственный стиль и она была адекватная. Сейчас это качество редко встречается. Еще современные барышни не могут остановиться в вопросах красоты, точнее в кабинетах косметолога. У меня есть пара подруг, которые вечно что-то себе вкалывают, накачивают. Губы увеличили до такой степени, что с трудом можно разобрать их речь. Так что рядом с собой хочется видеть нормальную девушку.

— Саша, вы верите в судьбу?

— Считаю, что все в жизни предрешено. Недавно прочитал, что ученые склоняются к мнению, будто все, что мы видим вокруг, это голограмма. Интересная теория и тема в принципе. Я считаю, что мы живем в какой-то матрице. Поэтому все происходящее с нами наверху давно известно. У каждого свой путь: люди встречаются, расстаются, рождаются и умирают ровно так, как заложено высшей программой. К такому выводу нужно прийти осознанно.

— Вы много где бывали с концертами: в Нью-Йорке, Берлине, Франции, Италии. Где понравилось больше всего?

— В Америке. Я дикий фанат Нью-Йорка, летал туда уже три раза. Когда мне было лет двенадцать, точно знал: обязательно там побываю. Хотя сама мысль казалась смешной: как вообще мальчик из Запорожья, из семьи с доходом $30, может о таком думать? Но я покупал путеводители и изучал районы, маршруты. Никогда не забуду свои первые эмоции. Просто вау-эффект!

До сих пор помню восторг, когда ехал из аэропорта по Манхэттену через мост и любовался киношными панорамами. Всегда безумно хотел там жить, работать. Кто знает, может, это желание сбудется. Единственный минус «неспящего города» — чувство одиночества. Там никто никому не нужен, никто ни на кого не смотрит. Ты полностью предоставлен сам себе.

— А как у вас с языком?

— В принципе нормально, но у меня есть психологический барьер. Я все понимаю, что мне говорят, но общаюсь хуже, чем мог бы. Становится не по себе — боюсь забыть слово или произнести с ошибкой. Думаю, это можно исправить, если пожить там подольше и привыкнуть.

— Какие места на земле мечтаете посетить?

— Очень хочу в Боливию, чтобы посмотреть на прекрасное соленое озеро — Солончак Уюни, снять там клип. Не отказался бы от поездки в Антарктиду, в Австралию, в Уругвай. Бе­зумно люблю Азию. Мечтаю съездить в Японию. Меня привлекает культура Китая, Таиланда. Слушаю сам себя и понимаю: есть к чему стремиться!

Александр Панайотов

Родился: 1 июля 1984 года в Запорожье (Украинская ССР)

Семья: отец — Сергей Петрович, строитель (60 лет); мать — Ирина Николаевна (58 лет); сестра — Екатерина, повар (37 лет)

Образование: учился в Киевском государственном колледже эстрадного и циркового искусств (факультет эстрадного вокала), Киевском национальном университете культуры и искусств (факультет эстрадного вокала). В настоящее время — студент 1-го курса Московского государственного университета культуры и искусств (факультет эстрадного вокала)

Карьера: музыкант и композитор. Участник и финалист телевизионных конкурсов «Стань звездой», «Народный артист», «Голос-5». Выпустил 3 студийных альбома и 14 клипов

Видео дня. История красавицы, 25 лет просидевшей взаперти
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео