Ещё

BRAFA — от бизона до Барбизона и Аниша Капура 

BRAFA — от бизона до Барбизона и Аниша Капура
Фото: АртГид
Еще десять лет назад человек, знакомый со специализированными ярмарками искусства, но впервые оказавшийся под сводами выставочного зала Tour & Taxis, испытывал легкое головокружение и то, что у нас принято называть «когнитивным диссонансом». Универсальный формат BRAFA (Brussels Art Fair, Брюссельская ярмарка искусств), на первый взгляд, представлялся слишком радикальным и напрашивался на сравнение с супермаркетом: там были представлены все сегменты рынка и смешаны все цвета и оттенки коллекционерской страсти — от солидных антиков и старых мастеров до африканских идолов (некогда владевшая обширными колониями Бельгия славится галереями, которые работают с искусством Африки и Азии) и произведений современных художников, которые шокирующе необычно смотрелись рядом с готическими алтарями или, например, палеонтологическими артефактами. В середине 1990-х руководство ярмарки одним из первых уловило дух времени и решилось на радикальную смену формата, ощутив, что современное коллекционирование — вовсе не ортодоксальное занятие и что современный коллекционер с удивлением смотрит на своих предшественников прошлых десятилетий, у которых была, как правило, «одна, но пламенная страсть». Респектабельный, но все же междусобойчик бельгийских антикваров усилиями целеустремленной команды во главе с директором BRAFA Беатрикс Бурдон и ее президентом Харолдом т’Кинтом де Роденбеке к концу нулевых превратился не только в международную, но и универсальную ярмарку, которая одной из первых рискнула поставить знак равенства между классическим и новейшим искусством (а те, кто много общается с коллекционерами знают, что любители классического искусства часто «не понимают» тех, кто собирает contemporary, а те, кто предпочитает современное, с недоумением смотрят на «антиквариат»).
Взгляд BRAFA на перспективы развития ярмарочного сектора художественного рынка в XXI веке оказался почти пророческим. За последнее десятилетие правила игры здесь кардинально изменились, и компании-операторы ярмарок пересмотрели свое отношение к «чистоте формата», расширив свои амбиции до самых разных сегментов художественного рынка (так, в частности, на стендах некогда программно ультрасовременной лондонской ярмарки Frieze загорелись полотна модернистов, а позже появилось целое новое направление Frieze Masters). Более того, с годами необычное соседство экспонентов BRAFA изменило и взгляды правоверных антикваров, которые сегодня (как, например, галерея средневекового искусства De Backker Medieval Art) все чаще дополняют свои некогда стилистически однородные стенды работами современных авторов или современным дизайном, подчеркивая, что «искусство есть искусство есть искусство», в какую бы эпоху оно ни было создано (и намекая, что деревянная скульптура Богоматери на престоле начала XIII столетия за €285 тыс. может прекрасно уживаться с современной абстракцией).
. Светящаяся зеркальная бронза (Голубой кобальт). 2015. Бронза, лак. Стенд Gladstone Gallery, Нью-Йорк. Courtesy Gladstone Gallery
То, что репутация BRAFA достигла определенного (читай — высокого) уровня, подтверждает появление на ярмарке стенда такого титана contemporary art, как нью-йоркская галерея Барбары Глэдстоун, которая уже несколько лет прощупывает коммерческий потенциал Бельгии. Два года назад галерея начала экспансию на местный художественный рынок, приняв участие в потеснившей на поле современного искусства Art Brussels ярмарке Independent (изначально нью-йоркская инициатива, в 2016 году Independent, объединяющая самые успешные галереи Европы и Америки, совершила свою первую и очень успешную интервенцию в бельгийскую столицу). На BRAFA Gladstone Gallery пошла с козырей, представив зеркальную работу Аниша Капура за €2 млн, которого уравновесила скульптурой Уго Рондиноне за «скромные» €140 тыс.
Можно сказать, что в торговле современностью в этом году у Gladstone не было конкурентов (если не считать нескольких бельгийских галерей, вроде Meessen de Clercq, представляющих местных художников). Если на прошлогодней BRAFA многие галеристы сделали ставку на современное искусство, то на этот раз на стендах превалировали работы модернистов и тех, кого можно уже без натяжек причислить к «классикам XX века», вроде Христо, который стал почетным гостем ярмарки и цены на работы которого уже давно исчисляются суммами с шестью нулями, Роберто Матта (его полотно 1945 года The Contrarian DIE GALERIE оценила в €2,5 млн), Сая Твомбли (€1,4 млн на стенде галереи Samuel Vanhoegaerden) или Марии Лассниг (лапидарный графический автопортрет за €18 тыс. на стенде Omer Tiroche). В разделе модернизма, как и почти каждый год, царствовал , впрочем, не заслонивший собой ни графику Ханса Беллмера на стенде женевской Galerie Schifferli (цены от €47 тыс. до €220 тыс.), ни тонкие акварельные портреты Леонара Фуджиты (€95 тыс. на стенде Bailly Gallery), ни заново открытого в прошлом году благодаря масштабной ретроспективе в Музее современного искусства города Парижа Бернара Бюффе, который обильно, на многих стендах был представлен пейзажами и натюрмортами (хотя в историю искусства вошел работами немного более радикального, эротического характера). Маленькое сокровище — «Портрет женщины с букетом цветов» Таможенника Руссо, в провенансе которого фигурирует Galerie L’Effort Moderne легендарного довоенного парижского дилера Леонса Розенбера, можно было увидеть и купить за €450 тыс. на эклектичном стенде Galerie des Modernes.
Рене Магритт. Оракул. Около 1931. Холст, масло. €4 млн Стенд Boon Gallery, Брюссель. Courtesy Boon Gallery
Но все же на BRAFA стоит ехать за произведениями бельгийских авторов, и прежде всего Джеймса Энсора, который во многом предвосхитил экспрессионизм и сюрреализм XX столетия. Цены на работы этого художника колеблются от нескольких тысяч евро за тиражную графику, в изобилии представленную на стенде Бельгийской профессиональной палаты в области старинных и современных изданий (здесь также можно найти собрание оригинальных литографий «Русский плакат. 1917–1922» с предисловием издательства «Стрелец» за невероятные €15 тыс.) до канонического «Бала масок» на стенде галереи Samuel Vanhoegaerden за более чем полмиллиона евро. Из редкостей можно отметить графику и живопись малоизвестного в России бельгийского визионера Леона Спиллиарта (его графические листы вполне можно сторговать за менее чем €30 тыс.) и даже Рене Магритта, полотно которого «Оракул» стоимостью в €4 млн стало главным украшением стенда Boon Gallery.
Впрочем, Бельгия — это не только всегда актуальный модернизм, но и многовековые ремесленные традиции, которые достигли своего наивысшего расцвета в конце XIX — первой половине XX века. На стенде галереи Epoque Fine Jewels представлена настоящая музейная редкость — подвеска в стиле модерн, созданная знаменитым бельгийским дизайнером ювелирных украшений (цена по запросу), а на стенде генерального секретаря ярмарки Кристиана Вруйра — владельца отметившей в прошлом году свой столетний юбилей и специализирующейся на старинном и современном текстиле антверпенской галереи N. Vrouyr, ковер ручной работы эпохи ар-деко (около €60 тыс.). Не стоит забывать и о бельгийском комиксе, у которого немало ценителей и коллекционеров во всем мире (представленные на стенде галереи оригинальные рисунки Эрже к альбому 1957 года по мотивам комикса 1934-го «Приключения Тинтина. Сигары фараона» и 1943-го «Приключения Тинтина. Таинственная звезда» продавались галереей по ценам от €60 до €95 тыс.), и о современном искусстве, в том числе и о молодых, а значит, еще не таких уж и дорогих авторах, вроде Фабрис Самин, стоимость объектов которой пока не превышает €12 тыс.
Петер Пауль Рубенс, Пауль де Вос, Ян Вильденс. Диана и нимфы охотятся на оленя. Между 1635 и 1640. Холст, масло. €1,4 млн Стенд галереи Klaas Muller
Менеджеры BRAFA не скрывают, что их цель — вывести ярмарку из среднего ценового сегмента в высший, привлекая дилеров, которые представляют музейное, а значит, дорогое искусство. BRAFA умеет работать как с галеристами (многие из них признаются, что мало где еще видели такую профессиональную организацию всех процессов и такую приятную атмосферу), так и с клиентами, а на страже репутации ярмарки стоит веттинг-комитет в составе более чем ста экспертов, которые перед открытием обходят стенды, внимательно изучая все представленные экспонаты и при необходимости проводя дополнительные экспертизы (которые могут включать в себя и технико-технологические исследования). И если еще несколько лет назад на ярмарке нелегко было найти работу, стоимость которой приближалась бы или превосходила миллион евро, на этой BRAFA не было недостатка в дорогих произведениях, вроде полотна Рубенса, который, согласно атрибуции специалиста по фламандской живописи Арно Бали, совместно с Паулем де Восом (он писал животных) и Яном Вильденсом (отвечал за пейзаж) изобразил охотящуюся на оленей в окружении свиты нимф богиню Диану (€1,4 млн на стенде галереи Klaas Muller) или мраморной головы Афродиты эллинистического периода, которую специалисты галереи Phoenix Ancient Art оценили в €900 тыс.
Голова Афродиты. Около 330–270 до н. э. Мрамор. Стенд галереи Phoenix Ancient Art, Женева
Впрочем, некоторые участники BRAFA демонстрируют и противоположную тенденцию, радикально снижая цены. Так, уже известная читателям «Артгида» итальянская галерея Chiale Fine Art снова выставила натюрморт с рыбой , снизив цену на невероятные €20 тыс. (в прошлом году Дерен стоил €80 тыс., а в этом уже €60 тыс.), лондонская Finch & Co еще раз привезла живописное пособие по глазным болезням XIX века, подешевевшее по сравнению с прошлым годом на €6500.
В искусствоведческой среде бытует выражение «от бизона до Барбизона», которым обычно описывается необходимость, например, в ходе лекции показать широкую панораму искусства. Несколько часов, проведенных на BRAFA, помогают освежить в памяти всю историю искусства, начиная с Древнего Египта и доколумбовой Америки и заканчивая новейшими трендами, а заодно окунуться в историю собирательства, которая прошла длинный путь от возрожденческого «кабинета редкостей» и кунсткамер до классического музея и музея современного искусства. Но чего на ярмарке до обидного мало, так это русского искусства (впрочем, одной из сенсаций нынешней BRAFA стал созданный в 1989 году для одной из космических миссий корабля «Союз» скафандр «Сокол КВ-2», выставленный галереей из Ареццо Theatrum Mundi за €130 тыс.). Русское искусство прошлых столетий представлено лишь иконами (очень хочется, но объективно невозможно причислить к «русскому искусству» среднего и позднего Шагала, и тем более Сержа Полякова), Россию недавнюю и современную представляют всего два автора — молодая и очень талантливая художница Мария Кошенкова, чьи работы из стекла уже не первый год занимают центральное место на стенде парижской Clara Scremini Gallery, и , под именем «Эдик» представленный парижским же дилером Клодом Бернаром.
{gallery#280}
Видео дня. На видео попала схватка озверевших змей
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео