Ещё

Золушка. Без хрустального башмачка, но почти с «Маской» 

Фото: Вечерняя Москва
6 февраля в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко представлен Пермским оперным театром балет Алексея Мирошниченко «Золушка», выдвинутый на театральную премию «Золотая Маска — 2018» сразу в восьми номинациях.
Хореограф Алексей Мирошниченко обладает завидным даром рассказывать пластическим языком известные истории на новый лад, сплавляя музыку, пантомиму, танец, сценографию, приемы драматического театра в целостный балетный спектакль. Его балеты сюжетны и зрелищны, их с интересом смотрят как заядлые театралы, так и те, кто пришел в театр впервые.
На этот раз Мирошниченко — един в трех лицах: автор либретто, хореограф и режиссер. Его «Золушка» не новогодне–рождественская сказка о взрослении и первой любви, а «балетная драма» об «оттепельных» 50–х и о нашем балетном театре того времени. В ней тоже есть Золушка, есть два принца и есть, как писал Чехов, «пять пудов любви». А еще есть персонифицированные Добро и Зло, и в своем противостоянии первое не всегда выходит победителем.
Используя излюбленный прием «театра в театре», Мирошниченко умело обрамляет классический балет интригами театрального закулисья, событиями и их участниками времен «оттепели». Так что хорошо информированные зрители могут гадать, кто есть кто, и даже негодовать, что отдельные балетные персонажи не похожи на своих исторических прототипов. Однако свою главную задачу хореограф видит не в перелистывании страниц занимательной истории, а в создании эмоционального портрета эпохи. И это ему удается.
Действие спектакля развивается в 1957 году в Москве в Главном театре, где молодой хореограф-новатор Юрий Звёздочкин ставит «Золушку» Прокофьева. В заглавной партии он видит юную танцовщицу из кордебалета Веру Надеждину, чье положение в труппе сродни положению ее героини в доме мачехи. В преддверии Международного фестиваля молодежи и студентов на роль Принца решено пригласить французского премьера Франсуа Ренара. Репетиции проходят под неусыпным оком главной чиновницы от культуры (догадайтесь, кого?), «товарищей из органов» (догадайтесь, каких?) и соперниц-доносчиц из театрального серпентария подруг по искусству.
Премьера «Золушки» прошла триумфально. Без хрустальных башмачков, но в удобных балетных туфлях, сшитых добрым Феем — сапожных дел мастером Дядей Яшей, — Вера вмиг стала любимицей зрителей, балетоманов и суровых критиков, которые высоко оценили ее исполнительское искусство и предсказали ей звездное будущее.
Однако средь ясного неба неожиданно грянул гром. В предпремьерной суете вездесущие кураторы из органов не углядели, что в закулисье Главного театра зародился неприятный для них любовный треугольник: на сердце и руку юной балерины объявились сразу два претендента: иностранный премьер, готовый увезти девушку в сказочный Париж, и талантливый отечественный хореограф.
Проблему решили с деликатностью гильотины — радикально: француза под прокофьевский бой часов прямо из банкетного зала отправили на родину, а юную балерину сначала сделали «невыездной», так что труппа Главного театра без нее представляла «Золушку» в Европах и Азиях, а потом и вовсе выслали из столицы в город Молотов (ныне, как и в довоенные годы, — Пермь). А что до молодого талантливого хореографа Звёздочкина, то он отправился вслед за любимой в ее ссылку…
Судя по приветливо светящимся на заднике сцены окнам Пермского театра оперы и балета, жизненный и творческий союз наших героев сложился удачно. И только воспоминания о прошлом пробуждают в памяти персонажей из столичной «Золушки» и ее закулисья. Их шествие замыкает старый мастер Дядя Яша, который подобно сказочному Фею подарил Вере в день ее премьеры победные пуанты. Он манит героев в темноту, а сам на авансцене гасит свечу, погружая сцену и зрительный зал в состояние светлой грусти, наполненное прозрачной музыкой Прокофьева, которую так тонко чувствует и передает оркестр «MUSIKAETERNA» под управлением маэстро Теодора Курентзиса.
В «Золушке» Мирошниченко много танцев. Хореография спектакля изобретательна и разнообразна. В ней есть pas de deux, adagio, гавот, вальсы, павана, паспье, мазурка, галоп, прописанные в музыкальной партитуре Прокофьева, а также собственные пластические находки хореографа, усиленные труднейшими поддержками из арсенала драмбалета…
Символическая образность пластического языка Мирошниченко создает контраст обыденной и поэтической «хореографической речи», антитезу высокого и подлого, трагического и смешного, эмоциональную напряженность в ощущении горя и радости героев, в борьбе добра и зла…
Инна Билаш вновь продемонстрировала лирико-драматические грани своего таланта, умение проникать в музыкально-хореографическую драматургию образа. Ее героини (Вера и Золушка) добры, обаятельны и беспредельно искренны в проявлении чувств.
Под стать ей и Никита Четвериков (Франсуа Ренар и Принц). Изящный, как старинный мадригал, и темпераментный, как истинный француз, виртуозный в танце и в драме, он наделил своих героев мужеством, искренностью чувств и благородством.
Запомнились также Артём Мишаков (Юрий Звёздочкин), Александр Таранов (Дядя Яша), Марат Фадеев (Педагог-репетитор)…
Балетная драма «Золушка» получилась необычной, не бесспорной, но интересной, а местами даже поэтичной.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров