Ещё

Восемь художниц, изменивших историю 

Восемь художниц, изменивших историю
Фото: Нижегородская правда
фото pixabay.comВосемь художниц, изменивших историюИсторически сложилось, что роль женщины в искусстве всегда была второстепенной. Женщина служила музой, натурщицей, но не художником. Даже талантливых художниц не воспринимали всерьез, им сложно было занять достойное место в мужском артистическом мире.
Несмотря ни на что, среди женщин-художниц появлялись настолько талантливые и самобытные «жемчужины», которые блистали так ярко и своим искусством затмили даже самых великих мужчин.
В преддверии Международного женского дня, восемь историй о женщинах-художницах, изменивших историю. №1. .
«Я дразню смерть и смеюсь над ней так, что она не может быть со мной хороша».
Фрида Кало — одна из самых ярких художниц в истории живописи. История ее жизни — настоящий психологический триллер.
В шесть лет Фрида переболела полиомиелитом, в результате чего ее правая нога осталась короче левой и она всю оставшуюся жизнь хромала. В 18 лет художница попала в страшную аварию. Она перенесла более 30 операций, целый год была прикована к больничной койке. В госпитали и начался ее художественный путь.
В 22 Фрида вышла замуж за взбалмошного и любвеобильного художника Диего Ривера, который постоянно ей изменял. Фриду и Диего объединяли не только любовь, страсть и живопись, но еще и коммунистическая партия.
Из-за полученных травм, художница не могла иметь детей, и эта боль отразилась в ее творчестве. №2. Сюзанна Валадон.
«Я пишу людей, чтобы узнать их. Не приводите ко мне женщин, которые ждут, что я изображу их обаятельными или приукрашенными, я их немедленно разочарую».
Мари-Клементин Валад, известная как Сюзанна Валадон, была первой женщиной, принятой во французский союз художников в 1894 году.
В возрасте пятнадцати лет она стала цирковой акробаткой, но год спустя была вынуждена завершить цирковую карьеру из-за травмы. Затем работала натурщицей у многих известных художников таких, как , Анри Тулуз-Лотрек и .
Валадон писала натюрморты, цветы и пейзажи, замечательные силой композиции и энергичными цветами. Также она известна изображениями обнаженной натуры.
В 1894 году Валадон становится первой женщиной, допущенной к членству в Национальном обществе изящных искусств. №3. .
Клара Петерс считается одной из первых известных женщин-художниц, мастер натюрмортов. Ее работы были признаны наряду с натюрмортами ее коллег мужского пола.
Клара Петерс родилась в 1594 году в Гааге. Художница происходила из богатой семьи. На ее натюрмортах изображена дорогая посуда и изобилие деликатесов.
О судьбе художницы мало, что известно, но ее натюрморты украшают музеи мира. № 4. Джорджия О’Кифф.
«Я ненавижу цветы. Я рисую их, потому что они дешевле моделей, и они не двигаются».
Джорджия О’Кифф — американская художница, прославившаяся своими картинам с огромными цветами.
В 2014 году Джорджия О’Кифф стала самой дорогой в мире женщиной-художником. Её картина «Дурман» (Белый цветок № 1) была продана за рекордные 44 млн долларов.
В 1929 году, после ссоры с мужем, который уходит от художницы к молодой любовнице, Джорджия отправляется в Нью-Мексико в поисках вдохновения и душевного равновесия. После первой поездки в Нью-Мексико начинает писать черепа и кости животных и пустынные пейзажи.
В 1970-х О’Кифф частично теряет зрение, работает с керамикой и пишет автобиографическую книгу. № 5. .
Наталья Гончарова — правнучатая племянницы Натальи Николаевны Гончаровой, супруги Александра Сергеевича Пушкина. Была ученицей великого русского художника .
Считается одной из основательниц русского авангарда. Вместе с мужем, художником , основала творческое объединение «Ослиный хвост».
Работала с  над оформлением «Русских сезонов» в Париже.
В 2008 году картина Гончаровой «Цветы» была продана более, чем за 10 млн долларов и стала самой дорогой картиной, написанной женщиной.
№ 6. .
«То, что пугало вчера, стало родным сегодня».
Вера Мухина — советский скульптор, автор известных монументов, таких как «Рабочий и колхозница», «Наука», «Хлеб» и «Плодородье» а также памятников Максиму Горькому в Нижнем Новгороде и Чайковскому в Москве.
В 22 года Вера вылетела из саней и сильно травмировала лицо. Мухина перенесла 7 пластических операций и была совершенно сломлена. Черты ее лица стали абсолютно мужскими. Потеряв собственное лицо, она твердо стать скульптором, работами которого будут вдохновляться тысячи людей.
В 1928 году Скульптура Мухиной «Крестьянка» получила Сталинскую премию, после второй мировой войны перешла в собственность музея Ватикана в Риме.
Самой знаменитой композицией Мухиной стал 24-метровый монумент «Рабочий и колхозница», который был установлен в Париже на Всемирной Выставке в 1937 году. № 7. .
«Меня интересуют только те идеи, которые вызывают зависимость и лишают тебя покоя — те идеи, которых я боюсь».
Марина Абрамович — югославская современная художница, мастер перфоманса, открывшая новое понятие идентичности, делая наблюдателей участниками и сосредотачиваясь на «противостоянии боли, крови и физических пределах тела».
Главным объектом перформансов художницы всегда было ее собственное тело. Желая изучить его границы и возможности, она переносила боль, изнеможение и опасности в поисках эмоционального и духовного преображения.
Самый известный перфоманс Абрамович — «В присутствии художника». Идея перформанса заключалась в том, что художница, сидя за столом в пустом зале, могла установить зрительный контакт с любым желающим посетителем выставки, который садился напротив нее. Перформанс длился 736 часов и 30 минут, художница посмотрела в глаза 1500 зрителям. Она работала 3 месяца, практически без выходных, молча и неподвижно сидела на стуле. За 15 минут контакта, каждый переживал свой опыт, кто-то плакал, кто-то улыбался, и каждый уходил из музея, как после сеанса с психотерапевтом.
Самой Марине Абрамович на момент перфоманса было 63 года.
JTNDYmxvY2txdW90ZSUyMGNsYXNzJTNEJTIyaW5zdGFncmFtLW1lZGlhJTIyJTIwZGF0YS1pbnN0Z3JtLWNhcHRpb25lZCUyMGRhdGEtaW5zdGdybS1wZXJtYWxpbmslM0QlMjJodHRwcyUzQSUyRiUyRnd3dy5pbnN0YWdyYW0uY29tJTJGcCUyRkJmX0FjaEJnTnVSJTJGJTIyJTIwZGF0YS1pbnN0Z3JtLXZlcnNpb24lM0QlMjI4JTIyJTIwc3R5bGUlM0QlMjIlMjBiYWNrZ3JvdW5kJTNBJTIzRkZGJTNCJTIwYm9yZGVyJTNBMCUzQiUyMGJvcmRlci1yYWRpdXMlM0EzcHglM0IlMjBib3gtc2hhZG93JTNBMCUyMDAlMjAxcHglMjAwJTIwcmdiYSUyODAlMkMwJTJDMCUyQzAuNSUyOSUyQzAlMjAxcHglMjAxMHB4JTIwMCUyMHJnYmElMjgwJTJDMCUyQzAlMkMwLjE1JTI5JTNCJTIwbWFyZ2luJTNBJTIwMXB4JTNCJTIwbWF4LXdpZHRoJTNBNjU4cHglM0IlMjBwYWRkaW5nJTNBMCUzQiUyMHdpZHRoJTNBOTkuMzc1JTI1JTNCJTIwd2lkdGglM0Etd2Via2l0LWNhbGMlMjgxMDAlMjUlMjAtJTIwMnB4JTI5JTNCJTIwd2lkdGglM0FjYWxjJTI4MTAwJTI1JTIwLSUyMDJweCUyOSUzQiUyMiUzRSUzQ2RpdiUyMHN0eWxlJTNEJTIycGFkZGluZyUzQThweCUzQiUyMiUzRSUyMCUzQ2RpdiUyMHN0eWxlJTNEJTIyJTIwYmFja2dyb3VuZCUzQSUyM0Y4RjhGOCUzQiUyMGxpbmUtaGVpZ2h0JTNBMCUzQiUyMG1hcmdpbi10b3AlM0E0MHB4JTNCJTIwcGFkZGluZyUzQTQxLjE0NzU0MDk4MzYwNjU1NCUyNSUyMDAlM0IlMjB0ZXh0LWFsaWduJTNBY2VudGVyJTNCJTIwd2lkdGglM0ExMDAlMjUlM0IlMjIlM0UlMjAlM0NkaXYlMjBzdHlsZSUzRCUyMiUyMGJhY2tncm91bmQlM0F1cmwlMjhkYXRhJTNBaW1hZ2UlMkZwbmclM0JiYXNlNjQlMkNpVkJPUncwS0dnb0FBQUFOU1VoRVVnQUFBQ3dBQUFBc0NBTUFBQUFwV3FvekFBQUFCR2RCVFVFQUFMR1BDJTJGeGhCUUFBQUFGelVrZENBSzdPSE9rQUFBQU1VRXhVUmN6TXpQZjM5OWZYMSUyQmJtNW16WTlBTUFBQURpU1VSQlZEakx2WlhiRXNNZ0NFUzUlMkZQOCUyRnQ5RnVSVkNSbVU3M0pXbHpvc2dTSUlaVVJDam8lMkZhZCUyQkVRSkpCNEh2OEJGdCUyQklEcFFvQ3gxd2pPU0JGaGgyWHNzeEVJWW4zdWxJJTJGNk1OUmVFMDdVSVdKRXY4VUVPV0RTODhMWTk3a3F5VGxpSktLdHVZQmJydUF5Vmg1d09IaVhtcGk1d2U1OEVrMDI4Y3p3eXVRZExLUEcxQmtiNE5uTSUyQlZlQW5mSHFuMWs0JTJCR1BUNnVHUWN2dTJoMk9WdUlmJTJGZ1dVRnl5OE9XRXBkeVpTYTNhVkNxcFZvVnZ6WloyVlRubjJ3VThxelZqRERldE85MEdTeTltVkxxdGdZU3kyMzFNeHJZNkkyZ0dxanJUWTBMOGZ4Q3hmQ0JiaFdyc1lZQUFBQUFFbEZUa1N1UW1DQyUyOSUzQiUyMGRpc3BsYXklM0FibG9jayUzQiUyMGhlaWdodCUzQTQ0cHglM0IlMjBtYXJnaW4lM0EwJTIwYXV0byUyMC00NHB4JTNCJTIwcG9zaXRpb24lM0FyZWxhdGl2ZSUzQiUyMHRvcCUzQS0yMnB4JTNCJTIwd2lkdGglM0E0NHB4JTNCJTIyJTNFJTNDJTJGZGl2JTNFJTNDJTJGZGl2JTNFJTIwJTNDcCUyMHN0eWxlJTNEJTIyJTIwbWFyZ2luJTNBOHB4JTIwMCUyMDAlMjAwJTNCJTIwcGFkZGluZyUzQTAlMjA0cHglM0IlMjIlM0UlMjAlM0NhJTIwaHJlZiUzRCUyMmh0dHBzJTNBJTJGJTJGd3d3Lmluc3RhZ3JhbS5jb20lMkZwJTJGQmZfQWNoQmdOdVIlMkYlMjIlMjBzdHlsZSUzRCUyMiUyMGNvbG9yJTNBJTIzMDAwJTNCJTIwZm9udC1mYW1pbHklM0FBcmlhbCUyQ3NhbnMtc2VyaWYlM0IlMjBmb250LXNpemUlM0ExNHB4JTNCJTIwZm9udC1zdHlsZSUzQW5vcm1hbCUzQiUyMGZvbnQtd2VpZ2h0JTNBbm9ybWFsJTNCJTIwbGluZS1oZWlnaHQlM0ExN3B4JTNCJTIwdGV4dC1kZWNvcmF0aW9uJTNBbm9uZSUzQiUyMHdvcmQtd3JhcCUzQWJyZWFrLXdvcmQlM0IlMjIlMjB0YXJnZXQlM0QlMjJfYmxhbmslMjIlM0VUb2RheSUyMEklMjBmZWVsJTIwc28lMjBob25vdXJlZCUyMGFuZCUyMGhhcHB5JTIwdG8lMjBoYXZlJTIwdGhlJTIwb3Bwb3J0dW5pdHklMjB0byUyMGF0dGVuZCUyMCU0MGRhdmVsYWNraWUlRTIlODAlOTlzJTIwJTIzU2hpc2VpZG9kb3RzJTIwZXZlbnQlMjBhdCUyMHRoZSUyMCU0MGFnb3Rvcm9udG8lMjAlRTIlOUQlQTQlRUYlQjglOEYlRTIlOUQlQTQlRUYlQjglOEYlRTIlOUQlQTQlRUYlQjglOEYlMjAlRTIlODAlQTIlMjBXZSUyMGFyZSUyMGdvaW5nJTIwdG8lMjBoYXZlJTIwYW4lMjBhbWF6aW5nJTIwdGltZSUyMHRvdXJpbmclMjAlMjN5YXlvaWt1c2FtYSVFMiU4MCU5OXMlMjAlMjNpbmZpbml0eW1pcnJvcnMlMjBleGhpYml0JTIwd2hpbGUlMjBsZWFybmluZyUyMGFib3V0JTIwJTQwc2hpc2VpZG8lRTIlODAlOTlzJTIwTkVXJTIwRXNzZW50aWFsJTIwRW5lcmd5JTIwU2tpbmNhcmUlMjBsaW5lLiUyMElmJTIweW91JTIwd291bGQlMjBsaWtlJTIwdG8lMjBmb2xsb3clMjBvdXIlMjBhZHZlbnR1cmUlMkMlMjBtYWtlJTIwc3VyZSUyMHlvdSUyMGZvbGxvdyUyMHRoZSUyMCUyM3NoaXNlaWRvZG90cyUyMGhhc2h0YWclMjBvbiUyMEZhY2Vib29rJTJDJTIwSW5zdGElMjBhbmQlMjB0d2l0dGVyLiUyMCVFMiU4MCVBMiVFMiU4MCVBMiVFMiU4MCVBMiUyMCUyM3NoaXNlaWRvJTIwJTIzaW5maW5pdGVrdXNhbWElMjAlMjNrdXNhbWElMjAlMjNjb250ZW1wb3JhcnlhcnRnYWxsZXJ5JTIwJTIzbW9kZXJuYXJ0aXN0JTIwJTIzYWJzdHJhY3RhcnR3b3JrJTIwJTIzZGF2ZWxhY2tpZSUyMCUyM2FydGdhbGxlcnlvZm9udGFyaW8lMjAxMiUyMCUyM2FuZHl3YXJob2wlMjAlMjN0b3JvbnRvZXZlbnRzJTIwJTIzdG9yb250b2luZmx1ZW5jZXIlMjAlMjN0aGluZ3N0b2RvaW50b3JvbnRvJTIwJTIzdG9yb250b2F0dHJhY3Rpb25zJTIwJTIzaWxvdmV0b3JvbnRvJTIwJTIzcG9sa2Fkb3RkcmVzcyUyMCUyM2xpZmVzdHlsZWJsb2dnZXJzJTIwJTIzYmVhdXR5YmxvZ2dlcnMlMjAlMjNtYWtldXBibG9nZ2VycyUyMDIyJTIwJTIzc2hpc2VpZG9za2luY2FyZSUyMCUyM2Vzc2VudGlhbGVuZXJneSUyMCUyM2FydGFuZGJlYXV0eSUyMCUyM2Zhc2hpb25hbmRzdHlsZSUyMCUyM3JlbmV1cmF0ZWNobm9sb2d5JTIwJTIzaGFwcHliaXJ0aGRheXRvcm9udG8lMjAlMjNBc2hpdGFiYSUyMCUyM2NlbGVicmF0ZXRvcm9udG8lM0MlMkZhJTNFJTNDJTJGcCUzRSUyMCUzQ3AlMjBzdHlsZSUzRCUyMiUyMGNvbG9yJTNBJTIzYzljOGNkJTNCJTIwZm9udC1mYW1pbHklM0FBcmlhbCUyQ3NhbnMtc2VyaWYlM0IlMjBmb250LXNpemUlM0ExNHB4JTNCJTIwbGluZS1oZWlnaHQlM0ExN3B4JTNCJTIwbWFyZ2luLWJvdHRvbSUzQTAlM0IlMjBtYXJnaW4tdG9wJTNBOHB4JTNCJTIwb3ZlcmZsb3clM0FoaWRkZW4lM0IlMjBwYWRkaW5nJTNBOHB4JTIwMCUyMDdweCUzQiUyMHRleHQtYWxpZ24lM0FjZW50ZXIlM0IlMjB0ZXh0LW92ZXJmbG93JTNBZWxsaXBzaXMlM0IlMjB3aGl0ZS1zcGFjZSUzQW5vd3JhcCUzQiUyMiUzRSVEMCU5RiVEMSU4MyVEMCVCMSVEMCVCQiVEMCVCOCVEMCVCQSVEMCVCMCVEMSU4NiVEMCVCOCVEMSU4RiUyMCVEMCVCRSVEMSU4MiUyMCUzQ2ElMjBocmVmJTNEJTIyaHR0cHMlM0ElMkYlMkZ3d3cuaW5zdGFncmFtLmNvbSUyRmNoZWVyNGNoZXIlMkYlMjIlMjBzdHlsZSUzRCUyMiUyMGNvbG9yJTNBJTIzYzljOGNkJTNCJTIwZm9udC1mYW1pbHklM0FBcmlhbCUyQ3NhbnMtc2VyaWYlM0IlMjBmb250LXNpemUlM0ExNHB4JTNCJTIwZm9udC1zdHlsZSUzQW5vcm1hbCUzQiUyMGZvbnQtd2VpZ2h0JTNBbm9ybWFsJTNCJTIwbGluZS1oZWlnaHQlM0ExN3B4JTNCJTIyJTIwdGFyZ2V0JTNEJTIyX2JsYW5rJTIyJTNFJTIwRm9sbG93JTIwJTQwY2hlcmFubjMlMjAlRjAlOUYlOTIlOTYlM0MlMkZhJTNFJTIwJTI4JTQwY2hlZXI0Y2hlciUyOSUyMCUzQ3RpbWUlMjBzdHlsZSUzRCUyMiUyMGZvbnQtZmFtaWx5JTNBQXJpYWwlMkNzYW5zLXNlcmlmJTNCJTIwZm9udC1zaXplJTNBMTRweCUzQiUyMGxpbmUtaGVpZ2h0JTNBMTdweCUzQiUyMiUyMGRhdGV0aW1lJTNEJTIyMjAxOC0wMy0wNlQxNCUzQTA1JTNBMzElMkIwMCUzQTAwJTIyJTNFJUQwJTlDJUQwJUIwJUQxJTgwJTIwNiUyQyUyMDIwMTglMjAlRDAlQjIlMjA2JTNBMDUlMjBQU1QlM0MlMkZ0aW1lJTNFJTNDJTJGcCUzRSUzQyUyRmRpdiUzRSUzQyUyRmJsb2NrcXVvdGUlM0UlMjAlM0NzY3JpcHQlMjBhc3luYyUyMGRlZmVyJTIwc3JjJTNEJTIyJTJGJTJGd3d3Lmluc3RhZ3JhbS5jb20lMkZlbWJlZC5qcyUyMiUzRSUzQyUyRnNjcmlwdCUzRQ==№ 8. Яёи Кусама.
“Мое искусство берет своё начало в моих галлюцинациях, которые только я могу видеть».
Яркий, эпатажный образ, красная одежда в белый горошек — японская художница Яёи Кусама одна из самых противоречивых и обсуждаемых художниц современности.
С детства Яёи страдала галлюцинациями и навязчивыми мыслями суицидального характера. Все, что попадалось юной художницы под руку расписывалось горошками. Рисунок в горошек стал её фирменным стилем, её персональным брендом.
В 50-х годах прошлого века Кусама уехала из Японии в Нью-Йорк, где познакомилась с самим . В 60-е эпатажная художница возглавила авангардное арт-движение, организовывала безумные и провокационные хэппенинг и перфомансы, раскрашивая все и всех в горошек. Тогда же художница занялась fashion-индустрией и основала собственный бренд «Kusama Fashion Company Ltd».
В середине 70-х здоровье Яёи стало ухудшаться и она была вынуждена вернуться в Японию и лечь в психиатрическую клинику.
И только в 90-х участие в Венецианском бьеннале вернули Кусаму в мир искусства. В 2008 году работа художницы была продана на аукционе Кристис за 5,1 млн долларов.
Видео дня. Что увидят люди, летящие со скоростью света
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео