Мир24 12 февраля 2018

Бразильский карнавал глазами русского

Фото: Мир24
В бразильском Рио-де-Жанейро в пятницу открылся знаменитый ежегодный карнавал. Экзотическое действо глазами очевидца из России — в материале «МИР 24».
Первым делом, по прибытии в Рио-де-Жанейро я отправился на поиски белых штанов. По совету Остапа Бендера, чтобы не слишком отличаться от местного населения. Штаны обнаружились лишь в секонд-хенде, грязноватые и дешевые. Покупать мне их расхотелось. Да и размер был не тот. «Полтора миллиона человек, и все поголовно в белых штанах!» — уверял Шуру великий комбинатор.
Население Рио-де-Жанейро за последние полвека выросло в несколько раз и обогнало даже Санкт-Петербург. С шестью с половиной миллионами Рио занимает четвертую строчку в рейтинге крупнейших южноамериканских городов. Белые штаны кариоки (жители Рио-де-Жанейро — прим. авт.) не жалуют. Да и в штанах на карнавале мало кого встретишь. Женщины предпочитают купальники, а мужчины почему-то юбки. Бразилия — страна на редкость толерантная для Латинской Америки, а соседний с Рио город Сан-Паулу гордится тем, что ежегодно проводит самый крупный в мире гей-парад, оставляя далеко позади североамериканские и европейские шествия.
На фоне разукрашенных бразильцев моя карнавальная прическа выглядела совсем простецки. Знакомого парикмахера я попросил вырезать мне на затылке серп и молот, чтобы сразу было понятно, откуда я приехал. Штанов тоже нигде не было. В общем, к карнавалу я был почти не готов. Оно и к лучшему — в дешевых венесуэльских шортах ходить по фавелам (так называют местные трущобы) безопасней. В белых штанах можно привлечь внимание грабителей.
Мои друзья со всей Бразилии предостерегали:
— Рио — самый преступный город в стране и один из опаснейших во всей Латинской Америке. А во время карнавала ситуация усугубляется. Оставайся лучше у нас, наш карнавал не хуже.
— Нет уж, раз карнавалить — то только в Рио! Тем более, меня уже ограбили в Венесуэле и Колумбии, вашим бразильским бандитам ничего почти не осталось.
Ошибочно думать, что бразильский карнавал проходит только в Рио. Карнавалит вся страна, каждая деревня и каждый квартал. Даже бомжи и собаки наряжаются в маскарадные костюмы. Бразильский карнавал — это не просто красочное шествие, а одновременно и гей-парад, и индийский праздник красок Холи, и баварский Октоберфест. Пиво льется рекой, не всегда попадая в рот разукрашенных мальчиков, больше похожих на девочек. А вот с количеством кабинок для справления естественных потребностей организаторы из года в год как-то просчитываются. Поэтому в воздухе ощущается стойкий запах щедро пролитого на раскаленный асфальт пива, мочи и марихуаны. Последнюю тут никто не запрещает. Полицейские ищут наркотики посерьезней. Между не слишком трезвыми участниками карнавала, расталкивая публику, шастают бездомные, с огромными мешками, собирая пустые алюминиевые банки. Ну и мелкие жулики, конечно, тоже шныряют и тут, и там, выхватывая у зазевавшихся карнавальцев мобильные телефоны и фотоаппараты. Мошенники покрупнее поступают иначе. Буквально по соседству от того района, где я временно остановился, накануне карнавала группа хулиганствующих молодчиков с пистолетами перекрыла автомобильный мост, остановив буквально все проезжавшие машины и быстро обчистила багажники и салоны. Действуют быстро, жестоко и беспощадно. Явление это не редкое, и многочисленные полицейские, расставленные по городу, лишь вяло преследуют бандитов, загоняя их в родные фавелы. Дальнейшее преследование бессмысленно — живым оттуда можно и не выбраться. Причем представители правопорядка гоняются за бандитами только если дело касается крупных партий наркотиков. Рядовые ограбления, похоже, полицейских интересуют не сильно.
Интеллигентные же граждане в дни карнавала стараются на улицу не выходить вовсе или же отправляются куда-нибудь подальше от крупных бразильских городов. Один мой знакомый профессор русского языка, коренной кариок, например, отправился в Сочи. Пить чачу.
— Самый лучший карнавал в моей жизни! — хвастался он мне по телефону.
Над городом Рио возвышается одна из самых узнаваемых достопримечательностей мира — статуя Христа-Искупителя. Лезть на гору нужно несколько часов по крутому склону. Для особо боязливых и ленивых туристов проложили железнодорожную ветку. Стоит поезд немало, но сильные духом и ногами туристы могут взобраться и пешком. У подножья, в начале тропы, красовалась надпись на всех возможных языках: «Тропа очень опасна! Велик риск ограблений! Подъем — на свой страх и риск!»
Я зарегистрировался в журнале потенциальных жертв грабителей и в быстром темпе начал подъем, озираясь по сторонам. Через пару часов уже был у подножья статуи Христа.
Иисус платный, — перегородили мне дорогу серьезные охранники в форме. «Христопродавцы!» — подумал я и пошел искать дырку в заборе. Под Христом, как на вавилонской стройке, звучат языки со всего мира. Послышался даже русский с легким тель-авивским акцентом. — Мы не иммигранты, — поправил меня мой новый знакомый, некогда гражданин Советского Союза. — Мы репатрианты. Сейчас вот на пенсии, ездим, изучаем мир.
Соплеменник репатриантов, каменный Иисус, был затянут облаками. Я попрощался с попутчиками и засобирался обратно. Не только вход к Иисусу, но и выход — тоже платный. Обратного билета на поезд у меня, конечно, не было. А лезть снова через дырку, кусты, бандитские тропы и фавелы как-то не хотелось. «Наглеть, так до конца» — решил я и пошел к поезду.
— Мои друзья уехали вниз и забрали с собой билет, — виновато разводил руками я перед молодыми девчонками на турникетах, тоже разодетых в карнавальные костюмы. — Что же делать?
— А есть у тебя какие-то доказательства, что ты ехал в поезде? Ну, фото из вагона, например.
— Нет, но я могу попросить друзей выслать! — нашелся я и отправился к только что сошедшим с поезда пассажирам. Современные технологии — штука хорошая. Несколько размытых фотографий перекочевали в мой телефон, и через несколько минут я сидел в поезде. Великий комбинатор остался бы мной доволен. Осталось только найти штаны.
— Счастливого карнавала! — махали мне вслед турникетные девчонки.
Я спустился с горы в район побогаче и сразу нашел штаны. Белые. Новые. Как полагается. Спрятав их в рюкзак, решил немного срезать через фавелы.
— А ты из этих, из левых? — заметив на моем затылке серп и молот, интересовались у меня жители Рио, жалуясь на свою жизнь. — Правительство прижимает, повсюду коррупция, житья не дают, налоги высокие! Дороги платные — и разбитые! Мы тоже за социализм!
— Откуда ты прилетел? Почему знаешь португальский? — продолжали расспрашивать они.
Приходилось объяснять, что еду я уже давно, больше года, по земле аж из Колумбии, сквозь самые бандитские страны. Мотоциклами, вертолетами, кораблями. Мотоцикл мой сломался, и выбросил я его во Французской Гвиане. Затем несколько дней плыл по Амазонке, кормил комаров на самом большом в мире болоте Пантанал, жил с индейцами в джунглях Амазонии, посетил столицу страны — город Бразилиа, Сан-Паулу… И называл им еще с десяток бразильских мест и городков. Я бросался бразильскими топонимами, о которых бразильцы где-то слышали, но сами в тех местах никогда не бывали.
— А вы говорите, прилетел! Как тут не выучишь португальский? — улыбнулся я и отправился из трущоб в Копакабану — пляж с фешенебельными отелями и дорогими ресторанами. Переодевшись в новые штаны, конечно. Тут загорелые бразильянки играют в волейбол, а торговцы всячески пытаются распродать стремительно нагревающееся на 35-градусной жаре пиво. На улицах активно раздают презервативы. Совсем недавно власти осознали, что через девять месяцев после карнавала происходит резкий скачок рождаемости. В и без того перенаселенной и криминальной стране. И прибегнули к такому незамысловатому методу, решив бороться с бандитами самым надежным способом, задолго до их рождения.
«У обширной бухты Атлантического океана… Главные улицы города по богатству магазинов и великолепию зданий не уступают первым городам мира. Представляете себе, Шура? Не уступают!»
Карнавал на Копакабане идет не неделю, а круглый год. Жизнь не замирает ни на минуту. Ну а юбки и бюстгальтеры на мужчинах, кажется, в моде вне зависимости от района. Поэтому в белых штанах карнавалить мне придется, похоже, одному. Все-таки, нацепить на себя юбку журналисту будет сложновато: куда в таком случае класть журналистское удостоверение? А вот карманы бесплатными презервативами я набил. На всякий случай. Вдруг и мне придется бороться с бандитами?
Комментарии
1
Читайте также
Какова жизнь в самом опасном городе планеты
1
Срывает крышу
Эти лестницы сводят с ума
8 красивейших мест России
1