Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

поставил спектакль с философским названием о мужском мире, который может выдернуть из хаоса только женщина.

Ищите женщину
Фото: Ревизор.ruРевизор.ru

Это не первое обращение режиссёра к пьесе выдающегося британского драматурга, нобелевского лауреата “Возвращение домой”. В 2007 году он уже ставил её в театре Джигарханяна с Арменом Борисовичем в качестве исполнителя главной роли. За минувшие десять лет актуальность темы только возросла, что, вероятно, отразилось в названии новой постановки – “Не становись чужим”.

Видео дня

Четверо мужчин привязаны друг к другу, как рабы на галере. Глава семейства – ушедший на покой мясник Макс (), его сыновья Ленни () и Джой () и прилепившийся к ним едва ли не на правах приживала младший брат Макса – Сэм () обитают в хаосе, холоде и неуюте жилища, давным-давно лишившегося женской заботы (жутковатая своей кинематографической подробностью сценография ). Жена Макса умерла молодой, оставив его с малышами на руках, и с тех пор ни одна женщина не переступила порог этого дома, который с каждым днём становится всё больше похожим на филиал Бедлама – знаменитой лондонской клиники для умалишённых, причём буйного её отделения. Все орут, не скупясь на площадную брань и раздавая направо и налево тумаки с подзатыльниками, а временами дело буквально доходит до драки.

Каждый тут несчастен по-своему. И актёры широкими мазками живописуют это едва прикрытое яростной бравадой страдание. Мающийся без дела Макс, оплакивает свою унизительную немощь и утраченный в глазах близких авторитет, клянёт на чём свет стоит умершую Джесси а, заодно, весь женский род, и в глубине души завидует ещё вполне бодрому Сэму, которого клиенты называют лучшим шофёром в Лондоне. Сэм – “вечный” младший брат, всю жизнь потративший на то, чтобы доказать старшему, что чего-то стоит (на бешеного Макса даже боевые награды, полученные братом во Второй мировой впечатления не производят), и скрыть свою тайную, безответную, всепоглощающую любовь к его жене. Задира Ленни всеми силами пытается вырваться из-под отцовой деспотии, что крайне затруднительно, если ведёшь богемный образ жизни и перебиваешься случайными заработками. А увальня Джоя, грезящего о славе непобедимого боксёра, то и дело отправляют в нокдаун совершенно неспортивные родственники – куда уж ему с настоящими противниками сражаться. В этой семье все против всех, но жизни друг без друга не представляют – в этом маленьком мире расстояние от любви до ненависти меньше шага.

Гарольда Пинтера не зря считают мастером неожиданного сюжетного поворота. До появления Тэдди () зритель даже не догадывается, что сыновей у Макса не двое, а трое. О старшем здесь упоминать не принято. Он – паршивая овца, только наоборот – докторская степень, кафедра в одном из американских университетов, красавица жена и двое прелестных ребятишек. И вот этот удачливый “блудный” сын, прихватив супругу () после долгого отсутствия приезжает в родной дом. Господин профессор и сам не понимает, что подвигло его на это паломничество – властный зов родной крови или неутолимая гордыня, требующая наглядно продемонстрировать своему семейству, что он теперь не их поля ягода. Противоборство мотивов передано актёром скупо и рельефно. Реальная встреча с родственниками оказалась не столь идилличной, какой рисовалась Тэдди в воображении и на следующий день он уже готов вернуться в свою уютный заокеанский рай. Если бы не Рут

Ей эта сумасшедшая семейка, как ни странно, пришлась по душе. Актриса очень точно передает извечное женское стремление приводить в порядок любой, самый беспросветный хаос. Скатерть на столе, цветы в вазах, мужчины одеты прилично и даже орать стали как-то тише. Гармония, установленная ею хрупка, но всё же ощутима. Она здесь и за мать, и за сестру, и за дочь, и даже за любовницу, дающую Ленни и Джою, прозябающим без подружек, почувствовать себя настоящими мужчинами. Она тут нужна. Необходима, как воздух. Удержать её любой ценой – единственное желание всех обитателей этого странного дома.

Только что обретённые родственники предлагают ей не просто войти в семью, но и внести посильный вклад в её благополучие (достатком тут и не пахнет) вспомнив своё прежнее ремесло – древнейшую из профессий. Театр абсурда? Сам Пинтер вряд ли бы согласился с такой классификацией. В своей нобелевской лекции “Искусство, Правда и Политика” он настаивал на том, что реальное и нереальное надо разграничивать в жизни, но не в искусстве.

Столь откровенная провокация нужна драматургу только для того, чтобы сорвать завесу показного счастья с брака Тэдди. Его избранница до свадьбы отнюдь не была идеалом добропорядочности, что не помешало ему повести её под венец. Но сделав Рут своей женой он, судя по всему, начал методично и целенаправленно выстругивать из страстной, темпераментной, необузданной женщины образцовую мать семейства. И вот у загнанной в шёлковые сети Рут неожиданно появляется возможность вернуть себе утраченное Я.

Собственно, поисками неизвестно как и когда потерянной индивидуальности занимаются все персонажи этой странной, по-чеховски трогательной и чуть-чуть сумасшедшей пьесы. “Не становись чужим!” - это их обращение не только друг к другу, но и к самим себе.