Ещё

Следуя за светом 

Фото: Ревизор.ru
Как и великого мастера эпохи Возрождения, англичанина, родившегося в самом начале XIX века, можно назвать «универсальным человеком». В 1820-х годах Тальбот публикует научные статьи по математике, занимается исследованием оптических явлений, в 1831 году становится членом Лондонского Королевского общества по развитию знаний о природе. Учёный, изобретатель, экспериментатор, но ещё и настоящий художник.
В начале 1830-х годов, путешествуя по Италии, Тальбот сетует, что не может запечатлеть красоту итальянской природы, архитектуры и привести домой свои воспоминания о поездке в каком-то материальном воплощении. Вернувшись в Англию, он тут же приступает к опытам, в результате которых на бумаге, пропитанной специальным раствором, получает первый «рисунок тенью» —силуэт растения. Место, где лежал лист, оставалось светлым, а всё остальное темнело под действием солнечных лучей (позже такое изображение назовут негативом). Через некоторое время учёному удаётся создать и позитивный отпечаток. Дальнейшая работа была направлена уже на улучшение качества самих позитивных снимков. Фото: photoplay.ru  В своей статье Тальбот при описании изобретённого им процесса фотографирования пользуется термином «калотипия», который переводится как «красивый отпечаток». Автор сразу говорит о фотографии как о новом виде искусства, хотя долгое время к ней относились довольно скептически и отмечали прежде всего её прикладной характер.
В сороковых годах Тальбот выпускает альбом «Карандаш природы», где все фотоотпечатки сопровождаются авторскими текстами, в которых не только рассказывается о невероятных для того времени возможностях новинки, но и есть рассуждения о художнике, его роли, об искусстве вообще.
"Глаз действительно может постичь всё, что представлено в его поле зрения, но карандаш бессилен отобразить бесчисленные детали, созданные природой". Зачем тратить силы, время, терпение, если теперь понравившийся образ можно перенести на бумагу с помощью техники. За фотографией скорость и точность. Но всё-таки что именно снимать, как это должно
располагаться на листе и ещё много другое остаётся в ведении человека. Он должен совершить свой художественный выбор. Фото: visualrian.ru  Уильям Генри Фокс Тальбот фотографирует много: и что-то совсем простое, бытовое, и что-то очень редкое, например, с помощью микроскопа, или даже дикое (благодаря многочисленным путешествиям). Работает он, конечно, не по принципу «что вижу, то и снимаю». Калотип должен в той или иной степени соответствовать внутренним требованиям мастера к изображению как к законченному художественному высказыванию своего рода.
Когда говорят об истории фотографии, первым делом обычно вспоминают Луи Жака Манде Дагера и ещё, может быть, Жозефа Нисефора Ньепса. Дагеротипия и калотипия возникли приблизительно в одно и то же время. В их основе лежали разные принципы, поэтому ни о каком плагиате речь идти не может. У каждого способа фотографирования были и свои плюсы, и свои минусы, разумеется. Оба были далеки от идеала, поэтому работа над совершенствованием шла непрерывно. Благодаря наличию негативных отпечатков, Тальбот, в отличие от Дагера, мог тиражировать калотипы. Но более качественные дагеротипы (хоть и в единственном экземпляре) были популярнее. Возможно, не в пользу тальботипов сыграло и то, что англичанин слишком щепетильно относился к своему детищу, поэтому было мало последователей и много судов из-за патентов. Фото: rg.ru
Первый вопрос, которым задались фотографы-изобретатели, был: как «поймать» свет и зафиксировать его на бумаге. Но вскоре выяснилось, что снимки, появившиеся благодаря свету, светом же и уничтожаются. Поэтому нужно было думать, как сохранить уже сделанные фотографии. Последним новаторством Тальбота в этой области стала «фотографическая гравюра», или «фотоглифия» — способ печати фотоснимков с помощью типографских чернил (что предотвращало выцветание). Именно фотогравюрами выставка и завершается.
Впервые привести в Россию работы Уильяма Генри Фокса Тальбота удалось только после многолетних переговоров с английскими коллегами Пушкинского музея. Экспозиция, состоящая приблизительно из ста пятидесяти отпечатком, разделена на несколько блоков, внутри которых встречаются однотипные снимки, из-за чего некоторым посетителям выставка может показаться несколько монотонной. Но тем, кому интересна не только история фотографии, история поисков и открытий первых фотографов, но и история вообще (потому что фотография — один из самых верных хранителей времени; уже нет тех людей, нет многих зданий, запечатлённых Тальботом, а снимки есть), будет что узнать, будет чему удивиться и, возможно, будет чем восхититься.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео