Ещё

Ян Цапник: «Ощущаю себя вечным студентом» 

Ян Цапник: «Ощущаю себя вечным студентом»
Фото: Teleprogramma.pro
Этот год для  особенно важный — дочь оканчивает школу и готовится поступать в театральный. Свой 50-летний юбилей, скорее всего, актер отметит на работе — много съемок. А в феврале мы увидим Яна Цапника в сериале «Команда Б» (СТС) и фильме «Лед». Накануне двух премьер актер ответил на вопросы «Телепрограммы». «Переживаю, как дальше все сложится у дочки» — В ситкоме «Команда Б» с юмором рассказывают о подготовке к полету на Луну. Большинство мальчишек в советском детстве мечтали стать космонавтами. Вас эта мечта миновала? Чем увлекались в школьные годы?
— Мой папа Юрий Викторинович был актером Челябинского театра драмы имени Орлова, а мама Валентина Николаевна профессионально занималась легкой атлетикой, бегала на дистанции 800 и 1500 м, но пожертвовала карьерой, чтобы родить меня. Мама хотела, чтобы я стал артистом, а папа — спортсменом, поэтому меня бросало то в спорт, то в театр. Учился в спортивном классе: с утра у меня была пробежка, потом первая тренировка, затем учеба, после уроков — вторая тренировка. До восьмого класса еще приходилось нестись на скрипку.
— Сопротивлялись нагрузкам?
— Какой смысл ребенку сопротивляться? Подпилил смычок или на горке на скрипке покатался — и все. Меня ловили на этой ледяной горке. Скрипка была в футляре, а он великолепно скользил. На вопросы папы, почему на скрипке, а не на нотной папке, объяснял, что на футляре дальше едешь.
— Но музыкальную школу вы все-таки окончили.
— Знаете, как говорят: в армии все несчастные случаи происходят, когда у солдата много свободного времени. Вот и в детстве, когда нет свободного времени, это прекрасно — ребенок набирает багаж на будущее, опыт, который не купить ни за какие деньги. И он пригодился в жизни. Театром я заразился в детстве — ездил с папой на гастроли, играл мальчиков. Опоздать на полтора месяца в школу — это же был кайф. Да, музыкальную школу окончил, и игра на скрипке мне пригодилась на сцене БДТ.
В «Команде Б» герой Цапника занят подготовкой команды к полету на Луну. Фото: Канал СТС — Ваша дочь Лиза два года занимается в театральной студии. Решила продолжить династию?
— Сам ее туда и отправил. Это знаменитая театральная студия «Театр-класс», которой руководит талантливейший актер, педагог . Лиза занимается, и ей очень нравится. Она оканчивает 11-й класс, в этом году планирует поступать в театральный институт.
— Переживаете?
— Конечно. Как поступление будет происходить, как дальше сложится ее жизнь, работа в театре, в кино… Думаешь: оставалась бы малявочкой — посадил ее на плечи, покормил… И так хорошо, спокойно! Я предупреждаю дочку: «Лиза, приготовься, что ковровые дорожки, фоторепортеры и интервью, интересные, главные роли будут не сразу». Объясняю, что сначала нужно овладеть базой, а это труд, мучения, борьба с собой. Эта профессия отражается на отношениях с близкими, на мировосприятии. Я из-за съемок нечасто бываю дома, жалко, что толком не вижу, как Лиза взрослеет. Но ведь если она будет расти на моих глазах, это будет означать, что я сижу без работы, а это не очень хорошо. Поэтому пытаюсь найти золотую середину. Сам Лизу и отправил в театральную студию. Ей понравилось — Видели дочку на сцене?
— Из-за съемок долго не мог попасть на показы к ним в студию. Но в декабре пришел на спектакль «Играем Шекспира». Потрясающие дети, интересная постановка! Удалось посмотреть отрывок из «Гамлета», Лиза играла Офелию. Я был так удивлен: «Надо же! Это моя дочь!» Никогда не воспринимал ее в качестве актрисы. Иногда даже шутил: «Лиза, ну какой театральный! Давай иди в театроведы — сиди и пиши!» После того как я увидел дочку на сцене, она спросила: «Ну что? В театроведы?» Я честно сказал: «Нет, ты не театровед. Лизочка, хочешь себя попробовать — поступай!»
Любимое средство передвижения 3-летнего Яна Цапника. Фото: Личный архив
— Жена не была против?
— Нет. Галя у меня кандидат наук, востоковед, говорит на китайском и английском языках. Сейчас помогает мне. Галка в душе тоже очень любит театр, они с Лизкой даже мне что-то советуют. Иногда эти советы принимаю. «На экране одни и те же…» — На днях , представляя новый фильм «Лед», сказал, что есть несколько актеров-талисманов, которые всегда присутствуют в картинах его студии. И вас назвал. Вы сейчас очень востребованы.
— Если я скажу, что супервостребованный актер, то надо менять профессию. Ощущаю себя вечным студентом.
— Когда вы стали много сниматься?
— Наверное, когда ушел из Большого драматического театра и появилось свободное время. 14 лет отслужил я в БДТ под руководством великого актера . Если у тебя пять главных ролей и 25 спектаклей в месяц, то ты вряд ли будешь востребован в кино. Кто будет за тебя играть спектакли? А когда выходишь в свободное плавание, то либо становишься востребованным актером, либо надо менять профессию вообще.
