Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

Вальс-макабр

принадлежит к тому крылу молодой отечественной режиссуры, которое, пребывая в поисках новых форм и средств, тем не менее, вовсе не собирается сбрасывать с корабля современности основополагающие принципы русского психологического театра. В театр им. Вл. Маяковского его пригласил тогда только назначенный худруком Миндаугас Карбаускис, стремившийся сделать режиссёрскую когорту театра максимально разноплановой. За пять лет работы в Маяковке Кобелев поставил восемь спектаклей – в его послужном списке и матёрые классики вроде Горького ("Последние") или Брехта ("Кавказский меловой круг"), и амбициозные молодые драматурги и . Но вот что выгодно отличает Кобелева от собратьев по цеху и поколению – стремление выводить на свет рампы тексты, отечественным театром еще не освоенные. И если "Человек", который принял жену за шляпу" по книге знаменитого американского нейропсихолога был премьерой российской, то "Бердичев" потянул на премьеру мировую. "Сказки венского леса". Фото: Имя Эдена фон Хорвата отечественному зрителю ничего не говорит. Что само по себе довольно странно: художники, преданные анафеме в нацистской Германии – а романы и пьесы Хорвата были публично сожжены ещё в 1933-м – пользовались в Советском Союзе повышенным вниманием. Возможно, молодого австрийского драматурга сочли чересчур откровенным и жёстким для советского театра, а шокировать публику в те времена было не принято. Как бы то ни было, несколько его пьес были переведены на русский только в начале 80-х, но всё равно на сцену не попали, хотя в Европе их с завидной регулярностью ставили (и продолжают ставить) не только в немецкоязычных странах. Кобелев выбрал для постановки самую известную пьесу Хорвата – "Сказки Венского леса" - написанную в 1931-м и в том же году удостоенную одной из престижнейших европейских литературных премий – премии Генриха Клейста. Торговая улочка в тихом предместье старой доброй Вены. Аккуратные маленькие лавочки (простая и изящная сценография Михаила Краменко), в каждой из которых размеренно побулькивают свои маленькие лавочные горести и радости. "Сказки Венского леса". Фото: Сергей Петров Табачница фрау Валерия (Юлия Силаева), начинающая увядать вдовушка, жадно ловит осколки ускользающего мужского внимания и топит ужас перед маячащей на горизонте старостью в белом рейнском вине. Почтенный герр Цауберкениг ( делает его беззащитным и агрессивным одновременно), владелец магазина игрушек, спит и видит выдать свою умницу дочку Марианну (трогательная и нежная Анастасия Дьячук) за соседа – респектабельного мясника Оскара ( удаётся этот странный рефлектирующий бюргер). А племянник почтенного герра Эрих (предельно циничный ) мечтает приобщиться к касте сверхчеловеков и размашистым зигом приветствует уже недалёкое пришествие «тысячелетнего рейха», походя прицеливаясь в хрупкую девочку-подростка по имени Ида (филигранная работа ). Камнем, взбаламутившим это приветливо зеленеющее болото, становится брутальный Альфред ( очень дозировано отмеряет своему персонажу отрицательное обаяние). Страсти, долгое время дремлющие под пеплом обыденности, в свой срок вырываются наружу, раздирая в клочья казавшийся незыблемым уютный покой неспешного обывательского существования. Эден фон Хорват идёт дальше, чем это принято в классической драматургии. Девушка, презрев отцовские проклятия, сбегает с возлюбленным, и рожает ребёнка. Возлюбленный под натиском бытовых неурядиц и безденежья быстро превращается в сварливца и сбегает от девушки. Своего незаконнорождённого отпрыска сей господин передает на попечении своей матушке ( собирает в грустный букет все печали материнского сердца) и бабушке (монстр, сыгранный , просто повергает в ужас), которые отнюдь не рады такому пополнению в своём "благородном" семействе. Его невенчанной жене приходится, забыв о былой благовоспитанности, стать певичкой в популярном кабаре: публика любит эротические песенки с раздеванием. "Сказки Венского леса". Фото: Сергей Петров Колючая проволока невзгод всё туже обвивает персонажей, шансов на счастливую развязку затянутых драматургом узлов с каждой минутой становится всё меньше, а легкокрылый неумирающий штраусовский вальс – "Сказки Венского леса" австрийцы почитают неофициальным гимном своей родины – звучит всё веселей и победней Девушка, отвергающая благополучную сытость, выбирающая роковую страсть к человеку этой страсти недостойному и расплачивающаяся за свою ошибку полной мерой – один из базовых сюжетов драматургии. О том, почему для постановки были выбраны именно «Сказки Венского леса» нашему порталу рассказал сам режиссёр. Никита Кобелев: — " Сначала зацепило название. Я присматривался к тому, что ставят в немецких театрах и в самом названии пьесы мне почудилось что-то шекспировское, что-то в духе "Сна в летнюю ночь", хотя, конечно, никаких прямых ассоциаций тут возникнуть не могло. Мне захотелось найти пьесу, но в поисковиках обнаружить её не удалось. Зато нашёлся сборник пьес Хорвата, изданный еще в советские времена. Прочёл залпом, понял, что хочу ставить именно "Сказки" - сочный и яркий язык, накал страстей, какой редко сыщешь в классической драматургии – и стал ждать, когда появится возможность поставить спектакль. Отказ от "гарантированного" счастья ради любовной авантюры с практически гарантированным печальным финалом – таких сюжетов в мировой драматургии действительно немало. "Сказки Венского леса" привлекли меня ёмкостью, жёсткостью и узнаваемостью. Эта пьеса для меня чем-то сродни "Бесприданнице", но она острее – нет необходимости в скидке на происхождение и бедность героини, как это приходится делать в отношении Ларисы. Хорват постарался показать слепую и глупую любовь со всей допустимой беспощадностью, показав оборотную, неприглядную сторону трагедии чистого бескорыстного чувства, оставшегося невостребованным. Никита Кобелев. Фото: Евгений Люлюкин Впрочем, для меня была важно и еще одна тема – тема зарождающегося нацизма. Пьеса написана в 1931 году – Хорват был свидетелем того, как национал-социализм набирает силу на его родине – в Австрии. Для австрийцев распад некогда могущественной Австро-венгерской империи стал национальной трагедии. От великой державы осталась одна небольшая страна. Многие тогда мечтали о реванше. Так появился Гитлер. Мне было важно рассказать эту историю, в которой каждый, независимо от возраста, найдет что-то своё. "Сказки Венского леса" можно было ставить и на большой сцене, но мне показалось, что на камерной (спектакль идёт на Сцене на Сретенке – В.П.) разговор со зрителем получится более доверительным".

Вальс-макабр