Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

Ведущая актриса театра "Колесо" Ольга Самарцева: "Выкладываюсь на каждом спектакле!"

служит в этом театре с момента его основания. Она становилась лауреатом губернского конкурса "Самарская театральная муза", межрегионального фестиваля "Волга театральная", не раз получала в "Колесе" премии зрительских симпатий в номинации "Лучшая актриса сезона". Ольга Самарцева сыграла в 50 спектаклях — в каждом третьем, которые были в репертуаре театра "Колесо" за 30 лет его существования.

Ремесло Дроздова и слабости Елизаветы

Видео дня

— Давайте вспомним о вашей совместной работе с основателем театра "Колесо" Глебом Борисовичем Дроздовым…

— Я его ученица. Когда я еще работала с ним в Воронежском академическом театре, а он уже тогда был мэтром режиссуры, у нас, молодых актеров, сложились удивительно теплые отношения с ним. Глеб Борисович всегда раскрывал в своих учениках их лучшие профессиональные качества, особую грань каждого, помогал артисту протоптать свою дорожку в творчестве. Это здорово, когда учитель дает ремесло. И я очень благодарна Глебу Борисовичу за это. Все остальное приходят с опытом — актерским и человеческим.

— Он давал возможность импровизировать, предлагать что-то свое?

— Конечно. Мало того, мы не могли себе представить, что придем на репетицию неподготовленными и не принесем какие-то свои предложения. Он брал самое лучшее и при этом прочерчивал свою режиссерскую линию. Но так, что мы этого даже не замечали. Нам казалось, что мы сами все придумали.

— Что более всего запомнилось из совместных театральных работ с Дроздовым?

— Самая последняя — спектакль "Мария Стюарт", где я сыграла королеву Елизавету. Это была этапная работа, которая очень многое значила для меня.

— Как же вам удалось, работая над спектаклем, найти в себе английскую королеву?

— Обычно Елизавету играют как королеву. Мне же хотелось создать многогранный образ. Каждая королева — прежде всего, женщина, а у каждой женщины есть своя индивидуальность и свои слабости. Каждая женщина — еще и актриса. Елизавету я играла, прежде всего, как женщину и актрису. Слава богу, есть много исторического материала о той эпохе и о жизни королевы. Я тщательно изучала его, и это мне помогло в работе над ролью.

Театральные метаморфозы

— На вашей памяти прошли разные этапы жизни театра, его взлеты и падения…

— Каждый театр — живой организм. Мне кажется, в истории всех театров есть цикличность. Каждые пять лет любой из них вступает в какую-то новую жизненную фазу. Вы знаете, не бывает одинаковых спектаклей. Некоторые приходилось играть по сто раз, и ни один из них не был похож на другой. Многое зависит от времени, от зрителей, от актерского настроения. Закрылся занавес = и спектакль умер. Завтра занавес открывается, и это уже другой спектакль.

Так и театр. Он неизбежно меняется, как бы мы ни хотели стабильности. Когда мы были молодые и создавали этот первый в стране контрактный театр, во всем чувствовался задор, энергия, Мы были готовы работать день и ночь. Хотелось сделать что-то новое, необычное. Какое-то время театр процветал. Но, к сожалению, ушел из жизни Глеб Борисович, и началась другая эпоха. Кто-то уходил, кто-то приходил. Театр как будто плавал и искал своего режиссера. Потом пришел новый художественный руководитель, . Кто-то сумел его принять, кто-то нет. Но мне кажется, при нем репертуар "Колеса" и качество постановок были на уровне хороших московских театров. Но эти спектакли, к сожалению, не совсем совпали с той зрительской аудиторией, которая сложилась в городе. Вообще, очень непросто было внедрять в Тольятти культуру театра.

Потом опять начались шатания. С приходом нынешнего директора, Янины Николаевны Незванкиной, и с приглашением художественным руководителем начался новый этап в жизни театра. Сегодня я бы назвала его театром молодого поколения. Труппа значительно обновилась за счет молодых актеров. Мы хотим привлечь в театр новых зрителей. Но все равно, мне кажется, наш театр не опускается до уровня ширпотреба. Конечно, есть у нас и комедии, на которых мы зарабатываем деньги. Но, к счастью, есть и спектакли, которые несут высокий смысл и заставляют публику задумываться о том, что происходит вокруг нас, о том, зачем мы живем. Это и "Визит дамы", и "Доходное место", и "Как закалялась сталь". Кстати, недавно я прочитала в Интернете интервью с Ротшильдом и поймала себя на мысли: его слова о том, что в современном мире все можно купить, полностью повторяют слова моей героини из спектакля "Визит дамы".