Кадр из фильма «Горько!» (2013): с .
— В антрепризах играете?
— Мне очень часто звонят с предложением антрепризных спектаклей. Я еще не понимаю, что мне делать в антрепризе, как можно собраться на две-три репетиции и выпустить спектакль. Я обучен по-другому. Путевку в жизнь мне дал Большой драматический театр — это великая школа советского театра переживания. Без школы, без фундамента невозможно существовать дальше. Невозможно окончить институт, сняться в главной роли и пребывать в одном и том же состоянии все время. Так что пока живу без антрепризы.
— Сильно переживали уход из театра?
— Конечно, потому что это был мой дом. Знаете, как говорят в Китае? Ничего не бывает рано или поздно. Все бывает вовремя. Настал момент, когда надо было что-то менять в своей жизни. Спасибо и , Федору Бондарчуку, и , и , и всем остальным, кто меня приглашал и приглашает. Слава богу, что дают разные роли: играешь то маньяков, то каких-то раздолбаев на солнечной полянке, то любовников, то фашистов. Пытаюсь существовать по принципу театра: там мне тоже всегда давали кардинально противоположные роли.
— Вы назвали себя вечным студентом. Приключения в студенческой жизни были?
— При поступлении в Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии меня отстоял , у которого на курсе я потом учился. Я загадал, что если доплюну в туалете до потолка, то меня примут. Потолки в старинном здании института высокие, но у меня получилось. Как назло, в этот момент из кабинки выходил ректор. Он меня запомнил, так как поступал я после армии и ходил на экзамены в десантной форме, и решил, что мое желание не должно осуществиться во вверенном ему учебном заведении. Но благодаря Владимиру Викторовичу Петрову я поступил. У нас был веселый курс — , Дима Нагиев, Леша Климушкин, Толик Журавлев… Мы отличались либо хорошими капустниками, либо каким-нибудь беспределом, либо талантливыми спектаклями. Но на мастерство всегда ходили, потому что у нас был уникальный педагог.
— Часто присылают под видом сценария откровенную халтуру?
— Конечно, присылают. Когда видишь, что можно что-то сделать из этого героя, соглашаешься. Иначе гори оно огнем, а то потом не отмоешься. У нас странный принцип в кино: обычно в плохом снимаешься задорого, а в хорошем за три копейки.
— Почему сейчас часто одни и те же артисты кочуют из сериала в сериал?
— В старой актерской гвардии было много артистов из провинции, там же кладезь талантов. В свое время, когда были думающие режиссеры, они вытаскивали их оттуда. Тогда ездили по маленьким театрам, ходили на спектакли, искали артистов. Сейчас мы видим, что на экране одни и те же лица, смотреть уже невозможно. Хорошо, что среди них есть талантливые актеры. Страна изменилась, система другая — деньги превалируют. Сейчас, например, часто не берут консультантов на съемки — экономят. Как раньше говорили? «Какой стол, такой и стул». Поэтому часто видим, что выходят непонятные фильмы: бюджет попилили, а на остаток сняли кино. Благо есть и замечательные продюсеры, режиссеры, которые зарабатывают не на производстве, а на прокате.
— Если в свободное время включаете телевизор, что смотрите?
— Иногда смотрю программу с  «На ножах». Я ведь в юности был поваром-кондитером 3-го разряда и работал в Челябинске на швейной фабрике для глухонемых — был такой прецедент в моей биографии. Иногда смотрю передачи с моим другом шеф-поваром Рустамом Тангировым. Так интересно наблюдать за его работой, он в простом всегда находит красоту и создает шедевр. Смотрю каналы National Geographic, «Культура», «Пятница!».
— Как любите отдыхать с семьей?
— В Китае недавно были. Так хорошо! Когда человек едет в другую страну пожрать и покупаться — это глупость. Мы сначала посетили громадную телебашню Гуанчжоу, посмотрели много красивых мест. В Гонконге были и в музее, и в картинной галерее, и в Диснейленде. В Пекине нашли уличных художников, а у них оказалась замечательная картинная галерея.
— Вы в разведке служили. Сейчас тренируетесь?
— Когда надо похудеть или поправиться для роли, тогда еще беру себя в руки. А обычно часа в два-три ночи приезжаешь после съемок в гостиницу: плавочки, носочки постирал, на батарею повесил, грим смыл, поспал… Утром выезд в восемь. Не до тренировок.
— Если на съемках случается выходной, чем занимаетесь?
— Сейчас закончил сниматься в картине Павла Семеновича Лунгина о выводе советских войск из Афганистана. Снимали в удивительных местах! В Гунибе в Дагестане, где в XIX веке брали имама Шамиля. У меня был один выходной день. Я пришел на площадь Гунибе, и мне открыли краеведческий музей, хотя у них тоже выходной был. Если выдаются свободные дни на съемках, стараюсь побывать в музеях, походить по городу, понаблюдать за местными.
— Вознаграждение за бессонные ночи?
— Жизнь сама — вознаграждение. А это просто работа. Негоже все отдавать, надо брать еще что-то.
Видео дня. Как отличить настоящий белый гриб от ложного
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео