Ещё

Context. Diana Vishneva. Танцы в большом городе. 

Фото: Уральский меридиан
Лестница старого дома на Невском проспекте — место, которое надолго осталось в моей памяти. Чтобы спастись от ливня, я ловко проскользнула внутрь здания, вслед за случайным прохожим. И пришлось мне одиноко сидеть на подоконнике — ждать, когда небо просветлеет. Вокруг было холодно, промозгло и тусклый свет ламп предательски подрагивал. Прошло уже минут пятнадцать, но дождь и не думал прекращаться. Чтобы совсем не зачахнуть в такой атмосфере, достала телефон и включила видеофайл, что давно мозолил глаза. Кто-то когда-то посоветовал к просмотру, а я все откладывала до лучших времен… Лестничную клетку наполнили звуки песни Рене Обри и на экране смартфона появились три танцующие фигуры-тени. Сочетание четкого ритма, блуждающей мелодии и непредсказуемых движений танцовщиков неожиданно стали источником энергии. Сколько раз нажимала кнопку «play» теперь уже не вспомню, но в какой-то момент из наблюдателя превратилась в участника. Очень хотелось согреться и, ради смеха, в пол силы стала копировать движения танцовщиков. Современный танец — танец-настроение. И это настроение так захватило, что я даже не проверила наличие в доме видеокамер… Шум дождя постепенно стих, я вышла на улицу, вдохнула наполненный озоном воздух и, как ни в чем не бывало, продолжила свой путь. Так город на Неве и современный танец стали для меня понятиями неразделимыми.
Конечно, Северная столица и без этого странно-увлекательного приключения ассоциируется с contemporary dance. В Санкт-Петербурге проходит несколько крупных фестивалей этого направления, в том числе — Международный фестиваль современной хореографии Context. Diana Vishneva. Недавно в Екатеринбурге состоялся Weekend этого проекта, включавший вечер современной хореографии, мастер-классы и — сектор «приз» на барабане — public talk c участием молодых, но уже известных хореографов. Владимир Варнава, Лилия Бурдинская, Ольга Васильева и Константин Кейхель обсудили особенности творческого процесса и своей профессии в целом.
Я — человек сидящий в зрительном зале — особенно не задумывалась о проблемах contemporary dance в России. Загвоздкой считала лишь предвзятое отношение публики к современным постановкам. А если серьезно, то в нашей стране имеется определенный кадровый дефицит. Две фабрики по выпуску артистов классического балета — академия Русского балета имени Вагановой и МГАХ (Московская государственная академия хореографии) — работают бесперебойно. Но, как и где приучить свое тело к современному танцу?
«Хочу поделиться опытом, — с энтузиазмом сказала Лилия Бурдинская. — Я получала образование в Лондоне — в школе «London Contemporary Dance School. The Place». Именно там зародилась система, по которой нужно обучать танцовщиков и хореографов современного танца. На факультетах занималось всего 170 человек. И на 170 человек у нас было 80 учителей! Потому что в современном танце нет понятия — «только так». Нужно соприкоснуться с различными направлениями, течениями и найти свой собственный «язык». Считаю, что сейчас России необходим центр современной хореографии. И важно, чтобы этот центр не «прирастал» к одному хореографу или конкретному деятелю. У нас — учащихся — должен быть своеобразный «шведский стол». Тогда нам будет от чего отталкиваться, против чего восставать и во что влюбляться».
Как же сейчас постановщики из России ищут танцовщиков? Владимир Варнава пояснил:
«У меня есть микрокомпания, в которой танцую я сам, Саша Челидзе и Полина Митряшина. Да, всего три человека! Есть и артисты театра «Балет Москва»… Их много, но все они заняты, и мы не можем «выцеплять» танцовщиков на свои проекты. Чтобы у тебя были репетиции, нужно обязательно идти в театр, в структуру. Первый Context для меня начинался так: провели кастинг, на который пришли абсолютно разные люди. Кто-то танцевал в шоу, кто-то был солистом в Большом театре, кто-то пришел из народного коллектива им. Моисеева. И надо было их как-то объединять. Я к чему это говорю? К тому, что за границей среда сформирована, а у нас — нет. Безусловно, интерес к русским постановщикам за рубежом имеется, но это интерес к аутентичности».
Как же популярно нынче это слово… И в музыке, и в танце все стремятся к ней — к аутентичности. Но как создать «подлинно-русский» танец?
«Мне кажется, надо просто знать свои корни, свою историю, — продолжил Владимир. — Давайте ринемся в народные танцы и там найдем то, что нас вытащит вперед, так? Нет. Лучше глубже знакомиться с русской литературой, живописью, ведь у нас очень богатые традиции. Стоит изучать и классический балет. Думать, как его можно «развернуть». Сейчас я работаю над постановкой «Ткани», которая связана с моей собственной аутентичностью. Хочу соединить классическую балетную фактуру с музыкой Red Hot Chili Peppers. Их песни не связаны с народной традицией, но это — мои 90-е, моя ностальгия».
Успех постановки многие современные хореографы оценивают, прислушиваясь к своим внутренним ощущениям. Мнение публики не так важно?
«Задумываюсь ли я о людях, которые будут смотреть постановку? Признаюсь, совсем об этом не думаю. Просто не хватает времени, когда ты погружаешься в процесс, — заметила Ольга Васильева. -Конечно, нам всем хочется быть понятыми, иметь какую-то взаимосвязь со зрителями. Но, мне кажется, не нужно все слишком доходчиво «объяснять». Лучше оставлять небольшой люфт, развивать зрителя. Думаю, коллеги со мной согласятся, что делать описание собственных работ — это пытка. Ведь ты разговариваешь языком танца, а когда появляется необходимость переводить все в слова, понимаешь, что слов недостаточно. Ты чувствуешь гораздо глубже, чем можешь это описать».
В конце беседы участники поговорили о личных качествах, которые необходимы хореографу. И вместо стандартных наименований — уверенности в себе, целеустремленности и иже с ними — была озвучена любопытная мысль. Возможно, далеко не все зависит от человека.
«Я недавно прочитал одно исследование британских ученых, — улыбаясь, произнес Константин Кейхель. — Они провели большой эксперимент на тему удачи. Участвовало в нем несколько тысяч респондентов и, в итоге, ученые установили, что удача очень важна в жизни человека. Без нее никак не обойтись».
При упоминании о британских научных сотрудниках, в рядах слушателей пробежал смешок. Но от везения, действительно, зависит многое. Пусть же удача сопутствует всем, кто танцует при любой возможности: на сцене, в зале и даже на лестнице. Да будет так.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео