Другие сказки венского леса

Молодой режиссер поставил в Театре имени Вл. Маяковского (Сцена на Сретенке) пьесу австрийского драматурга Эдена фон Хорвата «Сказки венского леса».

Другие сказки венского леса
© Вечерняя Москва

Пьеса до боли напоминает новогоднюю сказку Ганса Христиана Андерсена «Девочка со спичками», в которой ребенок умирает от голода, холода, одиночества, черствости взрослых и становится ангелом. Главная героиня спектакля — девушка Марианна (Анастасия Дьячук) стала жертвой альфонса Альфреда (), которого таким воспитали безвольная мать (Александра Ровенских) и деспотичная бабушка (). Которая пытается убить сына Марианны и своего сына, открывая зимой окно настежь.

Время действия спектакля — начало 30-х годов прошлого века. Место действия — Вена. Австрия во власти фашизма. Один из героев спектакля, бывший военный, ротмистр () знает цену человеческой жизни и единственный, кто хочет предотвратить эту беду — смерть младенца. Но, увы, он действует слишком резко и только усугубляет ситуацию.

Ротмистру непросто найти общий язык с лавочниками. А Марианна — дочь владельца магазина игрушек Цауберкенига (). В Вене после Первой мировой войны — финансовый кризис, и дельцы озабочены лишь своим бизнесом, забыв о человеческих чувствах. Отец Марианны — человек неплохой, но буржуазная мораль той эпохи делает его заложником других представлений о чести и долге. Он выгоняет свою дочь, ослушавшуюся его, и вместо того, чтобы выйти замуж за мясника Оскара, Марианна бежит с Альфредом — игроком и авантюристом.

Выросшая без матери девушка бунтует, но мир денег и буржуазных правил жизни оказывается настолько жестоким, что не только наказывает Марианну по полной программе, но и лишает ее романтизма и природной гордости. Фашизм набирает силу, и эта динамика прослеживается и в судьбах героев драмы «Сказки венского леса».

Спектакль поставлен так, что Вена почти 100-летней давности не очень-то отличается от многих современных городов. Такие же мясные и табачные лавки, та же страсть наживы. Те же механизмы уничтожения человека посредством угроз, насилия, гонений. Никто никого не пожалеет, человек человеку — волк.

Может быть, поэтому так явственно просматривается тема леса в постановке. Станешь лишним, чужим, неугодным системе? Пеняй на себя.

— Зрители плачут, когда умирает младенец в финале. Но то, что сын Марианны не жилец, понятно уже с момента его рождения. В мире фашистской Австрии уже начинает работать машина смерти, и первыми под ее жернова попадают самые незащищенные — младенцы, дети, романтически настроенные девушки.

После спектакля очень хочется обнять своего ребенка, сказать: «Я все тебе прощу, только давай будем вместе, рядом».

Этот спектакль — вызов жестокости и бессердечию мира, где есть только два идола — власть и деньги.