Ещё

И джаз, и рок, и рэп: расскажем об уникальном оркестре Владивостока 

И джаз, и рок, и рэп: расскажем об уникальном оркестре Владивостока
Фото: АиФ-Владивосток
Он руководит единственным в своём роде оркестром Владивостока — эстрадно-симфоническим, который выступает в Приморской филармонии, и жонглирует музыкальными стилями и направлениями. Он представитель молодого дирижёрского племени, нашедший общий язык с музыкантами и преподавателями старшего поколения. Дружит с легендарными советскими композиторами — и Евгением Крылатовым. Для дирижёра российского оркестра кинематографии пишет партитуры. круглые сутки погружён в работу. Ладить с оркестром и партитуры писать — это надо уметь, без таланта не обойтись.
Равнение на !
— Дмитрий, вы шли к музыкальной карьере с пелёнок? По настоянию родителей или самостоятельно?
— В раннем детстве мама пыталась отдать меня в музыкальную школу, но я не горел желанием заниматься. Помню, учился в девятом классе, и мне жутко понравилась обработка песни «Милый, чё» из советского кинофильма «Афоня». В общеобразовательной школе попросил нашего учителя музыки наиграть мне эту мелодию. Вдохновился… и окончил музыкальную школу по классу домры экстерном за два года. После поступил в музыкальное училище.
— Педагоги не отбили рвение заниматься музыкой? Ведь за два года виртуозом вы вряд ли стали…
— Никакого разочарования не было, хотя знаний на начальном этапе не хватало, но хорошие преподаватели восполнили пробелы. Став обычным студентом отделения народных инструментов, вдруг нашёл себя в роли дирижёра. Помню, как на четвёртом курсе училища заведующий кафедрой объявил конкурс свободного формата, дабы студенты в свободное время не занимались ерундой. Хочешь, пой, хочешь, танцуй! Я решил собрать оркестр. Написал первую в своей жизни партитуру, пригласил музыкантов и начал репетировать. Это был сборный коллектив — скрипки, трубы, баян, домра с балалайкой. Сыграли попурри на тему одесских песен, таких, как «Постой паровоз». Так начался мой дирижёрский путь.
— Но прежде этому нужно учиться?
— Дополнительное образование по дирижированию получил в училище и в академии искусств. Помог в обучении интернет: видео концертов, мастер-классов, уроков знаменитых дирижёров.
— В чём разница дирижерского подхода к симфоническому и эстрадному оркестру?
— Симфонический дирижёр — человек, который трактует большие классические произведения. Если вы прослушаете для сравнения известнейшую пятую симфонию Бетховена, то у каждого оркестра она звучит по-разному. Руководить эстрадным коллективом — колоссальный труд, но перед дирижёром здесь несколько иные задачи. Вспомните Поля Мориа: зрителям казалось, что он совсем не дирижирует на сцене, а если присмотреться — какие-то эпизоды показывает. Его заслуга, прежде всего, в создании уникального оркестра, в сочинении мелодий, аранжировок. Сегодня я сам пишу партитуры для своего оркестра, для приезжих музыкантов, для государственного симфонического оркестра кинематографии.
— Писать партитуры, на взгляд обывателя, рутина…
— Для меня это потребность. Даже не работа, а дело моей жизни. С каждым днём получается всё лучше. Понимаете, если относиться к труду как к рутине — ничего особенного не произойдёт. Творчество — бесконечный процесс, и нет ему конца и края. Признаюсь, раньше, когда писал партитуры музыки для кино, мне катастрофически не хватало знаний. Опыт пришёл, а с ним озарение. Сейчас занимаюсь джазом: порой делаю по сто разных вариантов одного произведения, мучаюсь. Потом выбираю лучшее. Всегда хочется чего-то большего, поэтому сталкиваюсь со сложностями профессионального характера.
Кто не любит дирижёра?
— Вы действительно знакомы с Александрой Пахмутовой?
— Александра Пахмутова и Евгений Крылатов — мои коллеги старшего поколения, с которыми мы созваниваемся, общаемся. Познакомила меня с ними преподаватель музыкального училища, член союза композиторов Татьяна Пакулова. На становлении моего пути понадобился нотный материал. Педагог поделилась телефонами. Они оказались людьми учтивыми, добрыми, внимательными, поделились со мной оригинальными партитурами.
