Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

«На углу Литейного и Пестеля» прозвучало «ни-хао»

В Петербурге в четырнадцатый раз прошел фестиваль «Пять вечеров», посвященный творчеству ленинградско-петербургского писателя и драматурга . Но за время своего существования фестиваль значительно расширил границы и вышел за рамки только володинского творчества. Тем более что близких ему по духу и стилистике авторов достаточно. Вот и в этом году на фестивальных афишах можно было увидеть имена и , и . Но главными, конечно, по-прежнему остаются пьесы самого Володина, которые ставили, ставят и, можно быть уверенными, будут ставить еще очень долго. Потому что они обладают редкой для нынешнего времени особенностью - просто и понятно рассказывать о вечном.
«На углу Литейного и Пестеля» прозвучало «ни-хао»
Фото: ИнтересантИнтересант
Без восточного колорита
А вечное оно на то и вечное, чтобы волновать всегда и всех без исключения, заодно напоминая о том, что человеческие чувства у всех одинаковые. Без каких-то национальных особенностей, конечно, не обходится, но любовь она и в Африке любовь. А уж тем более в Китае.
Хотя от спектакля Нанкинского драматического театра «Пять вечеров», показанного на нынешнем фестивале, многие ожидали того самого национального колорита и восточной экзотики. Как выяснилось, ожидания эти были напрасными - китайские «Пять вечеров» мало чем отличались от многочисленных классических одноименных спектаклей, идущих на сценах российских театров.
Это и стало неожиданностью, причем приятной. Правда, откровение это было скорее не театральное, а человеческое: оказывается, китайцы - это не только галдящие толпы туристов, ведущие себя в культурной столице не слишком адекватно, а еще и тонко чувствующие, талантливые люди, понявшие все нюансы такой на первый взгляд сугубо «советской» истории, которую рассказал в своей пьесе Володин.
Фраза на все времена
Во многом, конечно, это произошло благодаря тому, что поставил спектакль петербургский актер и режиссер в содружестве с питерскими же художниками-постановщиками. Как Алимова со товарищи занесло в бывшую китайскую столицу - девятимиллионный Нанкин и почему была выбрана именно эта пьеса, сейчас уже не столь и важно. Главное, что российской команде удалось вдохнуть в китайскую постановку ту ленинградскую атмосферу второй половины прошлого века, которой пронизаны все пьесы Володина.
С другой стороны, в Китае в свое время тоже активно строили коммунизм, поэтому обо всех нюансах жизни его «строителей» там знают не понаслышке. Что же касается советского быта, так уже и представителям современной российской молодежи не слишком понятно, кто такие телефонистки и зачем нужны радиоточка и рефлектор. Поэтому в этом плане мы с китайцами сравнялись. А по поводу отношения к войне и ее последствиям вообще не может быть каких-то различных мнений, зависящих от национальной принадлежности. И в любой стране мира вслед за героиней пьесы Тамарой могут повторить: «Только бы не было войны».
Из Нанкина с любовью
Но все-таки история, разворачивающаяся в течение пяти вечеров в Ленинграде конца 1950-х, - в первую очередь о любви и верности. И историю эту уже гениально экранизировал и не менее гениально поставил в БДТ Товстоногов - выше прыгать некуда. Поэтому те, кто берется за «Пять вечеров» сегодня, должны обладать большой смелостью и понимать, что их работу всегда будут сравнивать с эталонами. В Китае, конечно, вряд ли, но вот у нас в стране, и особенно у нас в городе, - зрители искушенные. До такой степени, что знают не просто сюжет, но и каждую реплику.
В данном случае это был плюс, потому что титры, которые сопровождали идущий на китайском спектакль, то опережали действие, то опаздывали, но это было не важно - все всё понимали и так. А непривычно звучащие на китайском русские имена, песни и ленинградские адреса, наоборот, только вносили в знакомый сюжет какую-то новизну. Не вызывая при этом отторжения. И когда главная героиня отправлялась в гастроном «на углу Литейного и Пестеля», зрители, находящиеся буквально в соседнем доме - спектакль шел на сцене Театра «На Литейном», - радостно улыбались. И в то, что жила она в доме на Восстания, 22, тоже верилось.
Та самая давно ставшая банальностью фраза «Не верю!» вообще не про этот китайский спектакль. Всему, что происходит на сцене, однозначно веришь. И быстро забываешь, что играют китайские актеры, которые могут, оказывается, быть и брутальными, как играющий Ильина Чжан Шупин, и нежными, как исполняющая роль Тамары Яо И. А китайское приветствие «ни-хао» постепенно становится привычным, как русское «привет».
К финалу же начинало казаться, что перевод и вовсе не нужен: актерскую самоотдачу можно оценить и без него. И зал не просто оценил, а был благодарен китайским артистам за то, что они поняли и прочувствовали нашу историю как свою.
Анна ВЕТЛИНСКАЯ,
интернет-журнал «Интересант»