Мы стараемся донести до зрителя то, чем мы живем, о чем думаем, что нас тревожит и что радует. Я знаю: если я плохо сыграю сегодня, завтра на мой спектакль никто не придет. Поэтому выкладываюсь на каждом спектакле.

Взгляд со стороны

— Вы можете назвать спектакли, в которых ваш собственный характер, ваше отношение к жизни близки с образом вашего персонажа?

— Таких спектаклей немало. Я стараюсь, чтобы моя личность, моя индивидуальность растворились в том персонаже, который я проживаю на сцене. Например, в спектакле "Мужской сезон" есть многое от моего личного жизненного опыта и моих переживаний. То же можно сказать и о спектакле "Русская рулетка", который ставил Морозов. Я уж не говорю о роли Кукушкиной в "Доходном месте". Я ведь сама теща, и переживания героини мне близки.

— Если была бы такая возможность, что вы сами хотели бы сыграть на театральной сцене?

— К сожалению, многие из спектаклей, которые были в моей копилке желаний, так и не состоялись. Например, "Миллионерша" по Шоу. Мне бы хотелось сыграть в пьесе Островского "Без вины виноватые". Не знаю, сбудется ли это мое желание. А так — я всегда принимаю то, что мне предлагают режиссеры и стараюсь внести свою лепту в общий рисунок спектакля.

— Сейчас в вашем театре время от времени спектакли ставят приглашенные режиссеры, которые работают в Москве и других городах. Как вы думаете, есть ли необходимость, чтобы режиссер следил за дальнейшей жизнью своего ребенка — рожденного им спектакля?

— Обязательно. И в этом, мне кажется, сейчас проблема нашего театра, которая требует своего решения. Конечно, мы, актеры, стараемся следить за общим состоянием спектакля, не допускаем отсебятины. Но глаз режиссера обязательно должен быть, и не только на премьерном спектакле. Бывает, что приходится делать вводы новых актеров, а без режиссера это трудно. Бывает, что и само время требует каких-то изменений в постановке. Почему, помимо прочего, мне был близок театр Морозова — он каждый вечер был на своем спектакле. И если ты делал что-то не так, говорил потом об этом актеру.

— Наверное, любому театральному актеру это очень важно — увидеть себя со стороны…

— Слава богу, сейчас такая возможность есть. Помню, когда мы репетировали "Кина IV", я сажала дочку — она у меня тоже актриса — в зрительный зал. Она записывала какие-то сцены на видео, а потом мы вместе дома просматривали записи и обсуждали, что было не так. Это очень помогает. Конечно, хотелось бы, чтобы и спектакли оставались не только в памяти зрителей, но и на пленке. В Волгоградском театре был такой спектакль — "Зыковы" по Горькому. Меня ввели туда прямо перед фестивалем Горьковской драматургии в Нижнем Новгороде. Эта постановка была дорога для меня, она была отмечена и публикой, и критиками. Спектакль был записан на пленку. А потом оказалось, что ее стерли. До сих пор жалею об этом.

— Что бы вы могли вспомнить о своих последних впечатлениях как зрителя?

— На антрепризы я очень редко хожу — там мало что интересного. С удовольствием посмотрела спектакль "Полет над гнездом кукушки" в постановке . Я очень люблю его театр. Так же, как спектакли других великих мастеров того поколения — Эфроса, Гончарова. Это была сказка. Ты сидишь в зрительном зале, вжимаешься в своем кресле и не можешь перевести дыхание. А потом еще долго-долго думаешь об этом спектакле. Если говорить о современных местных театрах, я в восторге от новокуйбышевской "Грани". Это своеобразный и очень современный театр со своими оригинальными идеями. Я с удовольствием посмотрела спектакли "Корабль дураков" и "Король Лир". А что касается кино, увиденного в последнее время, впечатление оставил фильм "Легенда № 17". Он во многом перевернул мое отношение к сегодняшнему кинематографу…