— Пишут, что ваш оркестр уникальный, единственный во Владивостоке. Это правда?
— Эстрадных оркестров в городе несколько, а эстрадно-симфонический оркестр — один, в его составе не только биг-бенд, но и струнная группа. В филармонию пришёл пять лет назад, а до этого восемь лет собирал оркестр самостоятельно, выступая с коллективом на разных площадках.
— В нулевые годы музыканты сетовали на кризис. Помню, как в симфоническом оркестре не хватало кадров, музыкальных инструментов.
— У нас ситуация следующая — у всех свои инструменты. С кадрами пока всё хорошо, институт искусств выпускает потрясающих музыкантов.
— С какого репертуара начинали?
— Играли музыку советского кино — Крылатого, Зацепина, Пахмутовой, Артемьева. Это были большие полотна, мы переиграли всё, что можно. Спасибо композиторам, Сергею Скрипке, которые помогли с материалом. Далее переключились на музыку зарубежного кино, джаз, и тогда пришлось писать партитуры. У нас разнопрофильный оркестр. Сложность в том, что Владивостоке, на мой взгляд, недостаточно подготовки для джазовых музыкантов. Нет соответствующего образования, приходится учиться во время репетиций, проводить занятия группами. В каждой группе есть лидер.
— А вы — какого рода лидер?
— Мои отношения с оркестрантами нельзя назвать приятельскими, но мы на одной волне, где-то шутим, а на репетиции все серьёзно — я дирижёр жесткий, требовательный. По этой причине некоторые музыканты не хотят идти в оркестр, не готовы к серьёзной работе. Откровенно говоря, в любом коллективе есть люди, которые не любят дирижёра. Но если музыкант талантливый, профессиональный, нужно сделать всё возможное, чтобы его сохранить. Выстраивать отношения, договариваться.
На шару и в оркестре
— А в ресторанах разрешаете музыкантам подрабатывать?
— Многие из них играют сразу в нескольких группах в заведениях, где востребована живая музыка. Дополнительный заработок кормит, хотя он не стабильный. Если ты играешь в ресторане, совсем не обязательно, что ты плохой музыкант. Бывает, что в заведении к исполнителю не предъявляет особых претензий. Сыграл не ту ноту — немного позже, немного раньше — ничего страшного. В оркестре так не пойдёт! Лучше быстрее избавиться от такой привычки. Возможно, шара расслабляет музыкантов, но только не у меня.
— Удаётся на гастроли ездить?
— Пока только по Приморскому краю. На самом деле, это чудесные гастроли, потому что публика душевная, принимает тепло, люди этого ждут. Запоминающиеся концерты, такая энергетика идёт от зала. Востребованность у зрителя — самое главное, её ни с какими деньгами не сравнить. Если люди после концерта не расходятся, просят сыграть на бис — это высшая награда за наш труд.
— Какие планы на год?
— Так надолго не загадываю. 17 февраля играем концерт из произведений Генри Манчини. Фамилия малоизвестная, но его сочинения все на слуху. Это музыка из кинофильмов «Розовая пантера», «Шарада», «Поющие в терновнике» и др. Воплотим идеи программы в стиле рэп, хочется привлечь молодёжную аудиторию. Думаем, что поставим мюзикл «Летучий корабль». Будет и программа, состоящая из рок-баллад известных групп.
— Наедине какую музыку предпочитаете слушать?
— Мне интересно многое: классическая музыка, Шифутинский и Розенбаум, музыка кино, современные произведения. Нельзя ограничивать себя в чём-то одном. Из классики не так давно слушал Хачатуряна, балет .
— В чём преимущество живых выступлений в эпоху интернета?
— В непосредственном контакте с музыкой: это всегда эмоции, переживания, воспоминания. И всё — на лице у каждого зрителя.
ДОСЬЕ
Дмитрий Бутенко родился в 1986 г. во Владивостоке. Окончил Владивостокское музыкальное училище и Дальневосточную академию искусств. Пять лет руководит эстрадно-симфоническим оркестром в Приморской филармонии. Автор оригинальных аранжировок. Участник крупных музыкальных фестивалей и программ края.
Видео дня. Почему на старых фото люди не улыбались
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео